Книжный каталог

Татьяна Григорьева Ревность

Перейти в магазин

Сравнить цены

Описание

Милые читательницы! И читатели тоже… Эта книга – искренняя, честная и достоверная. Женщина, стоящая на вулкане любви, падает в бездонное жерло ревности. Это бесконечная и беспричинная боль, это пламя, в котором сгорает покой. Доверьтесь автору – и она проведёт вас по тёмным лабиринтам души к лучику света, исходящему от ясного сознания. Чтобы подарить любовь другому, приходится сначала полюбить саму себя – и это может оказаться самой трудной задачей в жизни.

Характеристики

  • Форматы

Сравнить Цены

Предложения интернет-магазинов
Татьяна Григорьева Ревность Татьяна Григорьева Ревность 200 р. litres.ru В магазин >>
Григорьева Т. (ред.) Арбитражный процесс Григорьева Григорьева Т. (ред.) Арбитражный процесс Григорьева 273 р. chitai-gorod.ru В магазин >>
Татьяна Григорьева Дао и логос Татьяна Григорьева Дао и логос 144 р. ozon.ru В магазин >>
Зинаида Гиппиус Судьба Аполлона Григорьева Зинаида Гиппиус Судьба Аполлона Григорьева 0 р. litres.ru В магазин >>
Владимир Михайлов Ревность Владимир Михайлов Ревность 9.99 р. litres.ru В магазин >>
О. К. Григорьева Тепломассообмен О. К. Григорьева Тепломассообмен 180 р. litres.ru В магазин >>
Г. Г. Поспелов Г. Г. Поспелов "Лики России" Бориса Григорьева 609 р. ozon.ru В магазин >>

Статьи, обзоры книги, новости

Татьяна Григорьева Ревность

Ревность. Отрывок 6

Я чувствовала, как от недоумения и обиды стремительно меняется мое к нему отношение, как он теряет в моих глазах, как начинаю от него отдаляться, но подняться и уйти, в тот момент мы сидели за столиком в уличном кафе, и оставить его страдать в одиночестве, что требовалась сделать, тоже не могла. Видела как ему плохо. Мне было его жалко. Он признался, не будучи в состоянии больше скрывать и молчать. Он не хотел причинять мне боль, и я не проявила обиды, запрятала внутрь.

Мы оба молчали. Оба не знали, куда идти теперь. Оба одинокие, понимали, что идиллия, начавшаяся в новогодний вечер, закончилась. Меня переполняло чувство горечи, но я старалась не подавать виду. Может, нужно было все разом разорвать. Но он же целых двадцать дней мне устраивал праздники. О том, что он старался ради себя тоже, в тот момент значения не имелои не думалось.

"Пусть помогать ему, но не быть одной. " Я запрятала поглубже свое разочарование и вызвалась помочь. В страдании он вдруг показался мне каким-то жалким, даже как-то ссутулился. Стала убеждать, что если так сильно любит - не должен отступать, что возможно Мира обижена, что за столько лет он не сделал ей предложения и вдруг появился человек, который тут же предложил жениться. Даже предложила встретиться с Мирой и убедить ее вернуться к Максу, не могла оставаться в стороне от его страданий.

- Нет, бесполезно. Мне уже Регина один раз пыталась помочь, ездила со мной к ней, не помогло.

Он не находил себе места. После он признает, что был восхищен тем, что я повела себя в тот момент как друг, вызвалась ему помочь моим поведением в тот момент и стремлением, как истинный друг ему помочь.

Он протянул несколько исписанных листов бумаги:

- Хочу показать тебе черновик письма, которое послал к ней.

Несмотря на любопытство, мне не хотелось их читать, даже в руки брать. Оно адресовано другой женщине, и пусть они вроде бы уже расстались, все

равно, мне казалось, что тем самым я как бы преступаю запретную зону двоих людей. И пусть между нами отношения еще не успели "пустить глубокие корни", еще боялась, что мне будет неприятно читать.

- Нет, оно предназначено другой женщине и

очень личное, не касающееся меня.

- Мне просто интересно твое мнение, - настоял он.

Письмо начиналось с того, что душа его покинула тело и находится теперь все время с ней, в ее маленькой комнатке, и физическое расположение тела

значения не имеет, но уже дальше все мысли и слова свелись к тому, чтобы

она не совершила "непоправимую" ошибку. В целом оно не произвело на меня особого впечатления. И, самое удивительное, не показалось "пропитанным любовью". Какое-то назидательное, даже в чем-то эгоистичное, но не обязаны же все люди уметь писать красивые любовные письма. Порою человека переполняют чувства, но когда он пишет – все слова получаются сухими, чужими, невыразительными, бледными.

- Ну что скажешь? – спросил он.

- Идея о том, что душа путешествует теперь по ее комнате, на меня произвела впечатление, а остальное холодновато. Теплоты не хватает и любви почему-то не чувствуется. Кроме в начале "Милая. " и в конце "целую. " - дежурных фраз, ничего не заметила. Больше назидание.

- Может тебе, будет приятно, но она тоже сказала, что письмо холодное.

- А когда? – я была удивлена такой оперативности.

- Я отправил его, а потом позвонил.

Весь оставшийся вечер он рассказывал о Мире, и я посоветовала ему позвонить к ней, объясниться, а сама, оставив его за столиком в кафе, пошла в торговый центр.

Когда вернулась минут через сорок, удивленная, что он не звонит, и уже решившая, что они помирились, услышала, как он обращается к ней: "Мирочка, дорогая, любимая". И столько звучало в его голосе к ней любви, ласки, нежности и чувств, что я поняла: ко мне он так не относится. Захотела опять уйти, но уже навсегда, и потом мне не по себе было слушать их разговор, он касается двоих других людей, словно подслушиваешь, но он попросил остаться.

"Да, он ее любит. " уже не сомневалась я.

Вскоре они закончили говорить, и он стал пересказывать содержание их беседы:

- Она меня упрекает, что я не покупал ей духи. Этот ее Алекс дарит ей духи, но за две недели не починил компьютер.

– Ну и что, может ему, это не важно. Ему важнее чтобы от нее был приятный запах, как от женщины.

- Она, мещанка! Он задарил ее подарками! Он ее купил! Он - мерзкий!

- Нет, мне Феликс рассказал, - Феликс был другом Макса.

Наш спор прервал звонок.

По ответам Макса, я поняла, что на том конце Алекс. Макс больше слушал, а потом ответил:

- Не беспокойтесь, больше не позвоню.

- Алекс просил меня больше не звонить к Мире. У них все серьезно, они готовятся к свадьбе. Уже кольца купили, - сказал Макс, нажав на отбой.

- А откуда он узнал, что ты звонил к ней?

Мне было известно, что Алекс с Мирой живут в разных городах, и в перспективе он обещал ее перевезти в свой город.

- У нее было долго занято.

- А откуда у него твой номер?

- Не знаю, может Мира дала…

"Да, она не глупая. " – я внутренне усмехнулась. - "Пусть мужчины борятся за нее - достанется тому, кто сильнее".

«То ли от глупости

То ли большого ума

Хотя на что это нужно

У меня своя жизнь

И козни и интриги в ней не плелись

Разрубались мгновенно и просто

Да времени и желания не было".

И я высказала ему свое мнение:

- Мне не понравилось, что она ему дала твой номер, она могла сама попросить тебя перестать звонить.

Он как-то неуклюже попытался ее оправдать, несмотря на то, что ему был очень неприятен звонок Алекса. И все, в тот вечер мы больше не говорили о Мире, а когда он проводил меня домой, решила с ним расстаться. Если он так сильно любит ее, не хочу и не собираюсь быть для него попыткой или средством, которое помогает ему забыть о ней.

Уважаемые читатели, если вам вдруг интересно продолжение истории наших героев, то вы можете выйти на электронную книгу через поисковую систему Googel: Татьяна Григорьева "Ревность" и ее скачать. С наилучшими пожеланиями!

Источник:

www.proza.ru

Ревность скачать книгу Татьяны Григорьевой: скачать бесплатно fb2, txt, epub, pdf, rtf и без регистрации

Книга: Ревность - Татьяна Григорьева

Милые читательницы! И читатели тоже… Эта книга – искренняя, честная и достоверная. Женщина, стоящая на вулкане любви, падает в бездонное жерло ревности. Это бесконечная и беспричинная боль, это пламя, в котором сгорает покой. Доверьтесь автору – и она проведёт вас по тёмным лабиринтам души к лучику света, исходящему от ясного сознания. Чтобы подарить любовь другому, приходится сначала полюбить саму себя – и это может оказаться самой трудной задачей в жизни.

После ознакомления Вам будет предложено перейти на сайт правообладателя и приобрести полную версию произведения.

Представленный фрагмент произведения размещен по согласованию с распространителем легального контента ООО "ЛитРес" (не более 20% исходного текста). Если вы считаете, что размещение материала нарушает чьи-либо права, то сообщите нам об этом.

Похожие книги Комментарии

2. Текст должен быть уникальным. Проверять можно приложением или в онлайн сервисах.

Уникальность должна быть от 85% и выше.

3. В тексте не должно быть нецензурной лексики и грамматических ошибок.

4. Оставлять более трех комментариев подряд к одной и той же книге запрещается.

5. Комментарии нужно оставлять на странице книги в форме для комментариев (для этого нужно будет зарегистрироваться на сайте SV Kament или войти с помощью одного из своих профилей в соц. сетях).

2. Оплата производится на кошельки Webmoney, Яндекс.Деньги, счет мобильного телефона.

3. Подсчет количества Ваших комментариев производится нашими администраторами (вы сообщаете нам ваш ник или имя, под которым публикуете комментарии).

2. Постоянные и активные комментаторы будут поощряться дополнительными выплатами.

3. Общение по всем возникающим вопросам, заказ выплат и подсчет кол-ва ваших комментариев будет происходить в нашей VK группе iknigi_net

Источник:

iknigi.net

Татьяна Григорьева

Татьяна Григорьева - Ревность

99 Пожалуйста дождитесь своей очереди, идёт подготовка вашей ссылки для скачивания.

Скачивание начинается. Если скачивание не началось автоматически, пожалуйста нажмите на эту ссылку.

Напишите нам, и мы в срочном порядке примем меры.

Описание книги "Ревность"

Описание и краткое содержание "Ревность" читать бесплатно онлайн.

Иллюстратор Эльдар Бабазаде

© Татьяна Григорьева, 2017

© Эльдар Бабазаде, иллюстрации, 2017

Создано в интеллектуальной издательской системе Ridero

Я даже прочитать не успела, как эти два слова c монитора сами врезались в меня.

«Как. Не может быть. Неужели он с ней переписывается. Столько лет прошло. » Я была в шоке и мне даже трудно было верить своим глазам, но, естественно, понимала: зрение не обманывает, все реально. Наши глаза не просто один из органов чувств, а один из самых достоверных и надежных источников информации. Они могут ошибаться, искажать, но не лгать.

Пару минут назад, решив устроить небольшой перерыв в домашней работе, зашла в кабинет Макса, передохнуть за компьютером. Присела, чтобы не засиживаться, на самый краешек мягкого желтого кресла, двинула мышкой – экран засветился и сразу эти два слова… Нельзя сказать, что они вызвали у меня только удивление. Скорее, спустя столько времени, показались маловероятными. В начальные годы нашей совместной жизни, за вычетом самых первых двадцати дней после нашей встречи, я жила с чувством, что она может появиться в любую секунду, однако постепенно, с течением времени, вспоминала о ней все реже, а потом в жизненном круговороте и вовсе забыла. Казалось, происходящие события навсегда ее погребли в его прошлом.

Нажала на полосу прокрутки: «Может, есть продолжение?»… Но больше ничего не было, ни знака. «Возможно, мне, из-за моих многолетних страхов, она уже мерещится». Я даже усмехнулась. Лишь буквы на мониторе никуда не собирались исчезать. Наоборот, с каждой секундой казались все зловещее и четче. Угрожают, впиваются в сознание, проникают все глубже и глубже, словно желают просверлить некие каналы, приклеиться чуть ли не намертво.

Не знаю, сколько прошло времени. Возможно всего, несколько секунд, максимум, пару минут, но у меня ощущение, что оно остановилось, и я уже давно нахожусь в его кабинете. Время, словно в зависимости от обстоятельств, движется с разной скоростью. Когда хочет запомниться или дать время на понимание факта и его обдумывание, кажется, замедляется.

«Он же в любую секунду может войти, по выражению моего лица поймет, что я видела и подумает, что я читаю его переписку». От одной только мысли, что я, пусть невольно оказалась свидетелем скрытной информации, словно подглядела в замочную скважину, пусть и не и по собственной вине, а также от незнания как буду вести себя в создавшейся ситуации, я испытала неловкость и унижение, поэтому не к чему не прикасаясь, быстро вышла из его кабинета. «Пусть думает, что, вообще, не подходила к компьютеру».

Он же, как ни в чем не бывало, сидел в гостиной на диване и смотрел телевизор. Шел концерт какой-то группы, популярной двадцать лет назад, в годы его юности. «Опять прошлое», – раздраженно подумала я, но, стараясь не встречаться с ним взглядом, прошла на кухню.

«Что это было. Неужели он переписывается с ней. Похоже на начало письма, обращение». Может, там было еще что-то, но из-за моего чуть ли не шокового состояния, ничего толком не посмотрела. Надо же было так растеряться.

В жизни так бывает: ждешь, ждешь, а когда случается – теряешься. «Может, они уже даже встречаются?» Если ему что-то приходит в голову, его ничто не останавливает. Но почему я сразу думаю, что он писал именно ей. Может, просто тезка, мало ли женщин с таким именем? Или не исключено, что никакой связи между ними нет, а он просто переосмысливает свое прошлое. Никак не может с ним покончить или разобраться и это начало воображаемого письма.

Зная его характер, ничего удивительного. Черты его – постоянное копание, выискивание, тщательность, умение доводить все до конца, – восхищают меня, так как уже сама соглашаюсь, что ко многим вещам отношусь более поверхностно, не люблю подолгу заниматься одной проблемой, выяснять. Из-за чего мне даже не раз говорили, что со стороны произвожу человека немного поверхностного и легкомысленного.

Но даже если это воображаемое послание, суть дела не меняется. Он ее не забыл и продолжает возвращаться к ней в мыслях, и пытается излить душу письменно…

Неужели все, что было между нами в течении стольких лет, ничего не значит. Хотя почему я сразу так резко. В начале, нужно разобраться, понять, а я так растерялась, что выскочила из комнаты! А вдруг мне померещилось. А что, у меня вполне при таком положении могут начаться галлюцинации! Хотя нет, все было в реальности! И я, прежде всего, должна успокоиться. Ему нравиться время от времени копаться в своем прошлом.

Терзаться где совершил ошибку, можно ли что исправить, поправить, и вот он и решил написать ей письмо, но, все-таки, дальше обращения, дело, видимо, пока не пошло. Однако даже оно свидетельствует о том, что он ее помнит, и мне не удалось вытеснить Миру из его души, хотя у меня, несмотря на страх потери, никогда не было стремления стереть ее из его памяти, из прошлого. Прошлое необходимо. Каким бы оно не было, оно является составляющей человека, обогащает его. Человек без прошлого – может потеряться, хуже себя понимать. Несмотря на ревность, слушая его воспоминания, мною всегда больше всего двигало желание лучше его понять. И в отношениях я все время стремилась к тому, чтобы каждый (из нас) имел личностную свободу. Человек лучше развивается и имеет гармонию, когда ничего его не подавляет. Наверное, я была наивной идеалисткой, начитавшейся книжек и больше думавшей о нем, а не о себе.

Мне захотелось вернуться к компьютеру и поискать, может, там есть продолжение письма, но он уже был в кабинете.

Понимаю, что должна успокоиться и не раздувать из мухи, вернее из двух слов, слона, но ночью долго не могла заснуть. Что, вообще, у меня за жизнь – все время в страхе, все время под напряжением, что он оставит меня и уйдет. Из-за его частого недовольства и постоянной критики, у меня нет никакой уверенности в завтрашнем дне. Да, и какой завтрашний день. Никогда не знаю чего от него ожидать через минуту, настолько у нас, несмотря на «благополучие в глаза окружающих» все шатко. Сказал бы мне кто-нибудь лет десять назад, что буду мириться с подобным положением, никогда бы не поверила, а сейчас настолько опустилась, потеряла в себе уверенность, понизилась самооценка, хотя, конечно, и раньше она не была у меня высокой, но все же не в такой степени, что уже сломалась, наверное, или сдалась. Не знаю что делать. Чувство, что стою и не знаю куда идти, что еще дает ему больший повод для возвышения.

«Ему со мной неинтересно», – пришла на каком-то этапе к обидному для себя заключению, но «бороться», как на начальных этапах нашего знакомства, мне тоже уже надоело, то ли из-за того, что считала уже всякую борьбу бессмысленной, то ли заботы о ребенке меня захватили. И даже если у меня бывают какие-то дела или происходят пусть мелкие, с ним не связанные, события, с ним почти не делюсь. Он, все равно, ко всему «моему» относится снисходительно.

Со стороны мы самая обычная пара, возможно даже на кого-то из окружающих, производящая благоприятное впечатление, плывем и плывем по течению. Что там у него в душе в это время творится, раньше меня часто волновало и даже порою угнетало, когда замечала его неудовлетворенность, мне казалось, что отчасти причина во мне, не отвечаю его требованиям, но «стараться» уже устала, надоело, и вот тут вдруг явное начало письма.

Раньше он с целью просветительства давал мне читать литературу по йоге. Прилежно читала, но она меня не захватила и не стала близка. Могла из целой книги запомнить, в лучшем случае, только пару фраз или какие-то эпизоды, а потом, на каком-то этапе, перестала ее читать. В свободное время от ребенка и домашних хлопот помогаю ему в качестве секретаря.

Он почти всегда недоволен моей кухней и умением, вернее неумением, навести порядок в доме. И я его не обвиняю, наоборот, признаю свою бездарность в домашнем хозяйстве. Наверное, я беспомощна и сломлена, а слабый и сломленный человек не может вызывать ни уважения, ни любви.

Знаки судьбы. История знакомства

Почти все четыре года, что мы вместе, меня не покидало чувство не случайности нашей встречи. Судьба сама, без нашего ведома, вела нас друг к другу. Конечно, почти все одинокие люди на свете осознанно или неосознанно находятся в непрерывном поиске любви или близкого человека, который, как им кажется, поможет вырваться из одиночества и сделает их счастливыми. И мы, возможно, даже, скорее всего, не были исключением.

«Даже лист не падает с дерева против воли Бога», то есть – «ничто не случайно»; тем не менее, в нашей жизни происходит огромное множество ненужных событий, без которых мы могли бы прекрасно прожить. Сколько бывает у нас на пути ненужных встреч, потерь времени, отступлений от «линии жизни», зигзагов, для самоуспокоения называемых «необходимым опытом»? Напротив отношения с ним, несмотря, все-таки, на сложности, мне казались, имели небесную предрасположенность и даже предначертанность свыше.

Подписывайтесь на наши страницы в социальных сетях.

Будьте в курсе последних книжных новинок, комментируйте, обсуждайте. Мы ждём Вас!

Похожие книги на "Ревность"

Книги похожие на "Ревность" читать онлайн или скачать бесплатно полные версии.

Все книги автора Татьяна Григорьева

Татьяна Григорьева - все книги автора в одном месте на сайте онлайн библиотеки LibFox.

Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.

Отзывы о "Татьяна Григорьева - Ревность"

Отзывы читателей о книге "Ревность", комментарии и мнения людей о произведении.

Вы можете направить вашу жалобу на или заполнить форму обратной связи.

Источник:

www.libfox.ru

Григорьева Татьяна Петровна

Ревность

Иллюстратор Эльдар Бабазаде

© Татьяна Григорьева, 2017

© Эльдар Бабазаде, иллюстрации, 2017

Создано в интеллектуальной издательской системе Ridero

Я даже прочитать не успела, как эти два слова c монитора сами врезались в меня.

«Как. Не может быть. Неужели он с ней переписывается. Столько лет прошло. » Я была в шоке и мне даже трудно было верить своим глазам, но, естественно, понимала: зрение не обманывает, все реально. Наши глаза не просто один из органов чувств, а один из самых достоверных и надежных источников информации. Они могут ошибаться, искажать, но не лгать.

Пару минут назад, решив устроить небольшой перерыв в домашней работе, зашла в кабинет Макса, передохнуть за компьютером. Присела, чтобы не засиживаться, на самый краешек мягкого желтого кресла, двинула мышкой – экран засветился и сразу эти два слова… Нельзя сказать, что они вызвали у меня только удивление. Скорее, спустя столько времени, показались маловероятными. В начальные годы нашей совместной жизни, за вычетом самых первых двадцати дней после нашей встречи, я жила с чувством, что она может появиться в любую секунду, однако постепенно, с течением времени, вспоминала о ней все реже, а потом в жизненном круговороте и вовсе забыла. Казалось, происходящие события навсегда ее погребли в его прошлом.

Нажала на полосу прокрутки: «Может, есть продолжение?»… Но больше ничего не было, ни знака. «Возможно, мне, из-за моих многолетних страхов, она уже мерещится». Я даже усмехнулась. Лишь буквы на мониторе никуда не собирались исчезать. Наоборот, с каждой секундой казались все зловещее и четче. Угрожают, впиваются в сознание, проникают все глубже и глубже, словно желают просверлить некие каналы, приклеиться чуть ли не намертво.

Не знаю, сколько прошло времени. Возможно всего, несколько секунд, максимум, пару минут, но у меня ощущение, что оно остановилось, и я уже давно нахожусь в его кабинете. Время, словно в зависимости от обстоятельств, движется с разной скоростью. Когда хочет запомниться или дать время на понимание факта и его обдумывание, кажется, замедляется.

«Он же в любую секунду может войти, по выражению моего лица поймет, что я видела и подумает, что я читаю его переписку». От одной только мысли, что я, пусть невольно оказалась свидетелем скрытной информации, словно подглядела в замочную скважину, пусть и не и по собственной вине, а также от незнания как буду вести себя в создавшейся ситуации, я испытала неловкость и унижение, поэтому не к чему не прикасаясь, быстро вышла из его кабинета. «Пусть думает, что, вообще, не подходила к компьютеру».

Он же, как ни в чем не бывало, сидел в гостиной на диване и смотрел телевизор. Шел концерт какой-то группы, популярной двадцать лет назад, в годы его юности. «Опять прошлое», – раздраженно подумала я, но, стараясь не встречаться с ним взглядом, прошла на кухню.

«Что это было. Неужели он переписывается с ней. Похоже на начало письма, обращение». Может, там было еще что-то, но из-за моего чуть ли не шокового состояния, ничего толком не посмотрела. Надо же было так растеряться.

В жизни так бывает: ждешь, ждешь, а когда случается – теряешься. «Может, они уже даже встречаются?» Если ему что-то приходит в голову, его ничто не останавливает. Но почему я сразу думаю, что он писал именно ей. Может, просто тезка, мало ли женщин с таким именем? Или не исключено, что никакой связи между ними нет, а он просто переосмысливает свое прошлое. Никак не может с ним покончить или разобраться и это начало воображаемого письма.

Зная его характер, ничего удивительного. Черты его – постоянное копание, выискивание, тщательность, умение доводить все до конца, – восхищают меня, так как уже сама соглашаюсь, что ко многим вещам отношусь более поверхностно, не люблю подолгу заниматься одной проблемой, выяснять. Из-за чего мне даже не раз говорили, что со стороны произвожу человека немного поверхностного и легкомысленного.

Но даже если это воображаемое послание, суть дела не меняется. Он ее не забыл и продолжает возвращаться к ней в мыслях, и пытается излить душу письменно…

Неужели все, что было между нами в течении стольких лет, ничего не значит. Хотя почему я сразу так резко. В начале, нужно разобраться, понять, а я так растерялась, что выскочила из комнаты! А вдруг мне померещилось. А что, у меня вполне при таком положении могут начаться галлюцинации! Хотя нет, все было в реальности! И я, прежде всего, должна успокоиться. Ему нравиться время от времени копаться в своем прошлом.

Терзаться где совершил ошибку, можно ли что исправить, поправить, и вот он и решил написать ей письмо, но, все-таки, дальше обращения, дело, видимо, пока не пошло. Однако даже оно свидетельствует о том, что он ее помнит, и мне не удалось вытеснить Миру из его души, хотя у меня, несмотря на страх потери, никогда не было стремления стереть ее из его памяти, из прошлого. Прошлое необходимо. Каким бы оно не было, оно является составляющей человека, обогащает его. Человек без прошлого – может потеряться, хуже себя понимать. Несмотря на ревность, слушая его воспоминания, мною всегда больше всего двигало желание лучше его понять. И в отношениях я все время стремилась к тому, чтобы каждый (из нас) имел личностную свободу. Человек лучше развивается и имеет гармонию, когда ничего его не подавляет. Наверное, я была наивной идеалисткой, начитавшейся книжек и больше думавшей о нем, а не о себе.

Мне захотелось вернуться к компьютеру и поискать, может, там есть продолжение письма, но он уже был в кабинете.

Понимаю, что должна успокоиться и не раздувать из мухи, вернее из двух слов, слона, но ночью долго не могла заснуть. Что, вообще, у меня за жизнь – все время в страхе, все время под напряжением, что он оставит меня и уйдет. Из-за его частого недовольства и постоянной критики, у меня нет никакой уверенности в завтрашнем дне. Да, и какой завтрашний день. Никогда не знаю чего от него ожидать через минуту, настолько у нас, несмотря на «благополучие в глаза окружающих» все шатко. Сказал бы мне кто-нибудь лет десять назад, что буду мириться с подобным положением, никогда бы не поверила, а сейчас настолько опустилась, потеряла в себе уверенность, понизилась самооценка, хотя, конечно, и раньше она не была у меня высокой, но все же не в такой степени, что уже сломалась, наверное, или сдалась. Не знаю что делать. Чувство, что стою и не знаю куда идти, что еще дает ему больший повод для возвышения.

«Ему со мной неинтересно», – пришла на каком-то этапе к обидному для себя заключению, но «бороться», как на начальных этапах нашего знакомства, мне тоже уже надоело, то ли из-за того, что считала уже всякую борьбу бессмысленной, то ли заботы о ребенке меня захватили. И даже если у меня бывают какие-то дела или происходят пусть мелкие, с ним не связанные, события, с ним почти не делюсь. Он, все равно, ко всему «моему» относится снисходительно.

Со стороны мы самая обычная пара, возможно даже на кого-то из окружающих, производящая благоприятное впечатление, плывем и плывем по течению. Что там у него в душе в это время творится, раньше меня часто волновало и даже порою угнетало, когда замечала его неудовлетворенность, мне казалось, что отчасти причина во мне, не отвечаю его требованиям, но «стараться» уже устала, надоело, и вот тут вдруг явное начало письма.

Раньше он с целью просветительства давал мне читать литературу по йоге. Прилежно читала, но она меня не захватила и не стала близка. Могла из целой книги запомнить, в лучшем случае, только пару фраз или какие-то эпизоды, а потом, на каком-то этапе, перестала ее читать. В свободное время от ребенка и домашних хлопот помогаю ему в качестве секретаря.

Он почти всегда недоволен моей кухней и умением, вернее неумением, навести порядок в доме. И я его не обвиняю, наоборот, признаю свою бездарность в домашнем хозяйстве. Наверное, я беспомощна и сломлена, а слабый и сломленный человек не может вызывать ни уважения, ни любви.

Знаки судьбы. История знакомства

Почти все четыре года, что мы вместе, меня не покидало чувство не случайности нашей встречи. Судьба сама, без нашего ведома, вела нас друг к другу. Конечно, почти все одинокие люди на свете осознанно или неосознанно находятся в непрерывном поиске любви или близкого человека, который, как им кажется, поможет вырваться из одиночества и сделает их счастливыми. И мы, возможно, даже, скорее всего, не были исключением.

«Даже лист не падает с дерева против воли Бога», то есть – «ничто не случайно»; тем не менее, в нашей жизни происходит огромное множество ненужных событий, без которых мы могли бы прекрасно прожить. Сколько бывает у нас на пути ненужных встреч, потерь времени, отступлений от «линии жизни», зигзагов, для самоуспокоения называемых «необходимым опытом»? Напротив отношения с ним, несмотря, все-таки, на сложности, мне казались, имели небесную предрасположенность и даже предначертанность свыше.

Недаром мне заранее было послано, как минимум, три откровенных, ничем не завуалированных, прямых знака о предстоящей встрече, «три знака судьбы».

Знак первый, самый незначительный и, возможно, «случайно» совпавший: астрологический прогноз.

Трудно всерьез воспринимать всякие астрологические прогнозы, жизнь предоставляет человеку множество разных возможностей – вариантов, конечный выбор зависит от нас и нашего характера. Скорее общество, среда, воспитание программируют нас на определенный жизненный путь, да и я уже давно была настроена и ожидала нового знакомства, как Татьяна в «Евгении Онегине», «почва готова, оставалось только упасть зерну». Одинокий человек почти перманентно находится в поиске близкого друга; жаль лишь, что порою, мы принимаем не то, что соответствует нашим мечтам и идеалам. Мы уже устаем от поиска или теряем веру в успех и соглашаемся на то, что попадается. Правда, понимание это приходит позже. В начале – восторг от радости встречи и «большие надежды».

Почти пять лет назад, в конце декабря, я переводила для одного женского журнала астрологический прогноз на наступающий год. Свой гороскоп я запомнила, так как по нему весной мне предстояло расставание с маменькиным сыночком, а в декабре – серьезное знакомство. Нельзя сказать, что гороскоп произвел на меня большое впечатление и я придала ему особое значение, или поверила.

Современные издания печатают гороскопы у себя на страницах: на день, неделю, месяц, год. Трудно им верить, а если читать, то только для забавы или от праздного любопытства. Однажды даже решила проверить их достоверность задним числом. Перечитала осенью несколько летних «прогнозов» в одном из известных женских журналов – ничего не совпало. Конечно, возможно, что астрология – то же наука, только ее дискредитируют непрофессионалы. Видимо, в печати они и выступают.

Согласно тому прогнозу весной мне предстояло расставание, а в начале зимы новое серьезное знакомство. Действительно: в апреле я рассталась со своим другом, который сильно зависел от своей мамочки, а в начале декабря, мне вдруг вспомнился тот гороскоп и я даже усмехнулась: «Вот разрыв был, а новое знакомство не произошло, но тут же себя одернула: не все же обязано сбываться».

Второй знак – совет: «Перестанете жить с оглядкой на окружающих – станете счастливыми».

Ровно за два дня до знакомства с Максом Наташа, сотрудница на работе, во время какой-то незначительной беседы, без всякой связи, вдруг спросила у меня:

– Вот скажи, ты довольна своей жизнью?

По ее тону было понятно, что она уверена в моей несчастности. Так же, я уже из ее прежних речей понимала, что она не сомневалась в собственных твердых представлениях о счастье и, вообще, вела себя так, словно постигла уже все на свете.

– Да. А почему нет?

Действительно, почему нет? Только месяц как поступила на новую работу. Работа мне нравилась, коллектив – то же. Особых поводов для уныния у меня не было.

– Тогда почему ты одна? – не сдалась она.

– Не обязательно все время быть с кем-то, иногда полезно побыть одной, переосмыслить прошлое, – мы не были близкими подругами и я не собиралась рассказывать ей то, что у меня было на душе, свои переживания истинные, отсюда и легкомысленный ответ. Естественно, он ее не удовлетворил. Да и не нужен он был ей вовсе. Она была уверена, что ей известен универсальный рецепт счастья.

– Ровно через неделю после того, как я прочитала в одной книге совет американского психолога: «Пока вы не перестанете жить с оглядкой на окружающих, думать какого они о вас мнения и не начните делать то, что вам хочется – вы не станете счастливыми», – я познакомилась со своим нынешним третьим мужем. Если бы не этот совет, я бы даже не стала с ним встречаться, из-за того, что он невысокого роста и не смогу носить с ним высокие каблуки.

«Буду стесняться знакомых. Как буду смотреться рядом с ним?» Комплексы одолели бы, а теперь плевать хотела на мнения окружающих, делаю то, что душа желает.

Знак третий: последний день уходящего года.

Было тридцать первое декабря – последний день уходящего года, несколько часов до наступления Нового года.

Все люди понимают умом, что это самый обычный день, и нет, и не может быть, в нем, как в условном промежутке времени ничего сверхъестественного. Однако, вся предновогодняя суета, блестящие гирлянды, цветные елочные игрушки, переодетые деды морозы, вызывающие улыбки, а, самое главное, – привычка нашего сознания ждать в этот день чего-то необычного, почти волшебного, а в жизни очень многое зависит именно от сознания и восприятия, словно манят и искушают поддаться всеобщему потоку и даже согласиться потерять на несколько часов чувство реальности, чтобы потом, как ни в чем ни бывало, и как во все предыдущие годы, на следующий день или через день вернуться к прежним своим будням. Мы и сами иронизируем над своими «детскими» ощущениями ожидания несуществующей сказки, чуда. И не признавая даже себе, желаем войти в следующий год немного другими, в чем-то изменившимися. Человеку свойственно, пусть чаще и неосознанно, стремиться к изменениям. Да и традиционные пожелания – «Нового счастья» и «Новой жизни» – делают свое дело. Новое почти всегда кажется интереснее и заманчивее старого.

В любом случае, в этот день присутствуют атмосфера и настроение любимого в детстве праздника. Так мы уже запрограммированы и живем в канун нового календарного года в каком-то приподнятом волнительном состоянии и праздничном настроении. Аргументировать и объяснять можно долго, и часто уже постфактум. В жизни же события безостановочны, и мы тоже входим в их круг, запрыгиваем на подножку поезда жизни, который мчит без остановок, не оставляя порою времени на анализ. События, лица, виды стремительно сменяют друг друга, и кажется, новая жизнь, по крайней мере этап жизни – уже начались.

Первая встреча – знакомство

Итак, в последний день уходящего года заместитель директора агентства Лара направила меня в отдел объявлений на замену. Кстати, это еще одно обстоятельство, позднее укрепившее меня в убеждении о «не случайности» или другими словами, «запрограммированности» нашей встречи.

– Помогай клиентам составлять текст, писать красиво, обязательно напоминай, что по деньгам выгоднее напечатать объявление не один раз, а несколько, тогда будет больше скидок и больше людей увидит и прочитает. Не забывай говорить о единственной в году скидке: «Последний день года», – кратко проинструктировала она.

В прошлом Лара играла на сцене, была профессиональной актрисой. Когда мне в первый раз довелось стать свидетелем ее общения с клиентами – я была поражена и фактически сама превратилась в зрителя-покупателя. Потом даже не выдержала, выразила ей сожаление, что она оставила сцену. Ей было приятно. Я не хотела сделать комплимент начальнице, а всего лишь сказала правду.

Хотя комплименты тоже в жизни очень важны. «Давайте говорить друг другу комплименты…» Они дают веру в себя, поднимают настроение, вызывают улыбку в тот момент на лице. Обратите внимание, часто ли люди, недолюбливающие вас, делают вам комплименты. Или редко или никогда. Они недоброжелатели. Они могут только говорить, что вы сегодня или в последнее время плохо выглядите, или еще высказывать другие замечания. Указывать на недостатки, чтобы человек сникал. Поэтому по жизни лучше уметь не расстраиваться от критики таких людей. Максимум, проанализировать, чтобы стало еще лучше.

Было уже начало четвертого. Я принимала объявления в большом зале, поделенном на секции тонкими перегородками, но его увидела сразу же, как только он прошел через стеклянные входные двери.

«Ой, клиент пришел», – подумала я, приняв его по ошибке издали за человека, в объявлении которого прошла ошибка.

Желая хотя бы немного загладить отрицательную ситуацию, я ему улыбнулась. Иногда улыбка обладает магическим воздействием и смягчает досадные или небольшие неприятности. Другой стороне становится неудобно выражать недовольство и меньше остается на душе неприятного осадка.

При этом, конечно, фальшивые улыбки, как и все фальшивое, никому не нужно, но в тот момент я была искренна. Мне, действительно, было неловко перед человеком, которого, получалось, подвели.

– С наступающим Новым годом! – было его первой фразой.

Позднее он признается, что направлялся к другой женщине – своей знакомой, пригласить ее отметить праздник, но его привлекла моя улыбка и он не смог пройти мимо.

Моя фирма сотрудничает с вашей рекламной компанией, но вас я вижу впервые. Вы давно здесь работаете?

– Нет, только месяц как работаю здесь. – Мне не хотелось, чтобы он думал, что сияю, каждому входящему, поэтому добавила: – Вы знаете, я ошиблась, на расстоянии приняв вас за другого человека.

– Тогда я счастлив.

Он почему-то пустился рассказывать какие уникальные приборы продает его фирма и чем он занимается вообще, между нами легко завязалась непринужденная беседа, как вдруг, без всякого перехода, он спросил:

– А с кем вы будете праздновать Новый год?

«Надо же, как быстро?» – удивилась я его бесцеремонности и неоправданной фамильярности, все же еще не успела подать ему оснований для них, но внешне свое отношение ничуть не проявила. Да и как можно резко ответить человеку, которого всего несколько минут назад встретила приветливой улыбкой?

– С мамой, – я ничего не смогла придумать оригинального, поэтому сказала правду к собственному неудовольствию.

– Вы могли бы дать свой номер телефона, я подъехал бы к вам после работы и мы пообщались немного?

Никогда прежде в жизни не встречалась с человеком в первый же день знакомства, для меня положительный ответ означал бы «опуститься»: «Не срываться же с места, как только пригласили, нужно знать себе цену». Однако мне тоже хотелось в этот вечер чего-то необычного. Правда, чувство это было на заднем плане, не переднем же решающую роль сыграло обстоятельство, что Наташа сидела за соседним столом через перегородку, и я была уверена, что, скорее всего, она прислушивается к нашему разговору. Во мне боролись противоречивые чувства. Если бы не ее «случайный» или «неслучайный» совет американского психолога: «перестаньте думать, что о вас думают окружающие», я бы ответила ему отказом. Сказала бы, что он может позвонить на работу уже после праздников и будет видно, но мне захотелось продемонстрировать ей свою независимость, и я продиктовала ему свой номер телефона. А вскоре даже закрутилась на работе, и знакомство с ним как-то вылетело из головы.

Коллектив у нас был дружный, закрыли двери на час раньше, выпили шампанское с пирожными и шоколадными конфетами и все начали желать друг другу нового счастья в наступающем году.

Мне позвонили. «Это он!» – впервые вспомнила я о нем, но оказался приятель-журналист. Он поздравил с праздником и пригласил на какой-то концерт. Я отказалась, пообещав обязательно встретиться на будущий год. Мы хорошо общались, и даже пару раз я ходила с ним на различные интересные мероприятия.

Только дала отбой, как опять раздался звонок. На этот раз был он. Он попросил меня пройти к перекрестку, так как частным машинам вход на нашу улицу до семи вечера был запрещен. Встретил с большим букетом красных роз, чем приятно удивил. Тогда я еще не знала, что он везде берет с собой цветы, по привычке и по убежденности, что все женщины любят цветы. Он уговорил зайти в небольшой ресторан, пообщаться, но так как я уже пришла в себя, то есть встала в свою обычную позу и поняла: негоже с первым встречным проводить время, – стала извиняться, что тороплюсь домой. «Пусть не думает, что я со всеми хожу на свидания. Это не в моих правилах и привычках». И действительно с трудом, только после его долгих стараний и просьб, согласилась.

В ресторане Макс, видя, что я почти ничего не заказываю, заявил, что не обедал, а здесь хорошая кухня.

– Хорошая примета. У нас будет вкусная еда весь следующий год. Кстати, вы любите готовить, – спросил он.

– Нет, – честно призналась я.

– А я люблю, вот увидите. А убирать любите?

– Ничего страшного, наймем помощницу.

Безусловно, такие перспективы меня не могли не подкупить.

С тех пор прошло четыре года, и как часто я шучу, а в каждой шутке лишь доля шутки, что со временем в уборщицу и повариху превратилась я сама.

«Диана, вы, что верите мужским обещаниям?» – удивленно однажды спросила у меня корректор Надя в одной из редакций, в которой я когда-то работала. Однако я неисправима, и привыкла верить и людям, и их словам. Знаю, уже не следует, но все равно каждый раз забываю.

Кто такая Мира?

В тот же первый вечер он рассказал, что два месяца назад расстался с девушкой, с которой, с перерывами, в общей сложности встречался пять лет.

Макс познакомился с ней почти десять лет назад на железнодорожной станции. Он вдруг увидел маленькую девушку на фоне огромных тюков и ринулся помогать ей втаскивать их на поезд. Она, не будучи по его убеждению красивой, его покорила, и в конце недели он поехал к ней за сто с лишним километров, несмотря на то, что на тот момент все еще встречался с другой девушкой, – правда, был уверен, что их отношения не могут далеко зайти, и они обязательно расстанутся.

Вскоре Мира забеременела, и пока Макс думал как сказать старой подруге о необходимости расставания, Мира помирилась со своим другом детства – Вадимом, который был у нее до встречи с ним, и тот, Вадим, уже молниеносно сделал ей предложение, несмотря на беременность. Никакие уговоры на нее не действовали, правда, сейчас, уже хорошо зная Макса, допускаю, что он допустил в словах какую-то грубость или нетактичность, – с ним случается, обычно после он раскаивается и начинает просить прощения. Она просила Макса оставить ее в покое и прервала беременность.

Через три месяца Вадим позвонил к Максу и сообщил, что Мира бросила его, извинялся, что влез в их отношения и даже жаловался на холодность и бесчувственность Миры. Однако Макс уже не захотел возобновлять отношения с ней, а через полтора года женился, – согласно его характеристике, не по любви, а скорее по дружбе. Однако история с Мирой его мучила. Он считал себя перед ней виноватым, что не поддержал в необходимый и тяжелый момент беременности, и она, возможно, от отчаяния, не имея средств, совершила тот шаг. Поэтому, спустя полгода после свадьбы, будучи женатым, поехал искать Миру, не имея ни ее нового адреса, ни телефона, – просить прощения. Он ездил по улицам маленького городка уже не надеясь на встречу, как вдруг она, по его словам, «предстала перед ним непонятно откуда», словно вдруг выросла. Он хотел просто помочь ей деньгами, но в итоге стал жить двойной жизнью. Макс мучился, что обманывал жену, которую очень уважал и ценил как человека. И даже с Мирой ему не давала покоя совесть. Все подозрения и вопросы жены о другой женщине он отвергал и не признавал. Когда же он, наконец, через год расстался с женой, считая себя виноватым, что вообще женился и фактически отнял у женщины время, Мира сама его оставила.

Он сильно переживал разрыв, страдал, просил вернуться, даже посвящал ей стихи.

Теперь я уверена: нужно стараться в новых отношениях как можно меньше рассказывать о предыдущих связях, чтобы не давать почву для ревности в будущем. Но кто из нас в первый день знакомства думал и знал, что мы будем встречаться. Мы просто общались. И вообще, кто может в самом начале знакомства предвидеть, насколько серьезны отношения?

– Пять лет – огромный отрезок времени, когда два человека вместе так долго – их что-то связывает. Вы не пытались ее вернуть?

– Пытался, но она мне изменила, – признался он. – Я даже готов был простить ей измену, так как и сам изменил с другой женщиной, и посчитал, что мне неспроста так вернулось. Пусть она об этом и не знала, но она не вернулась.

– Если вы так сильно любили ее, почему же за столько лет так и не женились, до всех измен?

– Не мог. Мне было стыдно перед бывшей женой, Региной. Она бы сразу же поняла, что я ее обманывал, встречался с Мирой, когда еще не расстался с ней, и не знал, как все сделать, ждал, чтобы прошло немного времени после развода.

Больше к разговорам о Мире мы не возвращались. И я о ней почти забыла, если не забыла полностью.

Что же касается нас, то наши отношения начали стремительно развиваться. Я даже не успела опомниться, как словно вдруг почувствовала себя в какой-то сказке о любви. Он очень старался. Звонил чуть ли не каждый час, заезжал за мной на работу, водил на концерты, в рестораны, через неделю по собственной инициативе настоял на знакомстве с моей мамой. Он заполнил собой все мое свободное пространство и время, и меня захватила новая жизнь.

Мне было хорошо с ним, и он тоже давал ощущение, что я ему очень сильно нравлюсь. Не было никаких подозрений или знаков, что он думает о другой женщине, страдает. Да, бывало, рассказывал что-то, вспоминал из своего прошлого, в том числе и других женщин, но меня ничего не настораживало. Как-то он даже рассказал, что внешне Мира была «не его типаж». Ему не нравилась ее походка, недоставало женственности. Только после того, как она ушла, он вдруг почувствовал, что она важна ему. Только после расставания она превратилась для него ценность. Известное выражение: «Что имеем – не храним, потерявши плачем»; и я даже заключила, что никакой у них особой любви в конце уже не было. Они оба были недовольны затянувшимися отношениями и начали изменять друг другу, раньше, чем успели расстаться.

Как вдруг, на фоне бурно развивающихся тогда наших отношений, ровно через двадцать дней, он делает неожиданное признание: прекрасно ко мне относится, я ему очень нравлюсь, но он ничего не может с собой поделать. Он не перестает думать о Мире и больше не может скрывать. Он пытался, старался, но ничего не получается. Ему тяжело жить без нее, и он даже уже написал ей два письма.

Я была ошеломлена и одновременно внутренне почувствовала огромное разочарование. Оказывается, все эти двадцать дней он был неискренен, притворялся, обманывал! Он постоянно думал о другой женщине! Он лишь использовал меня, чтобы ее забыть! Я была поражена его способностью столь искусно притворяться и играть. Думаю, сейчас, четыре года спустя, меня бы уже так сильно данное человеческое качество не удивило. Мне известно много случаев, когда люди обманывают друг друга, иногда даже годами, а тогда он делал все, чтобы мне понравиться.

Я чувствовала, как от недоумения и обиды стремительно меняется мое к нему отношение, как он теряет в моих глазах, как начинаю от него отдаляться, но подняться и уйти, – в тот момент мы сидели за столиком в уличном кафе, – и оставить его страдать в одиночестве, что требовалась сделать, тоже не могла. Видела, как ему плохо. Мне было его жалко. Он признался, не будучи в состоянии больше скрывать и молчать. Он не хотел причинять мне боль, и я не проявила обиды, запрятала внутрь.

Мы оба молчали. Оба не знали, куда идти теперь. Оба одинокие, понимали, что идиллия, начавшаяся в новогодний вечер, закончилась. Меня переполняло чувство горечи, но я старалась не подавать виду. Может, нужно было все разом разорвать. Но он же целых двадцать дней мне устраивал праздники. О том, что он старался ради себя тоже, в тот момент значения не имело и не думалось.

«Пусть помогать ему, но не быть одной. » Я запрятала поглубже свое разочарование и вызвалась помочь. В страдании он вдруг показался мне каким-то жалким, даже как-то ссутулился. Стала убеждать, что если так сильно любит – не должен отступать, что возможно Мира обижена, что за столько лет он не сделал ей предложения и вдруг появился человек, который тут же предложил жениться. Даже предложила встретиться с Мирой и убедить ее вернуться к Максу. Не могла оставаться в стороне от его страданий.

– Нет, бесполезно. Мне уже Регина один раз пыталась помочь, ездила со мной к ней, не помогло.

Он не находил себе места. После он признает, что был восхищен тем, что я повела себя в тот момент как друг, вызвалась ему помочь.

Он протянул несколько исписанных листов бумаги:

– Хочу показать тебе черновик письма, которое послал к ней.

Несмотря на любопытство, мне не хотелось их читать, даже в руки брать. Оно адресовано другой женщине, и пусть они вроде бы уже расстались, все равно мне казалось, что тем самым я как бы преступаю запретную зону двоих людей. И пусть между нами отношения еще не успели «пустить глубокие корни», еще боялась, что мне будет неприятно читать.

– Нет, оно предназначено другой женщине и очень личное, не касающееся меня.

– Мне просто интересно твое мнение, – настоял он.

Письмо начиналось с того, что душа его покинула тело и находится теперь все время с ней, в ее маленькой комнатке, и физическое расположение тела значения не имеет, но уже дальше все мысли и слова свелись к тому, чтобы она не совершила «непоправимую» ошибку. В целом оно не произвело на меня особого впечатления. И самое удивительное, не показалось «пропитанным любовью». Какое-то назидательное, даже в чем-то эгоистичное, но не обязаны же все люди уметь писать красивые любовные письма. Порою человека переполняют чувства, но когда он пишет – все слова получаются сухими, чужими, невыразительными, бледными.

– Ну, что скажешь? – спросил он.

– Идея о том, что душа путешествует теперь по ее комнате, на меня произвела впечатление, а остальное холодновато. Теплоты не хватает и любви почему-то не чувствуется. Кроме в начале «Милая…» и в конце «целую…» – дежурных фраз, – ничего не заметила. Больше назидание.

– Может, тебе будет приятно, но она тоже сказала, что письмо холодное.

– А когда? – я была удивлена такой оперативности.

– Я отправил его, а потом позвонил.

Весь оставшийся вечер он рассказывал о Мире, и я посоветовала ему позвонить к ней, объясниться, а сама, оставив его за столиком в кафе, пошла в торговый центр.

Когда вернулась минут через сорок, удивленная, что он не звонит, и уже решившая, что они помирились, услышала, как он обращается к ней: «Мирочка, дорогая, любимая». И столько звучало в его голосе к ней любви, ласки, нежности и чувств, что я поняла: ко мне он так не относится. Захотела опять уйти, но уже навсегда, и потом мне не по себе было слушать их разговор, он касается двоих других людей, словно подслушиваешь, но он попросил остаться.

«Да, он ее любит. » – уже не сомневалась я.

Вскоре они закончили говорить, и он стал пересказывать содержание их беседы:

– Она меня упрекает, что я не покупал ей духи. Этот ее Алекс дарит ей духи, но за две недели не починил компьютер.

– Ну и что; может, ему это не важно. Ему важнее чтобы от нее был приятный запах, как от женщины.

– Она мещанка! Он задарил ее подарками! Он ее купил! Он – мерзкий!

– Нет, мне Феликс рассказал.

Феликс был другом Макса.

Наш спор прервал звонок.

По ответам Макса, я поняла, что на том конце Алекс. Макс больше слушал, а потом ответил:

– Не беспокойтесь, больше не позвоню.

– Алекс просил меня больше не звонить к Мире. У них все серьезно, они готовятся к свадьбе. Уже кольца купили, – сказал Макс, нажав на отбой.

– А откуда он узнал, что ты звонил к ней?

Мне было известно, что Алекс с Мирой живут в разных городах, и в перспективе он обещал ее перевезти в свой город.

– У нее было долго занято.

– А откуда у него твой номер?

– Не знаю, может, Мира дала…

«Да, она не глупая. – я внутренне усмехнулась. – Пусть мужчины борются за нее – достанется тому, кто сильнее».

То ли от глупости,

То ли большого ума

Хотя на что это нужно.

У меня своя жизнь,

И козни и интриги в ней не плелись,

Разрубались мгновенно и просто,

Да времени и желания не было.

И я высказала ему свое мнение:

– Мне не понравилось, что она ему дала твой номер. Она могла сама попросить тебя перестать звонить.

Он как-то неуклюже попытался ее оправдать, несмотря на то, что ему был очень неприятен звонок Алекса. И все, в тот вечер мы больше не говорили о Мире, а когда он проводил меня домой, я решила с ним расстаться. Если он так сильно любит ее, не хочу и не собираюсь быть для него попыткой или средством, которое помогает ему забыть о ней.

На следующий день был выходной. На работу идти было не нужно. Макс не звонил, а я уже привыкла к его звонкам по утрам, но если не звонит – сама не позвоню.

«Он любит другую! Ничего, так резко даже лучше…

Настало время жить… Время возвращаться в реальность, от которой уже отвыкла, но какая есть…»

Помню, в то утро позвонила Эллада, с которой мы тогда дружили, и я рассказала ей о том, что Макс вдруг, спустя двадцать дней, заявил, что не может забыть другую.

Эллада – позитивист и оптимист, как все психологи, – хотя бы в работе, пусть и не в личной собственной жизни, – трезво рассудила:

– Смотри, он с ней знаком более пяти лет, а с тобой только три недели. Конечно, он не может ее сразу выкинуть из головы, но и ты уже важна, он хорошо к тебе относится, ценит как друга. Делится сокровенным, советуется. И многое дальше уже будет зависеть от тебя.

– Если, конечно, он позвонит, – я сомневалась.

– Позвонит обязательно, – обнадежила она и улучшила мне настроение в момент упадка. Так же часто мы принимаем только ту информацию или мнение, которое нас больше устраивает. Мнение Эллады мне подходило.

Однажды Эллада, успокаивая меня после расставания с бывшим другом, произнесла вроде бы простую фразу, но она произвела на меня огромное впечатление.

– Смотри, из-за любви все страдают. Даже Мэрилин Монро страдала, когда Кеннеди ее бросил.

В жизни, видимо, так бывает… Порою важны не столько слова, сколько их соответствие моменту.

С той минуты я прониклась к ней как к психологу большим уважением.

Она – профессионал, человек, к которому можно обратиться в нужную минуту, хотя, конечно, наша дружба завязалась вне связи с ее профессией, нам вдвоем было интересно. Да и как человек она всегда готова прийти на помощь и поддержать.

В настоящее время мы перестали почти не то, что дружить, но даже созваниваться. Раньше она, может, сама не подозревая, мне помогала. Всегда находила время, мы встречались, когда мне бывало одиноко. Ходили в кафе, подолгу беседовали, и я забывала, как плохо мне на душе. Или как мне казалось, что плохо. И сама тоже, искренне, от всего сердца хотела помочь ей, и радовалась, когда у нее в жизни происходило что-то хорошее. Ведь она тоже была одна, пусть и с ребенком. Но вот уже больше полугода, как мы не звоним друг к другу. И уже до этого периода где-то в течении года почти все время звонила только я, она же постоянно ссылалась на занятость. Даже с днем рождения меня не поздравила.

И я решила тоже перестать звонить. Если другая сторона не звонит – она во мне не нуждается.

Конечно, не очень приятно. Получается, что я такой неинтересный человек, о котором не вспоминают. «Между вами на каком-то этапе пробежала черная кошка», – сказала как-то Анна – другая подруга. Иногда, когда мне нехорошо или кажется, что нехорошо, или даже просто так, без всякой причины, вспоминаю о ней не потому, что некому «пожаловаться» или не с кем «посоветоваться», а из-за того, что в душе живет к ней благодарность. Нельзя забывать то хорошее, что люди когда-то нам сделали, да оно и не забывается.

Жалко терять друзей. Порою, мне кажется, приобретая кого-то, мы часто теряем другого, то есть уже не можем его удержать. Нельзя, наверное, чтобы один человек занимал в жизни очень много места – не оставляя места для других – то, что произошло в какой-то степени со мной. Поэтому часто начинаю опять чувствовать себя одинокой. Может, кто-то рассудит со стороны, что мы и не были «особыми» подругами. Так. Просто две одинокие женщины, когда у них сменились жизненные обстоятельства, постепенно разошлись. Но он будет неправ.

Макс действительно позвонил, причем в тот же день, и даже принес подарок: золотую цепочку с кулоном в виде капельки. Была ли с его стороны любовь. Уже не знаю. Возможно, будь у меня на тот момент иные жизненные обстоятельства, «а не по всем фронтам облом», я бы его не приняла, но все в моей жизни, как в личной, так и на работе, было «пасмурно», и он на тот момент оказался чуть ли не единственным человеком, которому тоже нужен был кто-то рядом. Так что, может, вместе нас свела не любовь, а одиночество и обстоятельства?

На тот момент я не строила долговременные планы и не задавалась вопросом: «Куда могут зайти наши отношения?» «Плыла по течению» – и все. И любви, получается, между нами особой не было. Просто я, видимо, «вцепилась» в него, так как мне было хорошо с ним. Одной было плохо. Одиночество давило на меня и казалось, что оно будет вечным. У меня уже не было больших иллюзий, просто хотелось, чтобы он был рядом. Мы с Максом продолжили встречаться и общаться.

Вот так начинались и строились наши отношения. Отношения неровные, часто на грани разрыва, «висящие на волоске», это я сейчас понимаю, а тогда я была уверена, что между нами возможна большая любовь, и он еще полюбит меня. А еще я была слепой, или мне хотелось быть такой, – замечать только хорошее, а все неприятное – отбрасывать, не обращать внимания, считать «мелочами».

Какое-то еще время он иногда вспоминал Миру. Моментами мне бывало не очень приятно, но я ему ничего не высказывала. Наоборот, не знаю, что со мной произошло – терпеливо выслушивала и, как могла, оказывала поддержку, хотя бы моральную. То ли действительно по-человечески хотела ему помочь, то ли разобраться для себя, что она значила в его жизни, а то ли не хотелось оставаться опять одной и c ним расставаться. Теперь, получается, могу посоветовать многим девушкам, если хотят привязать к себе мужчину, по крайней мере, иметь с ним какие-то отношения – нужно терпеливо его выслушивать, проявлять сочувствие и понимание к его страданиям; что несмотря на сильную внешность, у него очень тонкая и ранимая душа, а там глядишь – он переключится на вас. Он начнет ценить в вас друга, человека, которому можно поплакаться и рассказать, какой он в действительности – несчастный и одинокий. Узнаете все его предыдущие любовные истории. При этом самой не нужно распространяться о своем прошлом, тщательно фильтруя, чтобы потом и самой жить спокойно, и другой человек не изводился от ревности. Идеально, когда можно преподнести так, что все прошлое осталось в прошлом. Разлюбили. Закончилось. Или даже понимаете теперь, что оно было ошибкой, разочарованием. Не тем, что искали, не тем, что было нужно, никого по-настоящему, фактически, не любили и, наконец, встретили своего единственного. И тогда ваша любовь или умная тактика могут сработать, хотя, конечно, по тактике жить неинтересно, хочется еще чего-то, но сознание у меня включилось после, а на тот момент все было искренне, что его подкупило, как признался он сам позднее.

Любил ли он меня когда-либо?

Теперь я уже сомневалась. Возможно, нравилась. И все. Да, он постоянно уверял, что очень сильно нравлюсь ему, и даже несколько раз, после ссор, когда была на грани разрыва с ним, все время просил не уходить.

Так, мы, постепенно, стали плыть в одной лодке, и уже никто и не пытался выпрыгнуть из нее. Во всяком случае, я.

Вот сейчас мне со стороны, впервые вдруг задним числом стало жалко женщину, оказавшуюся в моей ситуации, то есть себя.

И я ее не осудила. Одинокая женщина, которая терпела и была уверена, что он ее обязательно полюбит. Наверное, ей было морально нелегко самой, а она еще должна была с другим человеком вести себя весело и беззаботно, что со стороны выглядело, возможно, в чем-то легкомысленно и поверхностно. Я была терпелива ко многим его выходкам, поэтому мы вместе уже почти четыре года, и у нас есть ребенок. Только теперь, спустя столько времени, у меня начинают появляться сомнения: а стоит ли продолжать отношения с мужчиной, который еще одной ногой стоит в старом романе, – во всяком случае, головой точно. Тогда мне часто казалось, что он ее недостаточно любил, он рассказывал, как поглядывал на других девушек и даже ей изменял. Получается, изменять – в его натуре?

В начале наших отношений я верила, что пересилю ее, и он забудет о ней окончательно.

О собственной ревности

Конечно, иногда возникало ощущение, что он меня не любит, не устраивало его отношение, но ведь я, вообще, ревнивая, и ревновала его почти ко всем женщинам. Тем более он давал поводы, правда, потом отрицал. Оправдывался, что ему мешают во мне какие-то черты, но неизменно добавлял, что верит, что изменюсь. И я старалась измениться и исправиться.

Теперь понимаю, все больше и больше отказывалась от себя в угоду ему, и в итоге закомплексовывалась все сильнее. Все больше теряла свою индивидуальность, если, конечно, она у меня была до встречи с ним, уже не знаю. Он постоянно критиковал; тяжело вспомнить случай, когда хвалил. Я его не виню. Может, он делал это из благих, на его взгляд, побуждений, мол, виновата сама. Чем дальше, тем больше я теряла в себя веру, в особенности из-за преследовавших неудач в работе. Я и сейчас без конца в себе сомневаюсь. Нужно научиться верить в себя.

Случалась, конечно, ревность по мелочам. Если видела, например, как он подолгу разговаривает с другой женщиной или кем-то восхищается. Правда, внешне старалась не проявлять, не хотела унижаться, но бывало неприятно. Правда, один случай мне особенно надолго запомнился.

Буренка. Сцена у подруги на дне рождения

– Я закончила филологический, но в школе работать не хочу. Современные дети сумасшедшие. Родители их не воспитывают. В класс нужно заходить в бронежилете. Работаю секретарем-референтом. Много часов. Зарплата получается неплохая, и мне нравится, – рассказывая, она хлопала своими огромными подкрашенными ресницами, за что с первой же секунды у меня в душе возникла ассоциация с буренкой – коровой из детского мультфильма.

Мы были с ним на дне рождении моей подруги. Эта девушка, одна из гостей, рассказывала о себе, что вызвало у меня даже недоумение: кому нужны такие подробности ее жизни? А Макс непонятно зачем развесил уши и слушал. Я посчитала ее немного глупенькой, но, когда она уходила, вдруг заметила, что Макс стоит у двери и обменивается с ней телефонами. И уже по дороге домой, молчать не стала:

– А я и не знала, что у тебя во вкусе глупые буренки.

Он стал оправдываться:

– Мне и самому было неинтересно, что она рассказывает, но было неудобно прерывать.

– Тогда зачем ты пошел ее провожать до двери?

– Случайно там оказался, просто из вежливости нужно же сказать «до свидания».

– И взять заодно номер телефона?

– Она сама попросила мой номер, на всякий случай, мало ли что, а потом проверила, правильно ли записала. Мне ее телефон и даром не нужен! Можешь проверить, его у меня нет.

Конечно, тогда я ему не поверила. И еще какое-то время у меня оставался неприятный осадок. Со временем тот случай забылся. Он произошел на четвертом месяце нашего знакомства. Теперь вдруг вспомнился, и натолкнул меня на две мысли. Первая: Макс никогда не отличался верностью или внимательностью, но я, дура, со своей заниженной самооценкой постоянно прощала и забывала. Вторая: у него, между прочим, больший интерес вызывают немного глупенькие, в особенности – беспомощные, слабенькие женщины, умные же его часто раздражают, и он даже считает их расчетливыми и бездушными «стервами».

И эта его Мира, судя по рассказам, тоже мне стала казаться какой-то незрелой. Только раньше я этого не понимала.

Я вообще многого не понимала: желая его радовать, постепенно превратилась в женщину, которая тратит огромное количество времени на кухню и весь остальной быт. Стала смотреть по телевидению кулинарные передачи, покупать чаще поваренные книги, нежели художественные; все равно, на чтение не оставалось времени, а он почти всегда был недоволен. Считал, что не умею вести хозяйство.

Он развил во мне еще больший комплекс неуверенности. Когда мы навещали моих подруг, он забывал обо мне и моем присутствии и общался только с ними, словно меня не существует. Или же я замечала в его тоне уважение к другим женщинам, например, к женам своих сотрудников, а по отношению к себе в присутствии посторонних какое-то постоянное шутливое снисхождение, если не пренебрежение вообще. Из-за чего ограничила даже все подобные встречи вместе с ним, настолько чувствовала себя унизительно, словно хуже и ниже всех.

Высказывать же было бесполезно. Он каждый раз все отрицал и утверждал, что мне все кажется, и это не имеет отношения к действительности. И я сдавалась. Бывало неприятно, но ревности не было. Ревность была только к ней. Почему ревновала именно к ней?

Причем к ревности примешивалось в огромной степени любопытство. Всех его предыдущих женщин мне довелось увидеть, кого в жизни, кого на фото, а ее нет, и я даже не имела понятия, как она выглядит. Казалось, что он любил ее сильнее всех, или она ему больше всех подходила по характеру и по гороскопу. Ему с ней, по его признанию, было хорошо.

О призраке Миры

Ее образ, как дамоклов меч, постоянно висел над нашими отношениями, во всяком случае, надо мной, с момента, что он признался как, несмотря на все старания, не может ее забыть. Она постоянно присутствовала в моем сознании и постепенно укрепилась там, как призрачный персонаж.

Моментами он вспоминал о ней. Иногда я сама не выдерживала и спрашивала, так как мне самой она не давала покоя: то ли было интересно, то ли хотелось понять, а то ли из-за ревности, – ведь у меня было ощущение, что он охраняет ее и бережет в своей памяти.

Она была для него тайным, сокровенным, чем он не хотел делиться, и одновременно хотел понять, чем был вызван ее уход. Что были их отношения – в самом деле какое-то редко выпадающее родство душ или самые обычные любовники.

Когда у нас портились отношения, ее призрак, мне казалось, приближался, а когда улучшались – отходил на задний, далекий, почти не чувствуемый план, но между тем всегда был готов вынырнуть в любую минуту. Теперь понимаю, это из-за недостатка внимания с его стороны, вечной его неудовлетворенности.

Именно о ней, казалось мне, он любит молчать, а если заходила речь, то чувствовала – еще не забыл. Даже часто себе говорила, что виною моя излишняя неоправданная тревожность, он ее, возможно, давно забыл. Но один из сомневающихся внутренних голосов во мне не умолкал и постоянно твердил, что помнит, «просто глубоко скрывает».

А вообще я его не обвиняю. Он не виноват в моей ревности. Она – следствие моей закомплексованности и неуверенности в себе.

Другая бы на моем месте не боялась его прошлого, или же непременно рассталась бы с ним, а я терпеливо ждала. Правда, в последние годы, в особенности после рождения ребенка, о ней забыла, она отступила в какой-то дальний, абсолютно не вспоминаемый угол памяти. Но теперь может оказаться – самонадеянно и опрометчиво.

В чем природа ревности. В ошибочной мысли, что другой человек тебе принадлежит, ты имеешь на него право обладания, которое боишься потерять. Или в моей глупой голове.

Есть ли физиологическая причина для ревности? В стремлении обладать и чувстве собственности? Между прочим, какими рождаются дети: с понятием «дай», «мое», или оно позднее вырабатывается? Судя по нашему ребенку, изначально он был не ревнив, и у него, наряду с «дай», полноправно присутствовало и «возьми», а только после садика, общения с другими детьми – желание обладать в нем усилилось.

Причины ревности

«Ревнивая женщина производит жалкое впечатление. Ревновать вообще унизительно. Ревность – удел закомплексованных и неуверенных людей. Нужно стараться никогда до нее не опускаться».

Понимаю, но почему-то все равно ревнуется.

Нужно верить в себя, заниматься медитацией и аутотренингом, и каждый день твердить: «Ты – красивая, талантливая, умная и добьешься желаемого!».

И помнить об этом всегда, чтобы не происходило в жизни, при любых обстоятельствах. И не нужно никому ничего доказывать, можно только себе – для самоутверждения.

Бесконечную критику, которая раньше, несмотря на то, что была неприятна, казалась в чем-то даже справедливой, я оправдывала благими намерениями с его стороны, но постепенно, наверное, устав, стала воспринимать как необъективную. Стала все меньше переживать по поводу его мнения. Конечно, задевало, но уже выработалась какая-то защита. Как панцирь.

И вообще, почему женщины ревнуют сильнее. Мужчины более в себе уверены. Хотя нет, мужчины тоже ревнуют, просто я обсуждаю это обычно со своими подругами, поэтому такое впечатление.

В самом начале знакомства он рассказал, что Мира пишет, у нее тончайшая интеллигентность, и она чрезвычайно талантливая. В качестве доказательства он показал два ее небольших стихотворения, написанных наспех, в дороге. Сказал, что показал их какому-то литературоведу, и тот дал им высокую оценку.

Я же ничего выдающегося в них не увидела, – правда, мое мнение может быть очень субъективным. Даже они показались мне немного детскими. Но у меня тоже есть сотни слабых вещей, когда просто нужно выговориться, и я их не стираю, храню. Мне они дороги как дневниковые записи, как напоминание о каких-то моментах прошлой жизни. Перечитывая, вспоминаю о том периоде жизни и как бы благодаря им одновременно возвращаюсь в прошлое и осмысливаю настоящее.

Единственное, что понравилось в них – богатый словарный запас, а отдельные детали почему-то очень сильно что-то напомнили.

Когда же Макс в первый раз увидел что-то из написанного мной, то он тут же заявил, правда с оговоркой «не обижаться», об их слабости, и что я пишу по принципу «что вижу, то и пою», и вообще не художник по натуре.

Я расстроилась и перестала показывать ему свои работы, но в любом случае, судя по ее записям, было понятно, что мы очень разные.

Моя борьба с «тамасом»

На начальных этапах нашего знакомства меня не раз порывало что-то спросить о ней. Понять, думает он о ней или забыл, но я останавливала себя. Согласно «психологии йоги», прочитанной по его настоянию, постоянное возвращение к прошлому – не важно, в мыслях или в делах – есть «тамас»: груз прошлого, который мешает человеку жить в настоящем и двигаться вперед. Конечно, нельзя буквально понимать прочитанное, но, возможно, на тот момент эта мысль сработала, подошла и помогла нашим отношениям.

Старалась пересиливать любопытство, так как все расспросы о Мире, в моих глазах, унижали бы меня и являлись бы признанием слабости. Случалось, конечно, он о ней вспоминал, но постепенно все реже. В такие моменты я его не останавливала, не прерывала или не переводила разговора, а все время терпеливо выслушивала. «Может, выговориться нужно»?

Вообще была какая-то противоречивая ситуация: с одной стороны, я чувствовала его потребность говорить о ней, понять, разобраться до конца, а с другой – он начинал нервничать, воспоминания о ней, казалось, ему неприятны. И я старалась «не лезть лишний раз в его прошлое». Хотела быть уверенной, что любая, в том числе духовная связь между ними закончилась, и у нас есть будущее. Даже заключила, что, возможно, она не сильно его любила. Как только у нее на горизонте начинал мелькать другой мужчина, более удобный или богатый, она резко, без раздумий, бросала его. И не раз, а фактически два раза. Во второй раз с помощью Алекса она решила вырваться из мира, казавшегося ей уже замкнутым кругом и ее давившем, и уже ничего, никакие уговоры и объяснения на тот момент не могли ее вернуть обратно. Чтобы все осознать и переосмыслить, требовалось время, которого, не исключено, у нее не оказалось. С одной стороны – Алекс, а с другой – теперь уже я, которая быстро вошла в жизнь Макса, или Макс сам, чтобы не оставаться наедине с собой, ввел меня в свою жизнь.

Люди ищут причал, опору, порою – любую. Как у царя Соломона: «Тяжело одному…»

Боролась ли я за него?

Даже уже не знаю, настолько запуталась. Во всяком случае, не сильно. Но старалась быть хорошей, не хотелось его терять, так как посчитала, что он неплохой, и с ним возможна перспектива. Это потом уже перестала придавать большое значение возникающим время от времени у него приступам страданий и терзаний, порою по ничтожным, в моих глазах, поводам. Свыклась и стала воспринимать их как присущее нередко ему состояние, часть характера – все драматизировать. И если поначалу бросала все и старалась помочь то ему, то его очередному подавленному другу, всем, чем могла, то постепенно почувствовала, что его друзья, давя на жалость, пользуются им, а заодно и мной, и послала их подальше. Правда, на это понимание ушло немало времени. А к его очередным «угрызениям совести» или «душевным страданиям», которыми он любил меня нагружать, стала относиться снисходительно, так как поняла, что он заполняет собой меня всю и не оставляет мне даже капли свободного пространства и времени.

У нас не совпадали мнения, возникали споры, даже скандалы. Призывать его не высасывать из пустяков трагедию было тщетно. Он обижался и начинал считать, что не понимаю его. Мы, как не сразу выяснилось, оказались очень разными по жизни людьми с разным восприятием, из-за чего, чтобы лишний раз не ругаться, перестала с ним обсуждать многие события, даже телепередачи или новости, так как он начинал меня обвинять в нечувствительности, в непонимании, я же, несмотря то, что меня сильно задевали его слова, все ему прощала. «Ну и что из-за таких мелочей ругаться?» Сейчас понимаю, что в ссорах и скандалах, якобы из-за каких-то неважных вещей, он просто проявлял свое недовольство, которое не выражал прямо. Пыталась убедить себя: ничего страшного, разность характеров и восприятия не мешает нам любить друг друга, несмотря на множество противоречий, быть важными в жизни друг друга людьми и быть вместе. Непохожесть – не преграда или преодолимая преграда. Была убеждена, что наше знакомство послано свыше.

Теперь понимаю: всем людям их истории кажутся таковыми, обе стороны с нетерпением ждут и ищут близкого человека и чуть ли не каждую новую встречу считают необычной, хотя должны же люди где-то знакомиться и встречаться, тем более, когда готовы воспринимать чуть ли не каждое знакомство как знак судьбы.

Разве для меня то, что он о ней помнит – большая неожиданность. В начале нашего знакомства он не скрывал, что она, на его взгляд, во многих отношениях лучше меня, в частности талантливее, умнее, интеллигентнее.

Конечно, это было неприятно, задевало, но не оскорбляло, так как казалось, что он меня плохо знает. Что еще ему докажу, что не хуже, чего-то стою, что он ошибается. Это было, наверное, большой моей ошибкой. Никому ничего не нужно пытаться по жизни доказывать. Однако поняла это я только сейчас, спустя несколько лет.

Спрашивается: почему терпела? Была такая низкая самооценка и так плохо относилась к себе. Нет, просто он относился тоже по-разному. После «плохо» – старался потом как-то извиниться, сгладить чем-то хорошим, жалел, раскаивался. Прямо как качели.

Виною была также, моя наивность и, наверное, не осознанное до конца нежелание смотреть правде в глаза. И я постоянно что-то делала, пыталась доказать ему, что лучше, чем он думает.

Поиски в компьютере. Письмо номер три. Крах мира, в котором пребывала

Наутро, после ухода Макса на работу и отвода ребенка в садик, я расположилась по привычке на несколько минут у компьютера, так как опять вспомнила о начале его письма к ней. Надо же, оказывается, мне удалось даже на какое-то время забыть о нем! «Возможно, это было просто обращение в воображении», – допускала я, но впервые за наши четыре года совместной жизни я стала проверять содержимое компьютера.

Огромное количество папок, файлов, фотографий приборов, бесчисленное множество писем, но все, в основном, деловая переписка. Ничего не было. «Вот вспомнил и решил написать», – как бы ведет он с ней внутренний разговор. И если даже что-то и было, он уже давно все стер, просто вчера забыл, оставил случайно на несколько минут. Но еще почти две недели, при выпадении свободной минутки, продолжала искать. Моментами даже казалось, что те два злополучных слова мне померещились, но я себя тут же отрезвляла: «Такое не могло померещиться!»

Я проверяла все его записи, документы, испытывая при этом огромное унижение. Все-таки неприятно опускаться до уровня, когда копаешься в личных бумагах другого человека, но остановиться уже не могла. «Я просто теряю время», – твердила себе, но продолжала заходить во все письма.

«Нашла!» Я почувствовала, как меня охватило волнение. Это было его письмо к ней! Дальше читала фактически с затаившим дыханием.

«Я не нахожу, что «эта жизнь такая уж странная», а уж, тем более, что ты «искала определенное лекарство в интернете», а нашла мой сайт. Я искренне рад, что у тебя есть мальчик. Ты к этому искренне сильно стремилась, и Бог услышал тебя, а все остальное – «как у людей», ты тоже очень определенно выразилась. Рассказы на темы «как у людей» меня всегда мало интересуют. Последние месяцы я знал, что ты хочешь со мной связаться, так же, как и многое другое. Не удивляйся, все это обычная телепатия.

Источник:

readanywhere.ru

Татьяна Григорьева Ревность в городе Оренбург

В представленном каталоге вы сможете найти Татьяна Григорьева Ревность по доступной цене, сравнить цены, а также найти другие предложения в группе товаров Художественная литература. Ознакомиться с свойствами, ценами и рецензиями товара. Транспортировка может производится в любой город России, например: Оренбург, Улан-Удэ, Чебоксары.