Книжный каталог

Иосиф Линдер Спецслужбы России За 1000 Лет

Перейти в магазин

Сравнить цены

Описание

В книге изложена история формирования и развития специальных служб и специальных подразделений России на протяжении тысячи лет, начиная с Рюрика. В ней доказывается отрицательное влияние периодов смуты, ослабления государства и его институтов, многократных, зачастую «хирургических» реорганизаций специальных и правоохранительных органов. Особое место в книге занимает вопрос обеспечения безопасности государства и его руководителей. Авторы прослеживают изменение ставившихся на разных этапах целей, задач и методов работы специальных служб; они показывают как достижения, так и поиск решения возникавших в процессе исторического развития проблем. Анализ исторического материала позволяет сделать вывод: профессиональная культура закладывается годами, а шлифуется десятилетиями, чтобы стать настоящей школой; без нее немыслимо эффективное функционирование сложных силовых механизмов. Важную смысловую нагрузку несут приводимые в книге тексты документов, некоторые из них ранее не публиковались, а также иллюстративный ряд, позволяющий зримо представить описываемые события.

Характеристики

  • Форматы

Сравнить Цены

Предложения интернет-магазинов
Линдер И.Б. Спецслужбы России за 1000 лет Линдер И.Б. Спецслужбы России за 1000 лет 19749 р. book24.ru В магазин >>
Линдер, Иосиф Борисович, Чуркин, Сергей Александрович Спецслужбы мира за 500 лет (Историческая библиотека) Линдер, Иосиф Борисович, Чуркин, Сергей Александрович Спецслужбы мира за 500 лет (Историческая библиотека) 1513 р. bookvoed.ru В магазин >>
Иосиф Линдер Спецслужбы мира за 500 лет Иосиф Линдер Спецслужбы мира за 500 лет 399 р. litres.ru В магазин >>
Линдер, Иосиф Борисович, Чуркин, Сергей Александрович Спецслужбы мира за 500 лет (в коробе) Линдер, Иосиф Борисович, Чуркин, Сергей Александрович Спецслужбы мира за 500 лет (в коробе) 8465 р. bookvoed.ru В магазин >>
Иосиф Линдер Спецслужбы России за 1000 лет Иосиф Линдер Спецслужбы России за 1000 лет 399 р. litres.ru В магазин >>
Линдер, Иосиф Борисович, Чуркин, Сергей Александрович Спецслужбы России за 1000 лет (Историческая библиотека) Линдер, Иосиф Борисович, Чуркин, Сергей Александрович Спецслужбы России за 1000 лет (Историческая библиотека) 2372 р. bookvoed.ru В магазин >>
Линдер И.Б., Чуркин С.А. Спецслужбы России за 1000 лет (Историческая библиотека). Линдер И.Б., Чуркин С.А. Линдер И.Б., Чуркин С.А. Спецслужбы России за 1000 лет (Историческая библиотека). Линдер И.Б., Чуркин С.А. 2570 р. book24.ru В магазин >>

Статьи, обзоры книги, новости

Terra Incognita

Иосиф Линдер Спецслужбы России за 1000 лет

После этого покушения Николай II предложил Столыпину переехать в Зимний дворец: тот охранялся тщательнее, чем все, вместе взятые, министерские дома и дачи. Охрану Столыпина осуществляли сотрудники Дворцовой агентуры, созданной в 1906 г. на базе части Охранной команды при Петербургском охранном отделении. Это специальное подразделение обеспечивало негласную физическую (личную) охрану императора, его семьи и членов императорской фамилии. В ней служили около 300 человек: заведующий, 4 офицера Отдельного корпуса жандармов, 8 чиновников особых поручений и 275 агентов. Последние вербовались на службу в основном из унтер-офицеров гвардейских полков. На вооружении этого отряда состояло не только короткоствольное огнестрельное, но и холодное оружие. При первичной подготовке и в ходе практической работы сотрудники Дворцовой агентуры изучали различные специальные дисциплины. Они умели вести наружное наблюдение, владели методикой распознавания потенциальных террористов и могли определять наиболее опасные участки маршрутов своих подопечных. Агенты запоминали по фотографиям и словесным портретам известных террористов и владели специальными приемами, использовавшимися при пресечении покушений. Они сопровождали членов императорской семьи во всех поездках по России и за границу в составе специальных отрядов секретной охраны, численность которых колебалась от 10 до 30 человек. Заведующий Дворцовой агентурой Спиридович находился в постоянном контакте с руководителями охранных структур Российской империи.

19 августа после убийства генерал-майора лейб-гвардии Семеновского полка Г. А. Мина (он отличился жестоким подавлением восстания на Пресне в Москве в декабре 1905 г.) Николай II подписал указ о введении на всей территории Российской империи военно-полевых судов. До этого указа военному суду подлежали только военнослужащие. Военно-полевые суды состояли из строевых офицеров и выносили приговоры в отношении всех лиц, обвиняемых в терроризме, по законам военного времени. Обвиненных, как правило, приговаривали к повешению и приводили приговор в исполнение в течение 24 часов. Можно по-разному относиться к деятельности военных судов, но в тех условиях страх перед немедленной казнью стал для многих начинающих террористов эффективным сдерживающим фактором. 20 апреля 1907 г. (через неполные 9 месяцев) военно-полевые суды упразднили.

Но эсеровские боевики не оставили намерения устранить премьера, которого считали самым опасным врагом революции. После перехода Столыпина под попечительство охраны императора сделать это было довольно сложно. Дочь премьера М. П. Бок впоследствии писала: «Начальник охраны папы, разработав план прогулок и выездов, доложил, что он только в том случае может взять на себя ответственность за охрану, если папа на улице не будет давать никаких приказаний ни шоферу, ни кучеру, а будет следовать лишь по тем улицам, которые будут заранее указываться при каждой поездке. <. > Выходя из дому, папа сам вперед не знал, какой подъезд будет указан ему для выхода, куда будет подан его экипаж, и если совершалась прогулка, то не знал, куда его повезут. В определенном охраной месте экипаж останавливался, папа выходил из него и совершал часовую прогулку пешком. По окончании прогулки мой отец не знал, по каким улицам его повезут, ни к какому подъезду его подвезут» .

Начальником личной охраны П. А. Столыпина в 1906–1911 гг. был ротмистр Отдельного корпуса жандармов К. К. Дексбах. (Врыв на даче произошел в тот момент, когда тот был во временном отпуске.) Дексбах отвечал за охрану Столыпина и членов его семьи, а также за общее наблюдение за находившемся при министре штатом служащих и порядком на Аптекарском острове. Он руководил личным составом охраны, сопровождал председателя Совета министров в служебных и частных поездках и на прогулках, составлял маршруты поездок, выбирал способы передвижения и отдавал указания лицам, принимавшим участие в охране. К этому следует добавить, что попытки террористов совершить покушение на Столыпина в течение 1906–1910 гг. не удались и потому, что Петр Аркадьевич беспрекословно выполнял все требования Дексбаха и считался с его мнением при планировании мероприятий.

Поскольку Столыпин ежедневно отплывал к государю в Петергоф на катере по Неве, а затем на яхте по заливу, боевики решили забросать катер бомбами с Дворцового или Николаевского мостов, но оба моста усиленно охранялись.

Нападение на Столыпина при выходе из Зимнего дворца также представлялось боевикам трудным по исполнению. Один из лидеров Боевой организации Б. В. Савинков вспоминал, что нападающая группа с бомбами должна была ожидать выхода Столыпина неопределенное время именно в тех местах, где была сосредоточена охрана: на Дворцовой набережной, на Мойке, на Миллионной. Было маловероятно, что нападающие не будут замечены охраной, но и в случае, если бы нападающие обманули бдительность охраны, нападение вряд ли могло увенчаться успехом. Столыпин выходил из подъезда дворца и, перешагнув через тротуар Зимней канавки, спускался к катеру. При первом выстреле он мог повернуть обратно в подъезд и скрыться во дворце. Помешать этому террористы не могли.

Осуществлявшая наблюдение за Зимним дворцом В. Попова впоследствии писала о серьезных мерах безопасности при отъездах Столыпина из дворца. Сыщики на Дворцовой площади внимательно оглядывали каждого прохожего. К первому от Адмиралтейства подъезду, вплотную у дверей, под аркой стояла карета, и нельзя было увидеть, кто в нее входит. В сторону к Миллионной во дворцовом дворе находился закрытый автомобиль, который также подавался к подъезду. Автомобиль и карета быстро отъезжали (в основном вместе или сразу друг за другом); понять, кто находится внутри, было невозможно.

Если премьер исполнял пожелания охраны, то сам государь, как и ранее, доставлял охране немало хлопот. Несомненно, он понимал ее значение, но не всегда прислушивался к мнению специалистов. Произвольно изменяя маршрут прогулок и не ставя начальника Дворцовой полиции в известность, император создавал ситуации, о которых террористы могли только мечтать. Из охранных структур наибольшим вниманием Николай II удостаивал военнослужащих Конвоя и Сводно-гвардейского батальона. Будучи человеком военным, государь, как и большинство офицеров того времени, относился к сотрудникам специальных служб с известной долей пренебрежения. Как показывает история охранного дела, взаимоотношения сотрудников службы безопасности со своими подопечными (особенно высокопоставленными) – один из важнейших и наиболее сложных факторов в организации охраны.

Фрейлина императрицы баронесса С. К. Бухсгевден впоследствии вспоминала, что Николай II противился элементарным мерам безопасности. Однажды, возвращаясь в Царское Село из Петербурга, он заметил, что между железными прутьями решетки вокруг парка натянута сетка с колючей проволокой, и потребовал немедленно ее убрать. Император вынужден был согласиться на присутствие сыщиков вокруг дворца (одетых в штатское, но всегда выдававших себя новыми перчатками, зонтиком и калошами), но они раздражали его. В 1905 г., когда политические волнения только начинались, барон Фредерикс, заметив, что государь катается верхом в сопровождении одного казака, попросил брать с собой хотя бы еще дежурного флигель-адъютанта, но император выразил неудовольствие, сказав, что тогда пропадет вся прелесть прогулки.

Николай II был уверен в надежности и преданности своего Конвоя. Однако летом 1906 г. члены Центрального боевого отряда Партии социалистов-революционеров (эсеров) под руководством Л. И. Зильберберга через сына начальника дворцовой почтовой конторы в Новом Петергофе В. А. Наумова установили контакт с казаком Ратимовым. Наумов снабжал знакомого эсеровскими прокламациями и беседовал на политические темы. Получив предложение убить генерала Д. Ф. Трепова с помощью бомбы с часовым механизмом, Ратимов сообщил о Наумове по команде. Трепов, поручивший А. И. Спиридовичу расследовать обстоятельства этого дела, скончался в сентябре 1906 г. После его смерти дворцовым комендантом был назначен В. А. Дедюлин, который возглавлял охрану императора в течение семи лет.

После убийства эсерами 31 декабря 1906 г. градоначальника Санкт-Петербурга В. Ф. фон дер Лауница Николай II пригласил Герасимова к себе на беседу, чего до этого не бывало. Последний вспоминал: «Я доложил ему, с мельчайшими подробностями, о революционных организациях, об их боевых группах и о террористических покушениях последнего периода. Государь хорошо знал лично фон дер Лауница; трагическая судьба градоначальника его явно весьма волновала. Он хотел знать, почему нельзя было помешать осуществлению этого покушения и, вообще, какие существуют помехи на пути действенной борьбы с террором.

Главным препятствием для такой борьбы, заявил я, является предоставленная Финляндии год тому назад свободная конституция. Благодаря ей члены революционной организации могут скрываться в Финляндии и безопасно там передвигаться. Финская граница находится всего лишь на расстоянии двух часов езды от Петербурга, и революционерам весьма удобно приезжать из своих убежищ в Петербург и по окончании своих дел в столице вновь возвращаться в Финляндию. К тому же финская полиция по-прежнему враждебно относится к русской полиции и в большой мере настроена революционно. Неоднократно случалось, что приезжающий по официальному служебному делу в Финляндию русский полицейский чиновник арестовывался финскими полицейскими по указанию проживающих в Финляндии русских революционеров и высылался из пределов Финляндии. <. >На прощание государь спросил меня: „Итак, что же вы думаете? Мы ли победим или революция?" Я заявил, что глубоко убежден в победе государства. Впоследствии я должен был часто задумываться над <. > вопросом царя и над своим ответом, к сожалению, опровергнутым всей дальнейшей историей» .

В январе 1907 г. ситуация в столице обострилась, поскольку Наумов предложил Ратимову совершить покушение на императора. К расследованию подключилось Петербургское охранное отделение. Особую тревогу у сотрудников спецслужб вызывал тот факт, что террористы пытаются получить точные планы дворца и парка в Царском Селе и выяснить, каким образом можно приблизиться к императору или заложить мину в помещениях дворца. Согласно воспоминаниям начальника Петербургского охранного отделения А. В. Герасимова, Ратимов сообщил боевикам некоторые сведения о возможности организации покушения в покоях государя и во время его прогулки в парке. В мемуарах нет указаний на достоверность сведений Ратимова, но мы полагаем, что последний сообщил террористам дезинформацию, подготовленную императорской охраной. Вскоре всю группу, готовившую покушение на Николая II, арестовали.

Декабрь 1906-го – февраль 1907 г. стали самыми насыщенными месяцами в реорганизации работы политической полиции. 14 декабря Столыпин утвердил «Положение о районных охранных отделениях», 9 февраля – «Положение об охранных отделениях». К концу февраля 1907 г. были приняты: «Инструкция начальникам охранных отделений по организации наружного наблюдения», «Инструкция по организации наружного (филерского) наблюдения», «Инструкция по организации и ведению внутреннего (агентурного) наблюдения» (эти документы вы найдете в конце главы). Они были разосланы в районные и местные охранные отделения.

Возможно, кому-то покажется скучным и утомительным чтение такого большого числа документов, однако, по нашему глубочайшему убеждению, логику и дух той эпохи без изучения подлинных текстов с их стилистическим и терминологическим колоритом, системой понятий и «нервной» неразберихой, которая нашла в них отражение, осмыслить нельзя. Каждый документ – беспристрастный свидетель эпохи, первоисточник, позволяющий читателю составить собственное мнение, основанное на личном восприятии и профессиональном опыте. Умение вчитываться в старые бумаги сродни тонкой нити разговора, временами переходящего от дружеской беседы к жесткому допросу, от кружева политически витиеватых нагромождений – к по-солдатски простым и доступным установкам. Это сложный и интересный процесс. Если читатель почувствует, как перед ним раскрывается «шифр» языка того времени, как за строчками возникают живые реальные лица и быстро сменяющиеся события, если у него вспыхнет искорка интереса, он будет вознагражден новыми открытиями и неповторимым живым ощущением эпохи.

Районные охранные отделения создавались для успешной борьбы с революционным движением, терроризмом, аграрными беспорядками, пропагандой в армии и на флоте. Они являлись координирующими органами политического розыска, охватывающего несколько губерний (областей). Введение районных отделений децентрализовало систему политического розыска и позволяло принимать решения более оперативно, но в то же время планомерно, с учетом оперативной обстановки в крупном регионе. Территориально районные охранные отделения действовали там же, где и окружные партийные комитеты революционных партий; соответственно, основной задачей РОО являлось внедрение агентуры в местные партийные организации и руководство ею. Начальники районных отделений имели право созывать совещания офицеров, непосредственно ведущих политический розыск, их требования о производстве обысков и арестов были обязательными для губернских жандармских управлений, жандармских железнодорожных управлений, охранных отделений и органов общей полиции.

1 января 1907 г. в Департаменте полиции создается Регистрационный отдел, призванный упорядочить учет оперативной информации. Организация центрального справочного аппарата, единой алфавитной и предметно-тематической картотек привела к качественному информационному скачку.

Уже в апреле в течение пяти минут можно было установить, имеются ли в полицейском архиве материалы на то или иное лицо. Все фамилии или клички, упоминавшиеся в делах, автоматически заносились в картотеки. Исключение составляли агентурные псевдонимы секретных сотрудников, для которых в Особом отделе существовала секретная картотека.

После поражения вооруженных восстаний 1905–1906 гг. руководство большевистского крыла РСДРП начало уделять серьезное внимание организации боевой подготовки своих сторонников. В сентябре 1906 г. в статье «Партизанская война» В. И. Ленин сделал вывод: «Партизанская борьба есть неизбежная форма борьбы в такое время, когда массовое движение уже дошло на деле до восстания и когда наступают более или менее крупные промежутки между „большими сражениями" в гражданской войне» . Главными проблемами партизанской войны он назвал неорганизованность, а также попытки навязать практикам искусственно сочиненные формы вооруженной борьбы.

В 1906–1907 гг. как в России, так и за границей была создана сеть школ, в которых тщательно отобранные партийные функционеры проходили специальную военную подготовку . В качестве примера назовем школу боевых инструкторов в Киеве, школу бомбистов в Лемберге (ныне г. Львов), школу боевиков в Болонье. Таким образом, диверсионно-террористические действия ударных боевых групп были признаны в качестве одной из необходимых составных частей борьбы за власть.

Важное место в работе против оппозиционных партий занимали вопросы деятельности секретной агентуры. 10 мая 1907 г. Трусевич и Васильев подписали циркуляр Департамента полиции № 125449 «О степени участия секретных сотрудников в деятельности революционных организаций», в котором говорилось: «В Департамент полиции поступают сведения об активном участии секретных сотрудников в такого рода революционной деятельности, как вооруженные экспроприации, хранение бомб и т. п., причем один из секретных сотрудников во время обыска даже подбросил хранившуюся у него бомбу своему соседу по квартире. Таковые секретные сотрудники задерживались с поличным или на месте преступления и привлекались к судебной ответственности. В то же время лица, ведающие розыском, узнавали о деятельности своих секретных сотрудников уже после их привлечения к следствию, а в своих донесениях в Департамент полиции старались оправдать преступную и провокаторскую их деятельность и возбуждали ходатайства об освобождении сотрудников от судебной ответственности. Такое поведение секретных сотрудников и описанное отношение к нему лиц, ведающих розыском, ясно указывает на полное непонимание последними назначения секретной агентуры и степени ее участия в революционной деятельности.

Ввиду изложенного, Департамент полиции в подтверждение § 8 инструкции начальникам охранных отделений по ведению внутреннего (агент[урного]) наблюдения считает необходимым разъяснить, что, состоя членами революционных организаций, секретные сотрудники ни в коем случае не должны заниматься так называемым провокаторством, т. е. сами создавать преступные деяния и подводить под ответственность за содеянное ими других лиц, игравших в этом деле второстепенные роли или даже совершенно неповинных. Если для сохранения своего положения в организации секретным сотрудникам приходится не уклоняться от активной работы, возлагаемой на них сообществами, то они должны на каждый отдельный случай испрашивать разрешение лица, руководящего агентурой, и уклоняться во всяком случае от участия в предприятиях, сколько-нибудь угрожающих какою-либо опасностью, и во всяком случае не привлекать к соучастию других лиц. В то же время лицо, ведающее розыском, обязано принять все меры к тому, чтобы совершенно обезвредить задуманное предприятие, т. е. предупредить его, с сохранением интересов сотрудника. В каждом отдельном случае должно быть строго взвешиваемо, действительно ли необходимо для получения новых данных для розыска принятие на себя сотрудником возлагаемого на него революционного поручения или лучше под благовидным предлогом уклониться от его исполнения, причем разрешение на такую деятельность допустимо лишь в целях розыскных.

К сему департамент считает необходимым присовокупить, что в случаях нарушения сотрудниками преподанных им инструкций или учинения чего-либо преступного без испрошения предварительных указаний со стороны чина, руководящего агентурой, департамент ни в какой мере не выступит в пользу облегчения участи уличенного в преступлении сотрудника, вредная деятельность коего в таком случае всецело будет отнесена на вид заведывающего розыском» .

Отмечались и другие нарушения правил агентурной и оперативной работы. 3 октября 1907 г. в циркуляре Департамента полиции № 136287 отмечалось: «До сведения Департамента полиции постоянно доходят слухи, что некоторые начальники охранных отделений и чины жандармских управлений пользуются секретными сотрудниками в качестве наблюдательных агентов, посылая их на проследки, для выяснения квартир разыскиваемых лиц и указания подлежащих аресту чинам полиции. Для выполнения означенных функций сотрудники снабжаются удостоверениями от офицеров, руководящих розыском, их визитными карточками и т. п. Отдельные случаи нарушения со стороны ведающих розыском лиц правил о надлежащем пользовании сотрудниками случались довольно часто, и каждый раз они вели к провалу ценного агентурного источника, ввиду чего департамент неоднократно разъяснял г[осподам] офицерам, заведующим розыском, о необходимости крайне осторожного пользования сотрудниками, отнюдь не поручая им обязанностей наблюдательных агентов, совершенно не отвечающих их прямому назначению – обстоятельному осведомлению розыскных органов о деятельности революционных организаций и их личного состава» .

Источник:

territaland.ru

Иосиф Линдер - Спецслужбы России за 1000 лет

Иосиф Линдер - Спецслужбы России за 1000 лет

99 Пожалуйста дождитесь своей очереди, идёт подготовка вашей ссылки для скачивания.

Скачивание начинается. Если скачивание не началось автоматически, пожалуйста нажмите на эту ссылку.

Напишите нам, и мы в срочном порядке примем меры.

Описание книги "Спецслужбы России за 1000 лет"

Описание и краткое содержание "Спецслужбы России за 1000 лет" читать бесплатно онлайн.

Линдер Иосиф Борисович, Чуркин Сергей Александрович

Спецслужбы России за 1000 лет

Любое государство только тогда может называться государством, когда оно в состоянии обеспечить безопасность – свою и своих граждан – доступными ему методами. Универсальным средством обеспечения безопасности, которое использовалось во все эпохи, на всех континентах, в условиях войны и мирного времени, являются спецслужбы. Несмотря на различия, спецслужбам присущи общие черты, и в первую очередь конспиративность, использование нетрадиционных, зачастую экстраконституционных методов работы агентуры и применение специальных технических средств. Значимость и эффективность работы специальных служб варьируется в зависимости от исторических условий и задач, которые ставятся перед ними политическим руководством.

В начале XXI в. приоритетной задачей становится противодействие терроризму. Опыт, приобретенный специальными службами за прошедшие века, позволит российским борцам с терроризмом, контрразведчикам и разведчикам глубже осмыслить значение своей работы в интересах Отечества.

В книге изложена история формирования и развития специальных служб и специальных подразделений России на протяжении тысячи лет, начиная с Рюрика. В ней доказывается отрицательное влияние периодов смуты, ослабления государства и его институтов, многократных, зачастую «хирургических» реорганизаций специальных и правоохранительных органов.

Особое место в книге занимает вопрос обеспечения безопасности государства и его руководителей. Авторы прослеживают изменение ставившихся на разных этапах целей, задач и методов работы специальных служб; они показывают как достижения, так и поиск решения возникавших в процессе исторического развития проблем.

Анализ исторического материала позволяет сделать вывод: профессиональная культура закладывается годами, а шлифуется десятилетиями, чтобы стать настоящей школой; без нее немыслимо эффективное функционирование сложных силовых механизмов.

Важную смысловую нагрузку несут приводимые в книге тексты документов, некоторые из них ранее не публиковались, а также иллюстративный ряд, позволяющий зримо представить описываемые события.

Леонид Владимирович Шебаршин,

генерал-лейтенант, заместитель председателя – начальник Первого главного управления КГБ СССР (внешняя разведка)

Театр абсурда, или Последний визит заокеанского дядюшки

Июнь 2000 г. выдался в Берлине жарким. Но если стрелка термометра показывала больше тридцати, то политическая температура в первые летние дни превысила все мыслимые и немыслимые отметки. Город находился в блокаде, но не только в блокаде. Вновь, как и летом 1945 г., он был разделен на секторы.

Мир прощался с Биллом Клинтоном как с политиком. Его заключительное турне по странам Европы в Германии приобрело особые, порой подчеркнуто вычурные формы. В столицу, ставшую таковой после объединения, собрались руководители федерального правительства и федеральных земель, приехали главы государств и правительств тех стран, которые команда американского президента не включила в число приглашенных в рамках данной программы. На несколько дней Берлин был отдан на откуп исполнителям замыслов заокеанских вояжеров. Можно предположить, что аналитические и оперативные службы США чего-то опасались. В любом случае, общим для всех проводимых мероприятий был лозунг: «Это должно запомниться надолго!» При отсутствии каких-либо возражений принимающей стороны американцы в целом справились со своей задачей. Полиция и силы безопасности бундесвера блокировали пару десятков отелей, где разместились высокие гости, отсекли центральные магистрали, подходы к которым ощетинились рядами турникетов и заграждений из корпусов военных и полицейских машин.

Принцип тотальности был доведен до парадоксального и мало понятного европейскому сознанию абсурда. Ограничивая движение автотранспорта (и тем самым увеличивая и без того повышенную нервозность на магистралях более чем 3-миллионного города), организаторы совершенно не контролировали потоки велосипедистов и пешеходов. Измученные жарой и многочасовым бездельем полицейские и сотрудники служб безопасности то густой вереницей выстраивались вдоль турникетов, то, костеря начальство, внезапно оголяли позиции и толпой отправлялись в автобусы подкрепиться и передохнуть.

Многочисленные зеваки концентрировались у наиболее важных объектов в ожидании знаменитостей. Примерно за 10–15 минут до их очередного официального появления, официального или не очень, в толпе резко возрастало число людей в униформе и «клонированных» штатских – глаз подмечал однотипные костюмы, стандартные ботинки на толстой кожаной подошве и непременный миниатюрный наушник в одном ухе. «Клоны» деловито вращали головами со стрижкой под полубокс, тем самым еще более привлекая внимание к дверям отеля.

Любое передвижение регламентировалось строгими жестами охраны, более направленными на внешний эффект, словно это был не выход охраняемого лица, а некое помпезное дефиле на международном празднике моды или на всемирном кинофестивале. «Надувая щеки», американцы суетились – немцы же с поистине бюргерским спокойствием ждали скорейшего окончания каждой мизансцены. Затем заокеанские парни и девчонки мчались к ближайшему «Макдоналдсу», а местные кучковались у служебного транспорта, рассуждая, сколько еще таких «выпендрежей» предстоит пережить за оставшееся до конца смены время.

В какой-то момент Главная дирекция полиции во всеуслышание объявила, что сил и средств на обеспечение безопасности в городе не осталось: все брошено на организованное заокеанскими гостями шоу. Берлинцы лишь пожали плечами: ничего иного они и не ожидали от «наших друзей», как чуть насмешливо называют полицейских в Германии. Служба охраны высших должностных лиц Министерства обороны – все в штатных ремнях, беретах и кобурах под парабеллумы – покуривала и почти по-русски сплевывала на асфальт, поглядывая на полуобнаженных дамочек, проплывавших в жарком мареве мимо.

Почти так же воинственно молодцы службы охраны МО и аналогичной службы охраны высших должностных лиц при ведомстве федерального канцлера красовались год назад, когда в июле 1999 г. Министерство обороны переезжало в здание, принадлежавшее ему до начала Второй мировой войны. Несколько пацифистских организаций в 200–300 метрах от места проведения официальной церемонии проводили демонстрацию протеста. Пацифистов тогда «зарежимили» тройным кольцом, обеспечивая «стерильность» зоны, в которой присутствовали высшие руководители страны и иностранные гости.

В самый разгар церемонии – во время торжественного вручения знамен и исполнения национального гимна – одна из групп прорвала все кольца оцепления с такой легкостью, с какой нож входит в подтаявшее масло. Полуголые женщины и мужчины, размахивая зонтиками, на которых были написаны антивоенные лозунги, кружились у изваяний в военной форме, выкрикивая свои «кричалки, вопилки, шумелки», ловко уворачиваясь от агентов-охранников и унтеров-армейцев. Эти взрослые «салочки» продолжались довольно долго в непосредственной близости от литерной трибуны. По окончании спектакля сам бундесканцлер изящно подобрал оброненный антимилитаристский зонтик и передал его своим нерасторопным охранникам. Ужасающий уровень непрофессиональной тотальности был налицо…

Но неужели хваленые немецкие педантизм и профессионализм уже канули в Лету? Конечно же нет. Оперативное обеспечение у немецких спецслужб всегда отличалось спокойным и некичливым достоинством. В коминтерновские времена, когда после памятного Версаля[1] наша страна помогала извечному другу – врагу строить свои военные институты, обе стороны не обошли вниманием и столь деликатную тему, как оперативное искусство. А затем собственный и приобретенный опыт был прекрасно воплощен в так называемой геленовской системе. Идеи и замыслы генерала Р. Гелена[2], безусловно, нашли реализацию в структуре немецкого государства. Вот уже более 55 лет разработанная им система приносит великолепные плоды, которые немцы (в отличие от американцев или израильтян) не рекламируют: система того не требует, а имидж оперативных служб Германии не нуждается в раскручивании.

Совсем иначе обстоит дело в области обеспечения оперативных мероприятий. Густо замешанная на бюргерстве, а затем разбавленная полувековой послевоенной демилитаризацией и демократией, эта сторона боевой подготовки стала едва ли не опереточной. В отличие от многих своих соседей немцы счастливо избежали громких политических убийств или покушений. А после окончания необъявленной войны с террористами из Rote Armee Fraction[3] боевой дух вообще улетучился. Для миротворческого контингента, отправляемого в Югославию, проводились специальные психологические занятия и тренинги по разъяснению понятия смерти на войне. Может ведь и такое быть в современной армии!

Подписывайтесь на наши страницы в социальных сетях.

Будьте в курсе последних книжных новинок, комментируйте, обсуждайте. Мы ждём Вас!

Похожие книги на "Спецслужбы России за 1000 лет"

Книги похожие на "Спецслужбы России за 1000 лет" читать онлайн или скачать бесплатно полные версии.

Все книги автора Иосиф Линдер

Иосиф Линдер - все книги автора в одном месте на сайте онлайн библиотеки LibFox.

Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.

Отзывы о "Иосиф Линдер - Спецслужбы России за 1000 лет"

Отзывы читателей о книге "Спецслужбы России за 1000 лет", комментарии и мнения людей о произведении.

Вы можете направить вашу жалобу на или заполнить форму обратной связи.

Источник:

www.libfox.ru

Иосиф Линдер Спецслужбы России За 1000 Лет в городе Волгоград

В данном каталоге вы можете найти Иосиф Линдер Спецслужбы России За 1000 Лет по доступной цене, сравнить цены, а также найти похожие предложения в группе товаров Наука и образование. Ознакомиться с характеристиками, ценами и обзорами товара. Доставка товара может производится в любой населённый пункт РФ, например: Волгоград, Екатеринбург, Краснодар.