Книжный каталог

Петра Дурст-Беннинг Дочь Стеклодува

Перейти в магазин

Сравнить цены

Описание

XIX век. Лауша – маленькая деревушка в Германии, где живут стеклодувы. По древней традиции, мужчины выдувают стекло, а женщины отвечают за его украшение. После смерти старого Штайнманна три его юные дочери – Иоганна, Рут и Мари – остались совершенно без средств к существованию. Однако младшая сестра Мари решает пренебречь правилом и стать настоящим стеклодувом. Втайне от всех она начинает изготавливать самые красивые рождественские украшения, которым позавидовал бы любой мужчина в Лауше!

Характеристики

  • Форматы

Сравнить Цены

Предложения интернет-магазинов
Петра Дурст-Беннинг Дочь стеклодува Петра Дурст-Беннинг Дочь стеклодува 130 р. litres.ru В магазин >>
Петра Дурст-Беннинг Дочь стеклодува Петра Дурст-Беннинг Дочь стеклодува 345 р. ozon.ru В магазин >>
Петра Дурст-Беннинг Американская леди Петра Дурст-Беннинг Американская леди 186 р. litres.ru В магазин >>
Гейнце Н. Дочь Великого Петра Гейнце Н. Дочь Великого Петра 75 р. chitai-gorod.ru В магазин >>
Гейнце Н. Дочь Великого Петра Гейнце Н. Дочь Великого Петра 682 р. chitai-gorod.ru В магазин >>
Гейнце Н. Дочь Великого Петра Гейнце Н. Дочь Великого Петра 334 р. chitai-gorod.ru В магазин >>
Валишевский К. Петр Великий. Царство женщин. Дочь Петра Великого Валишевский К. Петр Великий. Царство женщин. Дочь Петра Великого 710 р. chitai-gorod.ru В магазин >>

Статьи, обзоры книги, новости

Читать и скачать книгу Петра Дурст-Беннинг - Дочь стеклодува бесплатно

Петра Дурст-Беннинг Дочь стеклодува Петра Дурст-Беннинг - Дочь стеклодува

  • Скачать
  • Отрывок

XIX век. Лауша – маленькая деревушка в Германии, где живут стеклодувы. По древней традиции, мужчины выдувают стекло, а женщины отвечают за его украшение. После смерти старого Штайнманна три его юные дочери – Иоганна, Рут и Мари – остались совершенно без средств к существованию. Однако младшая сестра Мари решает пренебречь правилом и стать настоящим стеклодувом. Втайне от всех она начинает изготавливать самые красивые рождественские украшения, которым позавидовал бы любой мужчина в Лауше!

© Ullstein Buchverlage GmbH, Berlin

Петра Дурст-Беннинг родилась в 1965 году в Баден-Вюртемберге, а сейчас живет вместе с мужем неподалеку от Штутгарта. Она является одним из самых успешных немецких авторов исторических романов, например, ее сага о стеклодувах – начало.

Источник:

knignik.net

Петра Дурст-Беннинг Дочь стеклодува скачать книгу fb2 txt бесплатно, читать текст онлайн, отзывы

Дочь стеклодува

Читатель! Мы искренне надеемся, что ты решил читать книгу "Дочь стеклодува" Дурст-Беннинг Петра по зову своего сердца. Замечательно то, что параллельно с сюжетом встречаются ноты сатиры, которые сгущают изображение порой даже до нелепости, и доводят образ до крайности. Загадка лежит на поверхности, а вот ключ к отгадке едва уловим, постоянно ускользает с появлением все новых и новых деталей. Динамика событий разворачивается постепенно, как и действия персонажей события соединены временной и причинной связями. Существенную роль в успешном, красочном и динамичном окружающем мире сыграли умело подобранные зрительные образы. Отличный образец сочетающий в себе необычную пропорцию чувственности, реалистичности и сказочности. Развязка к удивлению оказалась неожиданной и оставила приятные ощущения в душе. Зачаровывает внутренний конфликт героя, он стал настоящим борцом и главная победа для него - победа над собой. Яркие пейзажи, необъятные горизонты и насыщенные цвета - все это усиливает глубину восприятия и будоражит воображение. Актуальность проблематики, взятой за основу, можно отнести к разряду вечных, ведь пока есть люди их взаимоотношения всегда будут сложными и многообразными. Создатель не спешит преждевременно раскрыть идею произведения, но через действия при помощи намеков в диалогах постепенно подводит к ней читателя. "Дочь стеклодува" Дурст-Беннинг Петра читать бесплатно онлайн приятно и увлекательно, все настолько гармонично, что хочется вернуться к нему еще раз.

НЕСМОТРЯ пишется вместе. Это к предыдущему обращению к читателю.

Добавить отзыв о книге "Дочь стеклодува"

Источник:

readli.net

Скачать книгу - Дочь стеклодува - Петра Дурст-Беннинг, Load the Book

Скачать книгу «Дочь стеклодува» Петра Дурст-Беннинг

«Дочь стеклодува» — одна из самых интересных работ, Петры Дурст-Беннинг, на написание которой автор потратил много времени и сил. Данная книга, позволит вам погрузиться в мир своих фантазий с первых же страниц произведения. Хотели бы вы убежать от повседневной суеты, трудностей и погрузиться в захватывающий мир трепетных переживаний и радости за главного героя повести? Для этого вам всего лишь нужно скачать книгу «Дочь стеклодува» Петра Дурст-Беннинг.

Несмотря на то, что жанр книги художественный, каждый читатель сможет научиться новому и извлечь урок из данной работы. Эта книга является одной из лучших в своем жанре, а действия происходящие в книге покажутся знакомыми многим читателям. Ведь автор смог выделить и подать проблемы и жизненные ситуации, на примере судеб героев и тем самим показать выход из них.

Возможно этот сюжет достойный съёмки фильма, но чтение позволяет использовать вашу собственную фантазию и позволит полностью окунуться в созданный, автором, мир. Популярность книги «Дочь стеклодува» растет с каждым днем. Количество его поклонников подтверждает качество произведения и само собой оправдывает цену книги. Но если вы не имеготе возможности приобрести печатное издание, на нашем сайте вы можете скачать книгу «Дочь стеклодува» Петра Дурст-Беннинг и насладится его трудом.

Источник:

loadthebook.com

Дочь стеклодува - скачать книгу автора Дурст-Беннинг Петра fb2 бесплатно без регистрации или читать книгу онлайн

«Дочь стеклодува» (Дурст-Беннинг П.) - скачать книгу бесплатно без регистрации

Поделиться ссылкой на книгу!

XIX век. Лауша – маленькая деревушка в Германии, где живут стеклодувы. По древней традиции, мужчины выдувают стекло, а женщины отвечают за его украшение. После смерти старого Штайнманна три его юные дочери – Иоганна, Рут и Мари – остались совершенно без средств к существованию. Однако младшая сестра Мари решает пренебречь правилом и стать настоящим стеклодувом. Втайне от всех она начинает изготавливать самые красивые рождественские украшения, которым позавидовал бы любой мужчина в Лауше!

Правообладателям! Представленный фрагмент книги размещен по согласованию с распространителем легального контента ООО "ЛитРес" (не более 20% исходного текста). Если вы считаете, что размещение материала нарушает Ваши или чьи-либо права, то сообщите нам об этом.

Бумажные книги

Дочь стеклодува Самый Свежачок! Книжные поступления за сегодня

В книге собраны рассказы разных направлений, от мистики и хоррора до антиутопии и киберпанка. О женщине, которую некто сделал своим домашним животным. Об инвалиде войны, ставшем частью космического оружия. О метрополитене мрачного будущего, в котором клан Подземных собирает ежедневную плату за проезд. О гостинице, которая окажется могилой для принудительно запертых в ней «постояльцев». О всё потерявшем и приговоренном к смерти игроке. О генетически запрограммированных для работы на урановом руднике близнецах. О «принудительной социальной оптимизации». О том, каким может быть ад для писателя. И так далее…

  • Герой книги, современный композитор, вполне доволен своей размеренной жизнью, в которой большую роль играет его мать, смертельно больная, но влюбленная и счастливая. Однажды мать исчезает, и привычный мир сына рушится. Он отправляется на ее поиски, стараясь победить страх перед смертью, пустотой существования и найти утешение в творчестве.

  • Легке ввічливе фентезі. Жанр магії — чарівники, відьми, королі, заражений ліс — Вуд, солдати, химери і так далі. Чого вартий лише жарт що «там де вона проходила, на її слідах виростали бліді поганки, як весною». А загалом книга ласкава, добра і варта читання. Рекомендую.

  • Книга известных польских историков Дарьи и Томаша Наленч — научно-популярная политическая биография Юзефа Пилсудского (1867–1935) — одной из главных исторических фигур межвоенной Польши. Для советского читателя она открывает малоизвестную страницу истории польского народа, освещавшуюся прежде односторонне и упрощенно.

    В приложении приводятся в изложении фрагменты из книги З. Залуского о войне 1920 года и из дневника адъютанта Ю. Пилсудского капитана М. Лепецкого о последних годах жизни Маршала.

  • Никогда раньше я не писал ничего, кроме научных статей и книг. Поэтому прошу извинить меня за попытку поведать Вам о моих делах, подчас сугубо личных. Боюсь, что это может кому-то показаться странным, а кому-то скучным и неинтересным. Но, как когда-то сказал Лев Николаевич. Толстой, хотя и по другому поводу, "не могу молчать!". Я достиг такого возраста, когда возникла настоятельная потребность высказаться, разобраться в своих поступках и подвести некоторые итоги жизни. К этому, на мой взгляд, обязывает и недавнее прошлое, свидетелями которого большинство из нас было, а также сегодняшняя ситуация, за которую мы все в ответе.

    Льщу себе надеждой, что исповедь человека, пережившего годы сталинских репрессий, войну и голод, кошмар разных лжеучений, "хрущевскую оттепель", годы застоя, "перестройку" и развал советской империи, явится стимулом для того, кто собирается написать на эту же тему, но только лучше.

    Набор «Неделька» -- топ новинок -- лидеров за неделю!

    Любовь творит чудеса, так полагала я, доверяя свои тайны Райану. Я надеялась, что мы сумеем побороть безумие наших предков и сможем быть вместе. Но так ли важны чувства, когда прошлое получило новое воплощение? А соблазн обрести силу Бога велик?

  • Хотите я поведаю вам тайну одной тихой скромной девушки, которая очень любила сказки и верила в любовь? Из-за этого-то ей и пришлось отправиться в дальнюю дорогу, полную приключений и опасностей. А по ее следу пустили охотника, такого безжалостного и опасного. Что ждет их впереди? Романтическое приключение или спасение мира?

    Сердце «серой мышки» тянется к охотнику, а голос разума молчит. Что же ей делать? Может, позволить охотнику спасти ее, а тайне — раскрыться? И влюбиться в своего героя!

    Что-то мне подсказывает, у этой сказки будет счастливый конец. И пусть любовь победит!

  • Блю живет изолированной жизнью вдали от клана Грейс-Лейк. Он счастливый медведь-перевёртыш, любящий одиночество и создающий деревянную мебель… живущий спокойной размеренной жизнью до тех пор, пока маленькая соблазнительная женщина буквально не врезается в его жизнь. Когда Блю вытаскивает её из машины после аварии, он ослеплен связью с девушкой. Никогда раньше он не хотел себе пару, но встреча с Лолой меняет всё.

    Лола не планировала круто изменять свою жизнь, и тем более оставлять дом. Дом, которого теперь и вовсе нет из-за глупой выходки матери, не заплатившей за его аренду. С надеждой в сердце, что всё ещё может быть по-другому, девушка срывается в путь. Услышав о перевёртышах в Грейс-Лейк, она отправляется туда в поисках чего-то или кого-то, кто сможет пролить свет на её дальнейшую жизнь. Когда же её автомобиль попадает в аварию, и она оказывается в опасности, девушка совсем не ожидает, что ей на помощь придёт спасатель, который даст ей всё, что она, когда-либо хотела. Сможет ли снежная буря привести к ночи спаривания? Ещё бы!

    Предупреждение: Это короткий рассказ, переполненный «жарким» собственничеством и много рычащим мужчиной-перевёртышем. Это же очевидно. Скорее читай, и ты узнаешь все, что хочешь!

  • Командир отряда Элитных Войск Нихил Козар был самым сильным воином в Кализианской Империи. Когда корабль императора Торнианцев потерпел крушение на одной из их планет, была предпринята сложная поисково-спасательная операция. Маккензи «Мак» Уортон согласилась сопровождать туристов в походе на гору. Все они получили больше того, на что рассчитывали, когда их похитили инопланетяне, называвшие себя «ганглианцами». Избитая и едва живая, Maк оказалась в руках самого крупного мужчины, которого она когда-либо видела. Она должна бояться его. Должна бороться, чтобы сбежать, но что-то в этом мужчине притягивает ее. Предатель угрожает Империи… Кто-то хочет убить Нихила… Залудианцы хотят Маккензи назад… Во всём этом есть какая-то тайна… Станет ли это концом Кализианской Империи? Или первым шагом на пути её возрождения?

  • Логан Локвуд с родителями вернулся домой, и нашёл свой дом в беспорядке. Его любимый стул был сломан, а запах незнакомца витал повсюду. Ведомый сладким ароматом Логан находит в своей постели красивую блондинку. Он сможет простить ей учинённый в доме разгром, потому что чувствует, что она ЕГО.

    Грейс Харпер попала в неприятности, поэтому ей и пришлось воспользоваться ванной в чужом доме. Всегда примерная, хорошая девушка, она никогда не думала о том, чтобы войти в чужой дом без приглашения, но отчаянные времена требуют отчаянных мер и всё такое. К тому же большая мягкая постель так и манила полежать в ней и вздремнуть.

    Очень манила и сил сопротивляться не осталось.

    Так что же произойдёт, когда она проснётся и увидит трёх довольно высоких людей, смотрящих на неё? Особенно если один из них — молодой красавчик с нескрываемым желанием во взгляде?

    Сможет ли Грейс принять Логана или он будет вынужден её отпустить?

    Ответы узнаем из этой истории любви по мотивам доброй старой сказки «Три Медведя»

    Что бы ещё мне почитать. Подготовка к скачиванию!

    Не закрывайте это окно, большие книги могут долго формироваться.

    Источник:

    nemaloknig.info

  • Читать бесплатно книгу Дочь стеклодува, Петра Дурст-Беннинг

    Дочь стеклодува

    Впервые опубликовано Econ Ullstein List Verlag в 2000 г.

    Переведено по изданию:

    Durst-Benning P. Die Glasbl?serin: Historischer Roman / Petra Durst-Benning. – Berlin: Ullstein Buchverlage, 2012. – 496 S.

    © Ullstein Buchverlage GmbH, Berlin

    © DepositPhotos. сom / zastavkin, обложка, 2016

    © Hemiro Ltd, издание на русском языке, 2016

    © Книжный Клуб «Клуб Семейного Досуга», перевод и художественное оформление, 2016

    Петра Дурст-Беннинг родилась в 1965 году в Баден-Вюртемберге, а сейчас живет вместе с мужем неподалеку от Штутгарта. Она является одним из самых успешных немецких авторов исторических романов, например, ее сага о стеклодувах – начало которой положил роман «Дочь стеклодува» – привела в восторг сотни тысяч читателей. Более подробную информацию о писательнице можно получить по адресу: www.durst-benning.de.

    Книга первая

    Осень 1890 года

    …когда смотришь на природу через желтое стекло, особенно в пасмурные зимние дни, глаз радуется, сердце переполняет восторг, душа поет, кажется, что нас обвеивает настоящим теплом.

    Перевод И. И. Канаева. (Здесь и далее примеч. ред., если не указано иное.)

    Сегодня утром Рут уже дважды поднималась наверх, чтобы разбудить Иоганну, и всякий раз та что-то ворчала в ответ, отчего можно было предположить, что сестра действительно встанет. «И почему я только верю в это?» – с раздражением думала Рут, в третий раз за утро поднимаясь по узкой лестнице, соединявшей кухню и мастерскую с верхним этажом. Ее преследовал запах топленого сала. У слухового окна она встала на цыпочки и поглядела на улицу, откуда доносилось пение Мари. Окно было затянуто паутиной. Даже не взглянув на нее, Рут смахнула паутину рукой. Мари нигде не было видно, впрочем, как и отца. Рут поморщилась. К тому времени как кто-то из них наконец заметит, что на кухне пахнет жареным, картофель и кусочки сала превратятся в уголья!

    Пытаясь разбудить Иоганну в прошлый раз, она оставила дверь их общей с сестрами спальни открытой. Поэтому Рут еще с лестницы увидела, что Иоганна до сих пор не встала. Рут молча подошла к кровати, схватила тканое одеяло за уголок и вырвала его из рук Иоганны.

    – Да зачем же укрываться в такую жару?

    Качая головой, она смотрела на сестру, которая, кажется, наконец-то начала просыпаться. Рут подошла к окну и толкнула обе ставни.

    Словно страдающая ревматизмом старуха, Иоганна со стоном спустила ноги на пол – большего добиться от нее не удалось.

    Бросив на сестру пристальный взгляд, Рут поспешила вниз по лестнице в надежде спасти завтрак. Помешав на сковороде картофель с кусочками сала, она возблагодарила Господа Бога за то, что любит рано вставать.

    А вот Иоганна с самого детства просыпалась с трудом. Как часто сестры из-за нее опаздывали на занятия в деревенскую школу! И дело было не только в том, что Иоганна долго вставала с постели, – она обычно не могла прийти в себя часов до десяти утра, когда наконец-то становилась нормальным человеком.

    «Как будто вечером я выпила полбутылки водки», – так Иоганна пыталась объяснить свое состояние, хотя ни она, ни Рут еще никогда столько не пили и поэтому не знали, каково бывает после этого. Приходилось учитывать эту особенность Иоганны и распределять обязанности по дому таким образом, чтобы Иоганне ничего не нужно было делать утром. Однако Рут порой задавалась вопросом, помогают ли ей сестры вообще? Будь мама жива… наверное, Иоганна так не выкаблучивалась бы! Анна Штайнманн во многом была более непреклонной, чем ее муж. Осознав, что не может представить себе лицо матери даже на миг, Рут испугалась. Десять лет – это долгий срок.

    Вода, которую она поставила на плиту, чтобы сварить утренний кофе, уже забулькала крупными пузырями, что заставило Рут отвлечься от воспоминаний. Девушка поспешно убрала котелок. Корни цикория, опущенные в холодную воду, не должны были свариться, иначе напиток слишком быстро станет горьким. Нужно лишь довести воду до кипения. В этом отношении Рут была ужасно педантичной: от «кофе», который обычно готовили в деревне из толченой сушеной свеклы, она бы с радостью отказалась. Уж лучше пить воду, чем это варево. Разумеется, больше всего ей нравился настоящий зерновой кофе, который, по ее мнению, бывал в доме слишком редко. Каждую пятницу, когда Иоганна ездила в Зоннеберг продавать стеклянные изделия, изготовленные в течение минувшей недели, она покупала немного натурального кофе в зернах. Хотя самому Йоосту Штайнманну было безразлично, какой кофе стоит у него на столе, лишь бы тот был черным и горячим, он разрешал своим дочерям немного побаловаться этим напитком. Поэтому они всякий раз праздновали возвращение Иоганны из Зоннеберга, угощаясь кофе, сладким хлебом и свежей маринованной сельдью, которую она тоже привозила из города.

    И как раз подобным семейным ритуалам, дававшим пищу для деревенских сплетен, Йоост Штайнманн был обязан славой подкаблучника. При этом дочери Йооста вовсе не могли делать все, что им заблагорассудится. В четырех стенах своего дома они действительно пользовались большей свободой, нежели другие девушки их возраста. Однако, когда речь заходила о том, чтобы уберечь дочерей от мнимого зла, Йоост становился хуже всякой наседки. Петь в хоре? Невозможно! А вдруг на обратном пути их подкараулят злые парни? Пойти на праздник летнего солнцестояния? Можно даже не просить. Когда несколько лет назад некоторые девушки стали устраивать посиделки, он не разрешил дочерям посещать даже эти безобидные мероприятия.

    – Чего доброго, на обратном пути ноги себе переломаете! – пояснял он свой отказ и добавлял: – Сидите лучше дома и учитесь читать-писать.

    Как будто книги могли заменить веселую болтовню! Рут судорожно сглотнула. В ноябре все начнется заново. Другие девушки будут два вечера в неделю встречаться у кого-нибудь и прясть вместе, а ей и сестрам придется сидеть дома. После посиделок затеют игру в снежки во дворе, девушки, смеясь и визжа от восторга, бросятся убегать от ребят по улицам, в то время как Иоганна, Мари и Рут будут лежать в своих постелях.

    Неудивительно, что молодые парни в деревне поговаривали, мол, Йоост не хочет, чтобы кто-нибудь ухаживал за его дочерьми. Под его недовольным взглядом юноши начинали чувствовать себя не в своей тарелке и больше не пытались звать девушек на прогулку.

    Рут обошла стол и опустила руку в ящик, чтобы достать небольшое зеркальце, которое туда положила. Держа его в вытянутой руке, она могла увидеть в нем свое лицо целиком, хоть оно и казалось маленьким. Она была красавицей и знала об этом. Сестры унаследовали от матери правильные черты лица, а та была совершенно неотразимой женщиной.

    Расстроившись, Рут опустила зеркальце. Пусть даже она довольна тем, что видит в зеркале, – какой от этого прок? Неужели ее когда-нибудь поцелует мужчина? Скажет ли ей кто-нибудь, что глаза у нее сверкают, словно темные камни янтаря? Или что кожа у нее чистая, словно весеннее утро? Дай Йоосту волю, он их всех оставит в девках!

    Единственным мужчиной, регулярно приходившим в их дом, был сосед Петер Майенбаум. С тех пор как несколько лет назад один за другим погибли его родители, Йоост стал считать его едва ли не сыном, однако в качестве потенциального жениха никогда не рассматривал. Ха! Как бы не так! Рут была практически уверена, что Петер уже давно положил глаз на Иоганну. Еще бы, он всегда на нее так смотрит! Однако, судя по всему, никто, кроме нее, этого не замечал, и меньше всех – Иоганна. Рут глубоко вздохнула. Если бы мужчина так посмотрел на нее – она уж точно это заметила бы!

    – Иоганна опять носится, словно собака без хвоста! Стоит ей проснуться, как она не может перестать командовать! Каждый день одно и то же! – с этими словами Мари грациозно опустилась на скамью, стоявшую в углу.

    Она была так стройна, что ей не пришлось для этого отодвигать стол, как с завистью отметила Рут. Все три сестры были стройными, в отличие от многих деревенских баб, имевших бесформенную фигуру, обвисшую грудь и дряблые жирные складки на боках. Каждая могла благодарить Господа за идеальные пропорции тела, гладкую здоровую кожу и блестящие шелковистые каштановые волосы, не требовавшие специального ухода помимо ежедневного расчесывания по сто раз. Но Мари была самой миниатюрной, тонкой и хрупкой, словно драгоценная статуэтка.

    – Как бы там ни было, она уже спустилась. Я уже начала опасаться, что придется снова подниматься на верхний этаж, – сухо произнесла Рут.

    После смерти матери они привыкли мыться в одном из прилегавших к дому сараев, там же они и стирали. Даже Йоост совершал утренний туалет на улице, вместо того чтобы мыться в кухне. У всех оставалось личное пространство, что было немаловажно как для девушек, так и для самого Йооста.

    – Кстати, куда отец подевался?

    – Не знаю. Вчера вечером он засиделся дольше обычного. Он так громко топал по лестнице, что я проснулась и потом долго не могла уснуть! – поморщилась Мари. – Надеюсь, он не мается с похмелья?

    Рут пожала плечами.

    – Не так уж много он пьет, – словно извиняясь за отца, произнесла она.

    При этом Йоост действительно не нуждался в оправданиях. Хотя он каждый вечер заглядывал на пару часов в трактир «Черный орел», однако, в отличие от других деревенских мужчин, ему редко случалось хватить лишку.

    Тем временем картофель на сковороде покрылся толстой коричневой корочкой. Рут взяла кусочек и быстро положила в рот. Горячий! Она налила себе и Мари по чашке кофе. Пряный запах напитка было особенно приятно вдыхать этим солнечным утром. Такие теплые дни называли бабьим летом – вроде бы и не осень, но уже и не лето. Не хватало только, чтобы птицы, рассевшиеся на большой груше возле кухонного окна, устроили концерт. Лишь изредка слышалось чириканье черного дрозда или звонкий свист жаворонка. Но осенние туманы вот-вот поглотят и эти звуки. Рут вновь принюхалась к кофейному аромату. Она ненавидела холодное время года.

    – Совсем скоро снова придется зажигать свет по утрам, – произнесла Мари, словно подумала о том же.

    Часто бывало, что одна из сестер произносила вслух то, о чем думала другая.

    Да, после смерти Анны Штайнманн они обо всем договорились – о том, что касалось совместной жизни, да и работы тоже. Конечно же, всегда не хватало еще одной пары рук. Но, как бы ни злословили другие деревенские стеклодувы, производство Штайнманнов, которым «заправляли бабы», было не хуже других. Они изготавливали первоклассные колбы и пробирки для аптекарей. То, что Штайнманны сами производили свою продукцию от начала и до конца, не отдавали в чужие руки ни одной операции – ни шлифовку пробок, ни нанесение надписей, ни упаковку колб, – давало им заметное преимущество. Как и другие стеклодувы, они продавали все свои товары скупщику в расположенном неподалеку городке Зоннеберге. Фридгельм Штробель, сумевший создать для своего предприятия лучшие связи во всем мире, всегда говорил, что готов покупать у Штайнманнов еще больше стеклянных изделий. Но, поскольку в доме был только один стеклодув, производить больше они не могли. «Умелый зять пришелся бы очень кстати», – то и дело говорили Йоосту приятели в трактире. Но тот только отмахивался.

    – Моим девочкам нет нужды выходить замуж – и уж тем более ради денег! – повторял он, и в его голосе звучала неподдельная гордость.

    Вздохнув, Рут отодвинула чашку и подошла к плите, без труда подняла тяжелую литую сковороду и поставила завтрак на стол.

    – Ну все, достаточно! Пойду посмотрю, где… – Она осеклась.

    На пороге кухни появилась Иоганна. Она была еще бледнее, чем обычно по утрам, глаза ее были широко раскрыты, будто в коридоре она столкнулась с чертом; девушка прикрывала рукой рот, словно пытаясь заглушить рвущийся наружу крик.

    – Иоганна! Господи боже мой! Что случилось? – воскликнула Мари.

    В горле у Рут сразу же образовался комок. Две ледяные руки сжали ее сердце, и в этот миг она поняла: произошло что-то ужасное. Однако она не могла произнести ни звука.

    – Отец… – На лбу у Иоганны образовалась глубокая морщинка, протянувшаяся от линии волос до самой переносицы. – Он лежит наверху, в постели. И не шевелится.

    Позже, когда Иоганна вспоминала то утро, на ум ей приходила сказка о Шиповничке[2] 2

    «Принцесса Шиповничек» – немецкая народная сказка с сюжетом, похожим на сюжет «Спящей красавицы» Ш. Перро.

    [Закрыть] – заколдованной принцессе. Мари сидела неподвижно, с приоткрытым ртом. А Рут застыла между столом и угловой скамьей, не сидя и не стоя. Она тоже не могла сделать ни шагу из кухни. Все они как будто окаменели, словно неподвижность могла уберечь их от необходимости иметь дело с этим кошмаром.

    Первой пошевелилась Мари. Она бросилась вверх по лестнице, в спальню родителей, к постели Йооста. Крик ее нарушил воцарившуюся в доме тишину и заставил умолкнуть птиц, которые еще пели на улице.

    Взгляды Иоганны и Рут встретились над сковородой, а затем девушки тоже побежали наверх.

    Деревянные ступеньки, вытоптанные и выцветшие посередине, расплывались перед глазами Иоганны, превращаясь в узкие желтоватые полосы. Она почувствовала, как что-то соленое начало скапливаться в уголках ее губ, и только тогда поняла, что по щекам текут слезы. Иоганна не могла с ними справиться, равно как и с мыслями, которые роились у нее в голове, хотя она их не звала.

    Позвать врача из Зоннеберга? Нет, зачем теперь врач…

    Священника. Да. Надо пригласить священника.

    В мастерской нужно убрать.

    Обмыть, мертвецов обмывают. А затем положить на носилки.

    Из горла ее вырвался всхлип, такой горячий и жгучий, что ей стало больно. Девушке хотелось избавиться от мыслей, превращавших случившееся в реальность. Мари сложила руки Йооста на груди. Слава богу, когда Иоганна нашла его, глаза у него уже были закрыты! Если бы одной из них пришлось закрывать ему глаза… Нет, лучше не думать об этом. Йоосту и пятидесяти не исполнилось. Он был здоров. Кроме поясницы, у него ничего никогда не болело.

    – Так мирно лежит, – прошептала Мари, расправляя одеяло Йооста. Под ним его тело вдруг стало казаться меньше, чем было при жизни.

    На цыпочках, словно пытаясь не разбудить отца, Рут приблизилась к нему с противоположной стороны кровати. Склонилась над ним, вгляделась в черты лица… Ни следа агонии.

    – Может быть, он просто уснул крепче обычного?

    Она робко коснулась его лба.

    Никто из них не привык прикасаться к отцу. Девушка с удивлением заметила, что кожа умершего не ледяная, как обычно бывает у покойников. Не была она ни влажной, ни шероховатой. Однако кости под ней казались окаменевшими, они словно отталкивали пальцы Рут.

    Уже началось трупное окоченение. Рут расплакалась, Мари тоже, а Иоганна судорожно всхлипнула.

    – Но почему? Я не понимаю! – Ком раздирал ее горло. – Как отец мог взять и умереть во сне? Быть того не может! – упрямо кричала она.

    Однако смерть Йооста пришлось принять как данность. Во сне у него остановилось сердце. Объяснения этому не было. Петер Майенбаум, которого позвала Иоганна, сходив в соседний дом, был потрясен так же, как и дочери Йооста. Нет, вчера вечером Йоост вел себя как обычно. Нет, на здоровье не жаловался, был весел. Как и все остальные, хохотал до упаду над шутками Болтуна Стиннеса.

    – Он свое прозвище не просто так заработал. Своими хохмами весь трактир развлекает, – задумчиво произнес Петер.

    Иоганна отмахнулась от него. Какое ей дело до Болтуна Стиннеса?

    – Нужно положить отца в гроб для торжественного прощания. – Подчеркнуто спокойный тон ее голоса больше подошел бы к какому-нибудь будничному разговору. – Давайте отодвинем в сторону наши рабочие столы в мастерской, а потом спустим вниз отца прямо с кроватью.

    – Но почему ты хочешь сделать это? Мы можем устроить… торжественное прощание с отцом и здесь, – сказала Рут, которой становилось жутко от этих слов.

    Мари переводила взгляд с одной сестры на другую.

    Иоганна покачала головой:

    – Нет, нужно поступать так, как полагается. Отец хотел бы этого. Если будут приходить люди… – Она не договорила, всхлипнула и отвернулась.

    Рут и Мари беспомощно смотрели на ее подрагивающие плечи. Ни у одной из них не осталось ни капельки сочувствия, слишком угнетала их собственная грусть. Ситуация становилась еще более угрожающей – если это было вообще возможно – от того, что Иоганна, которая так любила задавать во всем тон, оказалась столь же беспомощна, как и они.

    – Я приведу пару мужиков. И тогда начнем…

    «И почему никто не может подобрать подходящих слов?» – промелькнуло в голове у Иоганны, пока она вытирала глаза обеими руками. Она никак не могла перестать плакать.

    Петер осторожно коснулся ее плеча:

    – Неплохо было бы, если бы кто-нибудь спустился вниз и сварил кофе. Для людей и так, просто…

    Вскоре он вернулся вместе с тремя мужчинами. Соседи стояли, мяли в руках шляпы, выражали соболезнования и радовались, когда появлялась возможность взяться за работу и уйти подальше от подавленных сестер. Под руководством Петера они положили умершего на пол, потом взялись за кровать и, бормоча под нос проклятия, принялись спускать ее вниз по узкой лесенке. Они без труда установили ее в мастерской, да и покойный не протестовал, когда его несли вниз. Мужчины с облегчением вздохнули.

    Едва заслышав о кончине Йооста, жены соседей тоже отложили все дела. Чуть позже в дом покойного пришли и они. Одна принесла миску картофельного пюре, другая – горшок с овощным супом, третья – хлеб, намазанный смальцем и посыпанный солью. Деревянные половицы без устали скрипели, пока женщины искали спички и пытались зажечь свечи, подавали мужчинам кофе и робко поглядывали на умершего.

    Вдова Грюн, жившая через два дома дальше по улице, помогла Рут обмыть покойного и переодела его, пока Иоганна и Мари застилали кровать свежими простынями.

    Кто-то сообщил о случившемся священнику. Женщины как раз закончили обряжать Йооста, когда тот вошел в дом в сопровождении двух церковных служек, размахивавших кадилами.

    Словно в трансе, Иоганна вместе с остальными встала возле кровати Йооста, которую все обступили широким кругом, пока священник читал заупокойную молитву. «Этого не может быть», – промелькнуло у нее в голове.

    Люди приходили целый день, чтобы выразить соболезнования и посидеть вместе с девушками рядом с умершим. Надолго не задерживался никто, всех дома ждала работа. На лице у каждого читалось облегчение от того, что это не ему пришлось столкнуться со внезапной смертью члена семьи. Некоторые откровенно говорили об этом, другие пытались скрыть свои чувства. Иоганна не винила соседей за это. Когда прошлой зимой в Лауше свирепствовал тяжелый грипп, унесший Ханнеса Саблю – который был почти на десять лет моложе ее отца – и еще двух человек с другого конца деревни, она тоже думала: «Слава Господу, что у нас все живы!» Возвращаясь из поездок в Зоннеберг и проходя мимо осиротевшего дома, над дверью которого поблескивала сабля медного цвета, она всякий раз вспоминала Ханнеса. Он даже жениться не успел, умер совсем молодым.

    И все равно за день выражения сочувствия – похлопывания по плечу, еле слышные соболезнования, вялые рукопожатия – надоели Иоганне хуже горькой редьки! Они жгли ее, словно крапива. Ей казалось, что в глазах опечаленных односельчан она видит нечто большее, чем просто сочувствие. Нечто вроде… ожидания. Волнения.

    Три девушки без мужской защиты.

    Может быть, люди ждут, что одна из них сломается? Или на их дом обрушится еще одно несчастье? Иоганна отругала себя за подобные мысли. Люди желают им только добра.

    Только в восьмом часу вечера ушел последний посетитель. Петер Майенбаум оказался единственным, кто предложил побыть с покойником ночью вместе с ними. Иоганна, немного поколебавшись, все же отказалась. Это они должны были сделать сами. Есть никому из девушек не хотелось, поэтому Рут накрыла принесенную еду платками и убрала в шкаф. Девушки сели за кухонный стол, испытывая в прямом смысле слова смертельную усталость.

    Иоганна еще раз встала и открыла двери.

    – Воздух – хоть топор вешай.

    – Это все из-за ладана.

    Глаза у Мари были красными.

    – Не только. Много людей…

    Иоганна слишком устала, чтобы объяснить: ей кажется, что от такого количества гостей их дом словно запачкался. Чужим запахам здесь не место. Невидимым следам, оставленным на деревянном полу чужими ногами, – тоже.

    – Может быть, это и от… отца? – Рут покосилась на дверь мастерской.

    – Рут! – воскликнула Мари и испуганно взглянула на Иоганну.

    – Все знают, что мертвые начинают пахнуть, когда…

    – Довольно! – резко перебила ее Иоганна.

    Им предстояло просидеть возле тела всю ночь. Не хватало еще глупой болтовни Рут. Иоганна подошла к шкафу и достала свечи. Свет – это хорошо. Свет им не повредит.

    – Там лежит не какой-нибудь мертвец, а наш отец, – веско произнесла она.

    Рут открыла рот, но проглотила вертевшуюся на языке фразу. В конце концов, нельзя ссориться, когда в соседней комнате лежит покойный.

    Неприятное ощущение во рту у Иоганны постепенно проходило. Взгляд ее уже не был прямым и стеклянным, словно у куклы, он оживился. Да и руки, которые она невольно сжимала весь день, постепенно расслаблялись. Девушка откинулась на спинку стула и впервые с самого утра почувствовала, что должна что-то сделать или сказать.

    Одного из них не стало.

    Чем дольше они сидели здесь в молчании, тем больше им не хватало отца. Его громких криков, если ужин не был готов вовремя или Рут положила слишком мало колбасы в картофельный суп. Его размашистых движений, когда он нарезал хлеб или отрубал кусок копченой ветчины.

    При использовании книги "Дочь стеклодува" автора Петра Дурст-Беннинг активная ссылка вида: читать книгу Дочь стеклодува обязательна.

    Поделиться ссылкой на выделенное

    Нажмите правой клавишей мыши и выберите «Копировать ссылку»

    Источник:

    bookz.ru

    Петра Дурст-Беннинг Дочь Стеклодува в городе Уфа

    В данном каталоге вы сможете найти Петра Дурст-Беннинг Дочь Стеклодува по доступной стоимости, сравнить цены, а также посмотреть иные предложения в категории Художественная литература. Ознакомиться с свойствами, ценами и обзорами товара. Доставка осуществляется в любой населённый пункт РФ, например: Уфа, Оренбург, Брянск.