Книжный каталог

Екатерина Романовна Дашкова Записки

Перейти в магазин

Сравнить цены

Категория: Прочее (Книги)

Описание

Долгие годы Екатерина Дашкова была подругой и сподвижницей императрицы Екатерины II. Вряд ли бы при дворе нашлась хоть одна тайна, в которую она не была бы посвящена. Последние годы правления императрицы Елизаветы, дворцовый переворот 1762 года и воцарение Екатерины Великой, роковые ошибки Павла I и его трагическая гибель – Екатерине Дашковой было о чём рассказать.

Характеристики

  • Форматы

Сравнить Цены

Предложения интернет-магазинов
А. В. Виноградова Княгиня Екатерина Романовна Дашкова А. В. Виноградова Княгиня Екатерина Романовна Дашкова 0 р. litres.ru В магазин >>
Екатерина Романовна Дашкова Воспоминания княгини Е.Р. Дашковой, писанные ею самой Екатерина Романовна Дашкова Воспоминания княгини Е.Р. Дашковой, писанные ею самой 0 р. litres.ru В магазин >>
Творческий коллектив шоу «Сергей Стиллавин и его друзья» Княгиня Дашкова Творческий коллектив шоу «Сергей Стиллавин и его друзья» Княгиня Дашкова 49 р. litres.ru В магазин >>
Екатерина Романовна Дашкова Memoiren der Frstin Daschkoff. T. 2 Екатерина Романовна Дашкова Memoiren der Frstin Daschkoff. T. 2 0 р. litres.ru В магазин >>
Екатерина Романовна Дашкова Записки Екатерина Романовна Дашкова Записки 0 р. litres.ru В магазин >>
Екатерина Романовна Дашкова Записки княгини Дашковой Екатерина Романовна Дашкова Записки княгини Дашковой 109 р. litres.ru В магазин >>
Россия XVIII столетия. Записки княгини Е. Р. Дашковой Россия XVIII столетия. Записки княгини Е. Р. Дашковой 205 р. bookvoed.ru В магазин >>

Статьи, обзоры книги, новости

Краткое содержание книги Дашковой «Записки»

Записки

Екатерина Романовна Дашкова пишет, что родилась в 1743 г. (на самом деле 17 марта 1744 г.) в С.-Петербурге, её крёстным отцом был будущий император Пётр III. На втором году жизни она потеряла мать и до четырёх лет воспитывалась у бабушки. Происходила она из древнего рода Воронцовых.

В семье не жалели денег на её образование: она знала четыре языка (французский, итальянский, немецкий и один из древних), танцевала, рисовала. Вместе с тем юная Дашкова плохо владела русским языком и, по её словам, позднее приложила много усилий для совершенствования в нём. С детства увлекалась чтением Бейля, Монтескьё, Вольтера, Буало, Гельвеция и других французских просветителей.

В пятнадцать лет она вышла замуж за камер-юнкера М. И. Дашкова, их браку способствовала императрица Елизавета. Вскоре у неё родились дочь и сын.

Однажды, после встречи с будущей императрицей Екатериной Великой, у них завязалось длительное близкое знакомство. Дашкова принимает активное участие в дворцовых делах, она описывает неспособность Петра III быть главою огромной империи, его презрение ко всему русскому, самодурство — всё, что в конечном итоге привело к его свержению. Находясь около Екатерины, она оказывает ей моральную поддержку. Переворот 1762 г., в описании Дашковой, приветствовало большинство придворных и солдат гвардии. Пётр III в письме к Екатерине согласился отказаться от трона в обмен на определённые жизненные удобства.

После коронации Екатерины II Дашковой было пожаловано двадцать четыре тысячи рублей, которые она употребила на покрытие долгов мужа, бывшего тогда посланником в Константинополе. Кроме того, она пожалована статс-дамой, а её муж произведён в камер-юнкеры.

Придворная жизнь изобиловала интригами. Так, фаворит Екатерины II, Григорий Орлов, зная критическое к себе отношение Дашковой, восстанавливает против неё императрицу, что приводит к временному охлаждению в их отношениях.

В это время (Дашковой двадцать лет) в Польше умирает её муж, и она остаётся один на один со многими проблемами: больными детьми, долгами мужа. Она ухитряется в течение пяти лет расплатиться с кредиторами, сохранив имения детей от распродажи, и просит Екатерину II разрешить ей поездку за границу для поправки здоровья детей. Получив разрешение и пять тысяч рублей, которые считает оскорбительно «ничтожной суммой», Дашкова уезжает в Европу. За короткое время она посещает Ригу, Кенигсберг, Берлин, Пруссию, Нидерланды, Англию, Брюссель, Антверпен и Париж, где встречается с Дидро и Вольтером, осматривает картинные галереи, парки, бывает при дворе многих особ королевских фамилий.

После двух лет путешествий Дашкова вернулась в Петербург. Орлов уже не был фаворитом, и императрица приняла её «милостиво», прислала шестьдесят тысяч рублей на покупку земли и дома, что удивило Дашкову после десятилетнего периода охлаждения. Она погружается в домашние дела, выдаёт дочь за бригадира Щербинина.

Для продолжения образования сына, несмотря на неудовольствие императрицы, Дашкова вновь испрашивает у неё разрешение на поездку за границу. Последовательно переезжая из Гродно в Вильно, затем в Варшаву и Берлин, она останавливается в городе Спа в одном доме с семьёй англичанки Гамильтон. Добиваясь возможности обучения своего тринадцатилетнего сына в университете, Дашкова переезжает в Эдинбург. По её мнению, этот мальчик, знающий латынь, математику, историю, географию, французский и английский языки, вполне способен обучаться в знаменитом Дублинском университете. Несмотря на мучившие её ревматизм и боли в желудке, Дашкова знакомится со многими сколько-нибудь заметными гражданами Англии: профессорами университета, людьми из высшего общества, парламентариями. Её хлопоты завершаются успешно — сын блестяще сдаёт экзамены и обучается в университете до летних каникул.

Дашкова вместе с сыном выезжает в Париж, где тот занимается с учеником самого Д’Аламбера, а она ведёт светскую жизнь. Далее опять продолжает путешествие по Европе: Швейцария — встречи с известными людьми, Турин — приём у королевской семьи, Сардиния — осмотр укреплений в Алессандрии, Генуя — осмотр апельсиновой и лимонной рощи, Флоренция — всемирно известные картинные галереи. Заботясь о карьере сына, Дашкова направляет императрице просьбу о повышении его военного звания, которому был дан лишь очень «низкий чин».

Далее был Рим — Дашкова заводит «полезные», по её словам, знакомства, беседует с папой в соборе Св. Петра, в Неаполе знакомится с поэтами и художниками, в Венеции катается на гондоле и осматривает достопримечательности. В Вене Дашкова была принята императором Иосифом, который назвал её «лицом историческим». В беседе с канцлером Кауницем Дашкова оспаривает достоинства Петра по переустройству России, считая, что эволюционное развитие было бы полезнее введённых им болезненных преобразований. Дашкова посещает Прагу, Дрезден, Берлин, где участвует в смотре войск и парадах. Вопреки обычаям, Фридрих Великий сошёл с коня и беседовал с Дашковой. Наконец долгое путешествие завершается в Петербурге.

По возвращении Дашкова посылает «маленькое поручение» князю Потёмкину о воинском звании своего сына и представлении её детей императрице. Дозволение было получено, и дети представлены императрице, которая не только «выразила удовольствие» по поводу возвращения Дашковой, но и чётко обозначила своё расположение, пригласив семью на обед, произвела сына в чин штабс-капитана гвардии Семёновского полка. Самой Дашковой Екатерина II пожаловала местечко Крутое с 2500 крестьянами. Несмотря на регулярную помощь со стороны императрицы, Дашкова, по её словам, всегда обладала состоянием «ниже среднего».

Однажды, после того как Дашкова добилась назначения своей племянницы фрейлиной, императрица предложила ей место директора Академии наук. После небольших колебаний и растерянности, а также переговоров с Потёмкиным, объяснившим намерения императрицы желанием удержать Дашкову при дворе, та дала своё согласие. Опираясь на помощь императрицы, Дашкова активно включилась в дела Академии, расстроенные при прежнем директоре Домашневе. Вскоре опять стали выходить «Комментарии», первые два тома которых в основном включали труды Эйлера. Путём реорганизации ведения дел удалось избавиться от долгов русским, парижским и голландским книготорговцам; было увеличено число учеников гимназии до пятидесяти и число обучающихся ремеслу до сорока человек; увеличено жалованье профессорам; введены курсы математики, геометрии и естественной истории, читаемые русскими профессорами на русском языке.

При дворе по-прежнему царят интриги, новый фаворит Ланской невзлюбил Дашкову, генерал-прокурору Вяземскому также не нравится её деятельность. Вместе с тем текущая нагрузка всё увеличивается: так, Екатерина II по записке Дашковой утверждает её президентом новой Академии русского языка, одной из обязанностей которой должен был являться перевод древних авторов. Финансовое положение Академии улучшается из года в год, завершена работа над словарём русского языка, в которой принимали участие все члены Академии.

Во время войны со Швецией Дашкова получает от герцога Зюдерманландского, брата шведского короля, послание и пакет, в котором было сообщение Франклина о принятии её в Филадельфийское философское общество, однако императрица не позволяет продолжать переписку.

В это же время сын Дашковой женится, не испросив у матери согласия, на купеческой дочери Алферовой, чем приводит её в негодование и болезненное состояние. Дашкова заболевает нервной лихорадкой и перестаёт работать. Только зимой здоровье её понемногу улучшается, и она восстанавливает привычный распорядок дел: два-три дня во дворце, сбор материалов к словарю, текущие хлопоты по финансированию Академии. Случаются размолвки с императрицей — так, Дашкова даёт разрешение на публикацию пьесы Княжнина «Вадим Новгородский», которая вызывает гнев Екатерины II.

Домашние дела также занимают много времени, финансовые дела её дочери плохи и запутанны, Дашковой приходится приложить много усилий для приведения их в порядок. Всё, вместе взятое, заставляет её в очередной раз просить императрицу о двухгодичном отпуске и освобождении её от обеих Академий. Интриги нового фаворита Зубова приводят к холодности императрицы при расставании с Дашковой. В своём имении Троицкое Дашкова энергично проводит хозяйственную реорганизацию. Там же она получает известие о смерти императрицы.

Император Павел I увольняет её из обеих Академий и приказывает жить в деревне. В последующем ей предписывается удалиться в имение сына на севере Новгородской губернии, за ней устанавливается негласное наблюдение.

В связи с ухудшившимся состоянием здоровья Дашкова переправляет императору письмо с просьбой об изменении места проживания. Благодаря близости сына Дашковой к Павлу I и удачному стечению обстоятельств, тот удовлетворяет просьбу. Возвратившись в Троицкое, Дашкова возобновляет свои садовые, земледельческие и строительные работы. Дашкова сравнивает в своих записках царствования Екатерины и Павла и предрекает падение последнего. Молодой император Александр просит Дашкову вернуться ко двору, на что та отвечает благодарным письмом. При дворе Дашкова отмечает тенденцию принижения значения Екатерины II и превознесения деятельности Петра I, что вызывает у неё протест, всеми замеченный.

В заключение «Записок» Дашкова поручает распоряжаться своими мемуарами г-же Вильмот, кузине подруги Дашковой — мисс Г. Гамильтон.

Эмодзи-пересказ

Эксперимент. Опишите книгу «Записки» не более чем в семи эмодзи. Лучшие варианты опубликуем на сайте.

Вопросы и комментарии

Что-то было непонятно? Нашли ошибку в тексте? Есть идеи, как лучше пересказать эту книгу? Пожалуйста, пишите. Сделаем пересказы более понятными, грамотными и интересными.

Что ещё пересказать?

Не нашли пересказа нужной книги? Отправьте заявку на её пересказ. В первую очередь мы пересказываем те книги, которые просят наши читатели.

Перескажите свою любимую книгу

В «Народном Брифли» мы вместе пересказываем книги. Каждый может внести свой вклад. Цель — все произведения мира в кратком изложении.

Источник:

briefly.ru

Дашкова Екатерина Романовна

Екатерина Романовна Дашкова Записки
  1. Главная
  2. Ученые
  3. Дашкова Екатерина Романовна
Дашкова Екатерина Романовна

Годы жизни: 1744, 17 марта-1819, 4 января

Место рождения: Санкт-Петербург

Направления деятельности: гуманитарные науки

ДАШКОВА (урожденная графиня Воронцова) ЕКАТЕРИНА РОМАНОВНА [17(28).03.1743 или 1744, Санкт-Петербург – 4(16).01.1810, с. Троицкое Калужской губ.], княгиня, президент Российской академии.

Дочь графа Романа Илларионовича Воронцова. Воспитывалась в доме дяди, вице-канцлера Михаила Илларионовича Воронцова. «Превосходное», по понятиям того времени, воспитание ее ограничивалось обучением новым языкам, танцам и рисованию. Только благодаря охоте к чтению Дашкова сделалась одной из образованнейших женщин своего времени. Любимые писатели ее были Ш.-Л. Монтескье, Н. Буало и Вольтер. Поездки за границу и знакомство со знаменитыми писателями много способствовали ее дальнейшему образованию и развитию.

С ранних лет Дашкову постоянно занимали вопросы политики. Еще в детстве она рылась в дипломатических бумагах своего дяди и следила за ходом русской политики. Время интриг и быстрых государственных переворотов способствовали развитию в ней честолюбия и желать играть историческую роль. До некоторой степени Дашковой это и удалось. Знакомство с великой княгиней Екатериной Алексеевной (1758 г.) и личное к ней расположение сделало Дашкову преданнейшей ее сторонницей. Их связывали также и литературные интересы. Окончательное сближение с Екатериной произошло в конце 1861 г., по вступлении на престол Петра III. Задумав государственный переворот и, вместе с тем, желая до времени оставаться в тени, Екатерина избрала главными союзниками своими Григория Григорьевича Орлова и княгиню Екатерину Романовну Дашкову. Первый пропагандировал среди войск, вторая – среди сановников и аристократии. Благодаря Дашковой были привлечены на сторону императрицы граф Никита Иванович Панин, граф Кирилл Григорьевич Разумовский, Иван Иванович Бецкой, князь Сергей Федорович Барятинский, А.И. Глебов, асессор Академии наук и действительный статский советник «в отставке» Григорий Николаевич Теплов и др. Когда переворот совершился, другие лица, против ожидания Дашковой, заняли первенствующее место при дворе и в делах государственных; вместе с тем охладели и отношения императрицы к Дашковой.

Некоторое время спустя после смерти своего мужа, бригадира князя Михаила Ивановича Дашкова (1764 г.), Екатерина Романовна провела в подмосковной деревне, а в 1768 г. предприняла поездку по России. В декабре 1769 г. ей разрешено было заграничное путешествие. В течение 3 лет Дашкова посетила Германию, Англию, Францию, часто виделась и беседовала с Д. Дидро и Вольтером. 1775-1782 гг. она снова провела за границей – ради воспитания своего единственного сына, окончившего курс в Эдинбургском университете. В Англии Дашкова познакомилась с Робертсоном и Адамом Смитом; затем она посетила Париж, Швейцарию, Германию, а также Италию. В это время отношения ее с императрицей несколько улучшились. Дашковой было предложено место директора Санкт-Петербургской академии наук и художеств.

По мысли Дашковой, была открыта Российская академия (21 октября 1783 г.), имевшая одною из главных целей усовершенствование русского языка; в ней княгиня Дашкова была первым президентом. Новое неудовольствие императрицы Дашкова навлекла напечатанием в «Российском феатре» (издававшемся при Академии) трагедии Я. Б. Княжнина «Вадим Новгородский» (1795 г.). Трагедия эта была изъята из обращения. В том же 1795 г. Дашкова выехала из Санкт-Петербурга и жила в Москве и подмосковной своей деревне. В 1796 г., тотчас по восшествии на престол, император Павел I отставил Дашкову от всех занимаемых ею должностей и приказал жить в новгородском ее имении. Только при содействии императрицы Марии Федоровны Дашковой разрешено было поселиться в Калужской губернии, а потом и в Москве. В Москве же, не принимая более участия в литературных и политических делах, Дашкова скончалась 4 января 1810 г.

Наибольшего внимания заслуживает не политическая роль Дашковой, продолжавшаяся весьма недолго, а деятельность ее в Академии и в литературе. По назначении директором Академии Дашкова в речи своей выражала уверенность, что науки не буду составлять монополию академии, но, «присвоены будучи всему отечеству и вкоренившись, процветать будут». С этою целью по ее инициативе были организованы при Академии публичные лекции (ежегодно, в течение 4-х летних месяцев), имевшие большой успех и привлекавшие большое число слушателей. Дашкова увеличила число студентов-стипендиатов Академии с 17 до 60 и воспитанников Академии художеств – с 21 до 40. В продолжение 11 лет директорства Дашковой Академическая гимназия проявляла свою деятельность не только на бумаге. Несколько молодых людей отправлены были для довершения образования в Геттинген.

Учреждение так называемого «переводческого департамента» (взамен «собрания переводчиков» или «российского собрания») имело целью доставить русскому обществу возможность читать лучшие произведения иностранных литератур на родном языке. В это время появился целый ряд переводов, по преимуществу с классических языков. По почину Дашковой был основан журнал «Собеседник любителей российского слова», выходивший в 1783 и 1784 гг. (16 книжек) и носивший сатирическо-публицистический характер. В нем участвовали лучшие литературные силы: Г. Р. Державин, М. М. Херасков, В. В. Капнист, Д. И. Фонвизин, И. Ф. Богданович, Я. Б. Княжнин. Здесь помещены были «Записки о русской истории» императрицы Екатерины, ее же «Были и небылицы», ответы на вопросы Фонвизина, «Фелица» Державина. Самой Дашковой принадлежит надпись в стихах к портрету Екатерины и сатирическое «Послание к слову: так». Другое, более серьезное издание – «Новые ежемесячные сочинения» – начато было с 1786 г. (продолжалось до 1796 г.).

При Дашковой начата была новая серия мемуаров академиков под заглавием «Nova acta Academiae scientiarum petropolitanae» (с 1788 г.). По мысли Дашковой издавался при Академии сборник «Российский феатр». Главным научным предприятием Российской академии было издание «Толкового словаря русского языка». В этом коллективном труде Дашковой принадлежит собирание слов на буквы ц, ш, щ, дополнения ко многим другим буквам; она также много трудилась над объяснением слов (преимущественно обозначающих нравственные качества). Сбережение многих академических сумм, умелое экономическое управление Академией – несомненная заслуга Дашковой. Лучшей оценкой ее может служить то, что в 1801 г., по вступлении на престол императора Александра I, члены Российской академии единогласно решили пригласить Дашкову снова занять председательское кресло в Академии (Дашкова отказалась от этого предложения).

Кроме названных литературных трудов Дашкова писала стихи на русском и французском языках (большею частью в письмах к императрице Екатерине), перевела «Опыт о эпическом стихотворстве» Вольтера (перевод вышел в 1763 г. в журнале «Невинное упражнение» и отдельным изданием в 1781 г.), переводила с английского (переводы публиковались в «Опытах трудов вольного российского собрания», 1774 г.), произнесла несколько академических речей (написанных под сильным влиянием речей М. В. Ломоносова). Некоторые ее статьи напечатаны в «Друге просвещения» (1804-1806 гг.) и в «Новых ежемесячных сочинениях». Ей принадлежит также комедия «Тоисиоков, или человек бесхарактерный», написанная по желанию Екатерины для эрмитажного театра (1786 г.), и драма «Свадьба Фабиана, или алчность к богатству наказанная» (продолжение драмы А. Ф. Ф. Коцебу «Бедность и благородство души»). В Тоисиокове (человеке, желающем «и то и сио») видят Л. А. Нарышкина, с которым Дашкова вообще не ладила, а в противоположной ему по характеру героине Решимовой – автора комедии.

Важным историческим документом являются мемуары Дашковой, изданные сначала на английском языке в 1840 г., с дополнениями и изменениями. Французский текст мемуаров, принадлежащий несомненно Дашковой, появился только в кн. 21 «Архива князя Воронцова» («Mon histoire»). Сообщая очень много ценных и интересных сведений о перевороте 1762 г., о собственной жизни за границей, придворных интригах и т.д., княгиня Дашкова не отличается беспристрастностью и объективностью. Восхваляя императрицу Екатерину, она почти не дает никаких фактических оснований такому восхвалению. Нередко сквозит в Записках как бы обвинение императрицы в неблагодарности. Далеко не оправдывается фактами подчеркиваемое бескорыстие автора мемуаров.

Лященко А. Дашкова Е.Р. // Энциклопедический словарь / Ф.А. Брокгауз, И.А. Ефрон. Т. 10. СПб., 1893. С. 164-165.

Иловайский Д.И. Биография Дашковой // Д. Иловайский Сочинения. 1884;

Афанасьев А.Н. Литературные труды Дашковой // Отечественные записки. 1860. № 3;

Директор Академии наук Дашкова // Чтен. общ. ист. 1. 1867;

Сухомлинов М. История Российской академии. Ч. 1;

Добролюбов Н.А. «О Собеседнике» // Н.А. Добролюбов. Сочинения. Т. 1.

Галахов. // Отечественные записки. 1856. № 11, 12;

Пекарский П.П. Материалы для истории журн. Деятельности императрицы Екатерины // Записки Академии наук. Т. 8;

Семевский В.И. // Русская старина. 1874. № 3

Архив князя Воронцова. Кн. 21. СПб., 1888.

Суворин А.С. Кн. Е.Р. Дашкова. Вып. 1. СПб., 1888.

Летопись Российской Академии наук. Т.1. 1724-1802. СПб., 2000. - С. 945.

Некролог : Сего января 4 числа скончалась в Москве княгиня Екатерина Романовна Дашкова, статс-дама и кавалер ордена св. Екатерины 1-го класса, урожденная графиня Воронцова.// Вестник Европы / изд. М. Каченовский, В. Жуковский.. 1810. № 1. – М. : В Университетской типографии. 1810. C. 149-151.

Источник:

library.ruslan.cc

ЕКАТЕРИНА РОМАНОВНА ДАШКОВА

Екатерина Романовна Дашкова Записки

ЕКАТЕРИНА РОМАНОВНА ДАШКОВА

Княгиня. Участница государственного переворота 1762 года, приведшего на престол Екатерину II. С 1769 года более 10 лет жила за границей, встречалась с Вольтером, Д. Дидро, А. Смитом. В 1783—1796 годах была директором Петербургской Академии наук и президентом Российской академии. Автор «Записок».

Трубы исторической славы возвещали о ней, как об «учёном муже и президенте двух российских академий». И если кто-либо в самом приятном сне не мог грезить о большем возвышении, если кому-то приходилось карабкаться к вершинам земной славы, обдирая ногти до крови от напряжения, то Екатерина Дашкова, по иронии случая, больше всего желала для себя обычной женской судьбы: мужа, детей, семейного очага, где царствует любовь, только любовь… Как призрачная тень мелькнула в жизни нашей героини небесная благодать, поманила, подразнила и оставила в одиночестве.

Пятнадцатилетняя графиня Воронцова выходила замуж по большой любви. Она и слышать не хотела ни о каких «неприятных обстоятельствах». Жених Михаил Дашков, поручик Преображенского полка, красавец, увлёк одну из барышень многочисленного семейства Воронцовых, вступил с ней в связь, и дело едва не кончилось скандалом. Однако для влюблённой, напористой Екатерины подобная история не показалась достойным поводом отсрочить свадьбу. Злые языки в Петербурге поговаривали, будто на балу, когда Дашков неосторожно рассыпался в комплиментах перед молоденькой графиней, девица Воронцова не растерялась, позвала дядюшку-канцлера и сказала: «Дядюшка, князь Дашков делает мне честь, просит моей руки».

Но чего бы ни придумывали сплетники, этот, казалось, не слишком удачный брак принёс радость обоим супругам. Екатерина с головой окунулась в омут безумной любви, а Михаил с радостью принял страстное обожание умной женщины. Наша героиня забросила свои прежние увлечения — книги, энциклопедии, словари. Надо сказать, что такая юная особа, каковой являлась Екатерина, успела сама собрать ко времени замужества одну из самых больших частных библиотек России. Да не просто собрать, а ещё и тщательно изучить многочисленные фолианты. И среди мужчин более почтенного возраста немного нашлось бы в России XVIII века столь широко образованных людей. Но семья, любовь заставили Дашкову понять, что есть вещи гораздо более приятные, нежели корпение над книгами. От размышлений о Вольтере и Монтене она охотно отошла к заботам о дорогом муже и терзаниям низменной ревности. Однажды заболевший Дашков, чтобы не волновать родственников, не поехал домой после очередной командировки, а решил отлежаться у тётки. Узнав об этом, уже начавшая рожать Екатерина, превозмогая страшную боль, поехала к мужу и даже самостоятельно поднялась к нему по лестнице. Через час после встречи с Михаилом она уже стала матерью. По поводу этого случая можно сказать лишь то, что не зря верность и самоотверженность русских женщин стали темой для многочисленных литературных произведений.

В Москве, где прошли первые годы счастливого замужества, Екатерина с грустью вспоминала свою венценосную подругу, тёзку Екатерину. С первого знакомства они прониклись взаимной симпатией, выделили друг друга из довольно серой массы особ слабого пола — созданий мелких и пустых, интересовавшихся лишь «булавками» да свежими сплетнями двора. Дашкова понимала, что с возвращением в Петербург домашняя жизнь для неё закончится, зато она получит возможность вновь видеться с молодой императрицей, к которой она наряду с безграничным восхищением её умом испытывала и глубокую женскую жалость. Подруга страдала от глупости и деспотизма своего высокопоставленного мужа и часто рыдала на плече Дашковой, поверяя наперснице самые сокровенные свои чаяния. Курьёзность ситуации заключалась ещё и в том, что любовницей Петра III и, больше того, самым близким ему человеком была родная сестра Дашковой — Елизавета Воронцова. Однако даже это обстоятельство не помешало тому, что две Екатерины — «большая» и «маленькая» — были чрезвычайно близки друг другу.

В офицерском мундире, в лихо надвинутой треуголке, похожая на пятнадцатилетнего юношу — такой была Дашкова в самый незабываемый день её жизни — 28 июня 1762 года. Свершилось то, о чём мечтали подруги, шептались, беспрестанно оглядываясь на двери, в зловещей тишине царских покоев. Теперь они на конях, Пётр III отрешён от престола, а за ними — многотысячное войско, готовое в огонь и в воду. Рассказывали, будто Дашкова в этот день несколько раз выхватывала шпагу. Ситуация складывалась непросто, и Дашкова отчаянно рисковала, чтобы спасти подругу, чтобы подарить России сильную и разумную власть. Рисковала своими детьми, своим обожаемым мужем, который во время дворцового переворота находился далеко от Петербурга.

В невероятной сумятице событий, опьянённая восторгом свершившегося, здравицами, возбуждением толпы, Дашкова не заметила, что венценосной подружке уже не очень приятно видеть рядом с собой умную женщину. Екатерина II слишком долго терпела, слишком мучительно шла к власти, чтобы с кем-либо разделить пришедшую славу. Царице казалась достаточной помощь братьев Орловых, а о «жалостливых» женских беседах с подругой ей хотелось поскорее забыть.

Возвращение мужа из командировки по приказу Екатерины II стало своеобразной и единственной наградой Дашковой за верность и мужество. Теперь характер общения нашей героини с императрицей изменился. Дашковы обязаны были посещать весёлые дворцовые приёмы, нравы которых становились все фривольнее. Нерасположенная к забавам Дашкова, с её влюблённостью в одного мужчину, чувствовала себя в атмосфере опьяняющей эротической игры екатерининского двора неуютно. Но отказаться от царской милости было нельзя, к тому же Михаил, муж нашей героини, весьма удачно вписался в озорной кружок властительницы.

Есть в воспоминаниях Дашковой фраза, которая позволяет о многом догадываться. Княгиня пишет, что лишь две вещи на свете были способны перевернуть в ней все, лицом к лицу столкнуться с адом: первая — это тёмные пятна на короне Екатерины, то есть убийство государя; вторая — неверность мужа. Дашкова в «Записках» лишь упомянула о несчастье, её постигшем (она предпочитала вспоминать о князе в восторженных тонах), а мы можем лишь предположить, кто стал причиной глубокой сердечной раны нашей героини. Дочь княгини, Анастасия Щербинина, рассказывала Пушкину, очень интересовавшемуся её знаменитой матерью, что семейная драма Дашковых была связана с увлечением князя Михаила императрицей. Правда, безоговорочно верить этой версии нельзя, однако, зная нравы Екатерины, её моральные принципы, легко представить — почему бы императрице и не увлечься красивым, стройным офицером, который к тому же достаточно прост, чтобы разделить незатейливые шутки двора. Если Щербинина права, то диву даёшься, как смогла Дашкова пережить двойное предательство, с каким чувством она стояла у колыбели второго сына, крёстной матерью которого вызвалась стать сама Екатерина.

Беда не приходит, как известно, одна. Вскоре Дашкова потеряла горячо любимого мужа. До последнего вздоха княгиня считала смерть Михаила катастрофой своей жизни, а ведь ей было всего двадцать два. Пятнадцать дней после получения известия о кончине мужа Дашкова находилась в состоянии комы. И лишь дети возвратили её к реальности. Михаил поставил семью на грань полного разорения. Чтобы заплатить многочисленные долги покойного мужа, Дашковой следовало продать землю, но ради будущего своих чад наша героиня отправилась в деревню и экономила на всём, живя в крайней бедности. «Если бы мне сказали до моего замужества, что я, воспитанная в роскоши и расточительности, сумею в течение нескольких лет… лишать себя всего и носить самую скромную одежду, я бы этому не поверила».

Спартанское существование принесло свои плоды лишь спустя пять лет. Дети подросли, и собранную сумму денег Дашкова решила употребить на заграничное путешествие с целью воспитания и образования сына Павла и дочери Анастасии. Эта молодая ещё женщина, знатная, весьма примечательная, пренебрегла всем личным ради интересов собственных детей. В 27 лет она выглядела на сорок, для неё, пылкой, увлекающейся, страстной больше не существовало мужчин. Дашкова теперь методично изучала системы образования разных стран. Безусловно, что самой передовой школой Европы того времени являлась английская, но и она не совсем удовлетворяла требовательную Дашкову.

Княгиня составила собственные программы обучения Павла, больше похожие по точности на рецепты врача. Шотландские профессора получили от любящей матери эти рекомендации с требованием неукоснительного их исполнения. Восемь лет — столько длилось обучение сына за границей — Дашкова находилась рядом. Крайняя скудость существования не мешала Екатерине Романовне, заботясь о душевном комфорте детей, устраивать в Эдинбурге даже балы для молодёжи. Танцы, музыка, рисование, театры, верховая езда, уроки фехтования — расходы на это её не страшили.

Пожалуй, самые строгие педагоги не смогли бы обнаружить изъянов в системе воспитания «по Дашковой», оттого-то не укладывается в голове получившийся феномен — дети выросли на редкость никчёмными и бестолковыми. «Простак и пьяница», — скажет о Павле Дашкове крёстная его мать — императрица. Ну а скандальные истории, в которые попадала Анастасия, поражая общество своей сумасбродностью, обсуждал весь Петербург.

К возвращению Дашковой в Россию по прошествии многих лет императрица отнеслась благосклонно. За границей княгиня приобрела славу одной из самых просвещённых женщин Европы. Её принимали Дидро и Адам Смит, сам старик Вольтер, больной и дряхлый, сделал исключение для «северной медведицы» (так Дашкову называли в чужих краях) и нашёл время побеседовать с ней. В «прекрасном далеке» Екатерина Романовна принялась сочинять музыку, в чём весьма преуспела. Сложные полифонические произведения, исполняемые хором, которым дирижировала русская княгиня, повергали публику в восхищение. Царица не могла пренебрегать мнением просвещённой Европы, да и былые обиды позабылись. Для обеих наступило время зрелости и мудрости. Дашковой исполнялось 37…

Однажды на балу бывшая подруга предложила Дашковой возглавить Академию наук. Случай в истории России неслыханный! Никогда ни до ни после женщина не занимала такой высокий государственный пост. Свободомыслящая Европа и та не удержалась от изумления. Джованни Казанова писал в «Мемуарах»: «Кажется, Россия есть страна, где отношения обоих полов поставлены совершенно навыворот: женщины тут стоят во главе правления, председательствуют в учёных учреждениях, заведывают государственной администрацией и высшею политикой. Здешней стране недостаёт одной только вещи, а этим татарским красоткам — одного лишь преимущества, именно: чтобы они командовали войсками».

Зимним утром 1783 года Дашкова упросила знаменитого математика Леонарда Эйлера представить её уважаемым учёным мужам. Придирчивая академическая публика с первых минут увидела в Дашковой справедливого и мудрого директора: заметив, что на место рядом с ней пытается пробраться бездарный учёный, властным жестом остановила проныру, обратившись к старцу Эйлеру: «Сядьте, где вам угодно. Какое бы место вы ни избрали, оно станет первым с той минуты, как вы его займёте».

Императрица не ошиблась в своём выборе. Дашкова буквально возродила Российскую Академию из пепла. Наша героиня сразу отказалась от соблазна руководить наукой. Дашкова предпочла хозяйственную, издательскую и научно-просветительскую деятельности и преуспела во всех трех. Почти за 12 лет своего президентства Екатерина Романовна восстановила академическое хозяйство (начать ей пришлось буквально с заготовки дров, чтобы покончить с безобразной практикой, когда учёные мужи от холода кутались на заседаниях в тяжёлые шубы). Дашкова построила новое здание Академии, и, хотя, по свидетельствам современников, она попортила много крови архитектору Кваренги своим придирчивым характером, в памяти потомков княгиня осталась заботливой попечительницей науки и просвещения. Она восстановила деятельность типографии, с огромным трудом «выбивала» деньги на организацию научных экспедиций. Большое внимание Дашкова, следуя своим пристрастиям, уделила педагогике и образованию. При её непосредственном участии и заботе составлялись новые программы обучения для гимназии при Академии. В критериях отбора талантливых юношей Екатерина Романовна была непоколебима и, несмотря ни на какие протеже, безжалостно отчисляла оболтусов из числа учеников.

По инициативе Дашковой Академия предпринимает первое издание сочинений Ломоносова с биографической статьёй, выпускает «Словарь Академии Российской» — выдающийся научный труд конца XVIII века, выходит вторым изданием «Описание земли Камчатки» профессора естественной истории С.П. Крашенинникова. С лёгкой руки нашей героини крупнейшие учёные начинают читать в Петербурге публичные лекции по математике, минералогии, естественной истории. Именно при Дашковой статус науки, знания поднялся в русском обществе на недосягаемую высоту. Радея об интересах страны, наша героиня запретила раз и навсегда сообщать открытия отечественных учёных за границей, «пока Академия не извлекла из них славу для себя путём печати и пока государство не воспользовалось ими».

Популярность Дашковой, как главы российской науки, тем ещё ценна, что официальным президентом Академии в то время считался граф К.Г. Разумовский. На этот высокий пост его назначила царица Елизавета Петровна, уважение к памяти которой Екатерина II всячески подчёркивала, чувствуя свою вину в смерти Петра III. Кроме того, Разумовский, командир Измайловского полка, выступил на стороне Екатерины во время переворота 1762 года, а таких услуг, как известно, правители не забывают, поэтому лишить графа высокого поста царица не решилась, зато изобрела для Дашковой должность директора Академии. Но в историю всё-таки именно Дашкова вошла как президент — да ещё и двух Академий. В 1783 году царица утвердила указ об открытии Российской Академии, созданной по инициативе Екатерины Романовны как центр наук гуманитарных.

Чем выше всходила «президентская» звезда Дашковой, тем печальнее складывалась её частная жизнь. Любящая мать не могла не замечать бездарность сына, и продвижение по службе давалось Павлу Дашкову лишь неусыпными хлопотами «президентши», к тому же сын женился на дочери приказчика, о чём Екатерина Романовна узнала совершенно случайно из обронённых слов встретившегося однажды знакомого. Скандал в именитом семействе удавалось скрывать недолго, и вскоре весь Петербург с удовольствием обсуждал на всех перекрёстках нелепую свадьбу. Злопыхатели получили возможность «уколоть» Дашкову в самое чувствительное место.

И всё же неурядицы с сыном были лишь «цветочками» по сравнению с теми проблемами, которые создавала Дашковой её дочь Анастасия. Диву даёшься, отчего у такой умной матери и красавца-отца появилась девочка странная, ограниченная, да к тому же с физическим недостатком — горбом. Властная, заботливая мать, Дашкова поторопилась выдать незавидную пятнадцатилетнюю невесту за меланхоличного, безвольного алкоголика Щербинина, который «купился» на богатство и знатность Дашковых. Муж, естественно, с первых же дней супружества пренебрёг уродливой женой, уехал за границу, а Екатерина Романовна считала своим долгом опекать непутёвую дочку. Но пришло время — Анастасия повзрослела и отомстила за собственную несостоятельность не в меру заботливой мамаше.

К великому стыду Дашковой, за дочерью президента двух Академий потянулся длинный шлейф скандальных историй. Анастасия завела знакомства с сомнительными личностями, промотала деньги, влезла в долги. Сумасбродства Анастасии довели её до того, что она попала под надзор полиции. Екатерине Романовне приходилось писать униженные прошения, поручаться за непутёвую дочь, освобождать её под залог. Собственное же влияние на Анастасию у матери давно кончилось, они уже перестали понимать друг друга, но самое прискорбное — непонимание перерастало в непримиримую ненависть. Для Дашковой отношения с детьми, которым она посвятила свою жизнь, ради которых пожертвовала она личной, женской судьбой, стали настоящим крахом всех её ценностей. Она была близка к самоубийству.

После смерти Екатерины II карьера Дашковой закончилась. Для Павла наша героиня была сподвижницей ненавистной матери, а значит, врагом нового самодержца. Как многих соратников царицы, Дашкову сослали в глухую деревеньку, где в полном одиночестве ей надлежало доживать последние годы. 1807 год принёс Екатерине Романовне ещё один страшный удар. Проболев несколько дней, в Москве скончался её сын. На похоронах Павла Михайловича разыгралась безобразная сцена между матерью и дочерью. Скандал был таким громким, что священнику даже пришлось приостановить отпевание в церкви. Дочь билась в истерике, пытаясь оттеснить мать от гроба. Суть конфликта оказалась до обидного прозаической. Анастасия опасалась, что наследство бывшего президента перейдёт к воспитаннице Дашковой — мисс Вильмонт, которая приехала из Англии, чтобы скрасить старость княгини.

Дашкова действительно хотела удочерить Мэри и оставить её навсегда возле себя. Но мисс Вильмонт, похоже, тоже тяготилась обществом навязчивой княгини. И однажды, чтобы избежать драматического прощания, Мэри ночью покинула дом своей опекунши. Вслед беглянке полетели душещипательные письма: «Что я скажу вам, моё любимое дитя, чтобы не огорчило вас? Я печальна, очень печальна, слезы текут из глаз моих, и я никак не могу привыкнуть к нашей разлуке…»

Менялись времена, монархи, нравы. Последней просьбой, обращённой к новому царю Александру, стала воля умирающей: дочери к гробу её не подпускать. В полном одиночестве, в бедности и запустении, брошенная всеми, среди крыс, ставших единственными собеседницами, закончила свою жизнь некогда известная всей Европе образованнейшая женщина своего времени.

Источник:

www.redov.ru

Екатерина Романовна Дашкова Записки в городе Кемерово

В нашем каталоге вы сможете найти Екатерина Романовна Дашкова Записки по разумной цене, сравнить цены, а также посмотреть другие предложения в группе товаров Прочее (Книги). Ознакомиться с параметрами, ценами и рецензиями товара. Транспортировка выполняется в любой город России, например: Кемерово, Красноярск, Казань.