Книжный каталог

Мариотт Д. Сверхъестественное. Ведьмино Ущелье : Роман

Перейти в магазин

Сравнить цены

Описание

Охотники за призраками и убийцы демонов Дин и Сэм Винчестеры на своем неизменном «Шевроле Импала» приезжают в городок Сидар-Уэллс, штат Аризона. Рядом находится Большой каньон, и это привлекает сюда тысячи туристов. Но что творится здесь в туристическое межсезонье? Какие тайны хранят местные жители? Дин и Сэм знают одно: каждый сорок лет город накрывает волна кровавых убийств. Никакой логики, никакой закономерности – люди гибнут на улицах и у себя дома. Очень немногие из выживших неохотно рассказывают о свирепых индейцах и солдатах в форме давно прошедшей войны… Вот-вот начнется новый сорокалетний цикл, и братья Винчестеры намерены разобраться с тем, что происходит в Сидар-Уэллсе.

Сравнить Цены

Предложения интернет-магазинов
Мариотт Дж. Сверхъестественное Ведьмино ущелье Мариотт Дж. Сверхъестественное Ведьмино ущелье 289 р. chitai-gorod.ru В магазин >>
Мариотт Д. Сверхъестественное. Ведьмино ущелье : роман Мариотт Д. Сверхъестественное. Ведьмино ущелье : роман 304 р. bookvoed.ru В магазин >>
Джефф Мариотт Сверхъестественное. Ведьмино ущелье Джефф Мариотт Сверхъестественное. Ведьмино ущелье 209 р. book24.ru В магазин >>
Луи Буссенар Адское ущелье Луи Буссенар Адское ущелье 100 р. ozon.ru В магазин >>
Кемаль Тахир Глубокое ущелье Кемаль Тахир Глубокое ущелье 160 р. ozon.ru В магазин >>
Джон Диксон Карр Бесноватые. Ведьмино логово. Защиту ведет Патрик Батлер Джон Диксон Карр Бесноватые. Ведьмино логово. Защиту ведет Патрик Батлер 50 р. ozon.ru В магазин >>
Джон Диксон Карр Бесноватые. Ведьмино логово. Защиту ведет Патрик Батлер Джон Диксон Карр Бесноватые. Ведьмино логово. Защиту ведет Патрик Батлер 60 р. ozon.ru В магазин >>

Статьи, обзоры книги, новости

Мариотт Д. Сверхъестественное. Ведьмино ущелье : роман

«Сверхъестественное. Ведьмино ущелье» Джефф Мариотт читать онлайн - страница 1

Сверхъестественное. Ведьмино ущелье

Этот роман посвящается

майору Джону Уэсли Пауэллу, Кларенсу Даттону,

Эдварду Эбби, Кэти Ли и всем прочим,

кто побывал в Большом Каньоне

и на плато Колорадо и рассказал нам о них.

Реки текут, земля остается.

Из домов доносилась музыка, звучавшая в начале сериала «Манкиз», и Майк Тэйлор прибавил ходу. Он засиделся в городской библиотеке над выпускным рефератом по истории и потерял счет времени.

И теперь, даже если поторопится, все равно пропустит половину серии. Вообще-то, его любимым сериалом был «Бэтмен», но по понедельникам эта честь выпадала «Манкиз». Мама ворчала, что он слишком много смотрит телевизор, но что она понимает! Что значит «слишком много», когда каждый вечер идут такие потрясающие сериалы, как «Звездный Путь», «Зеленые просторы», «Затерянные в космосе», «Комбат!» «Крысиный патруль»?

Не говоря уже о крутейших шпионских историях «Напряги извилины», «Миссия невыполнима» и «ФБР». Плохо только, что некоторые его любимые сериалы идут в одно и то же время. Например, «Зеленый Шершень» и «Временное пространство» выходили на канале ABC в пятницу вечером, а в то же самое время по NBC пускали «Тарзана» и «Агентов А.Н.К.Л.». Майк иногда пытался смотреть то один канал, то другой, но мать ругалась, что он сломает переключатель на их большом «Зените». Даже если бы он придумал, как смотреть оба канала одновременно, наверное, и тогда мама нашла бы повод поворчать.

Все школьные приятели Майка смотрели «Манкиз», и завтра они расскажут, о чем была серия, но ему хотелось послушать песни. После «Манкиз» по NBC будет «Я мечтаю о Джинни», а потом можно переключить на «Крысиный патруль» и посмотреть перед сном немножко про войну.

Он бы уже вернулся домой, если бы поехал в библиотеку на велосипеде, но на улице подморозило, и еще он не знал, сколько книг придется взять с собой, чтобы закончить доклад. Но ему удалось почти все прочесть в библиотеке, так что оставшиеся книги вполне влезли бы в велосипедную корзинку.

Оставалось пройти всего два квартала, так что ко второй песне он точно успеет. Если Бекки, его младшая сестренка, засела смотреть «Остров Гиллигана», придется уговорами или угрозами заставить ее переключить. Еще несколько шагов, и он увидит свой дом… увидел бы, если бы не украшения на доме Джонсонов, которые так ярко сияли со дня Благодарения и до первой субботы после Нового Года, что больше на этой стороне улицы ничего не было видно.

Он шагнул с обочины, чтобы перебежать улицу, но вдруг краем глаза заметил какое-то движение на заднем дворе у дома миссис Иззи. Ребята в школе называли ее жуткой старухой, потому что она одевалась во все черное и иногда повязывала голову черной шалью, как будто носила траур. Говорили, что у нее сын погиб во Вьетнаме, но это явно произошло еще до того, как она переехала на улицу, где жил Майк, а у него пока не было случая расспросить ее об этом. Мама тоже с ней не общалась. А отца у него не было. Ну, то есть, мама с ним развелась, и он теперь жил в Вирджинии, так что, можно сказать, все равно, что умер.

Майк обернулся и увидел подростка, чуть старше, чем он сам. Парень был одет, как будто возвращался домой с костюмированной вечеринки. На нем была армейская шинель. Фонарь светил тускло, но, кажется, она была синяя с золотым галуном. Штаны с золотыми лампасами заправлены в высокие ботинки. На голове — темно-синяя шляпа, похожая на ковбойскую, на поясе — сабля, а в руках он держал винтовку.

Костюм был превосходный, что и говорить. Только вот что странно: парень направлялся к черному ходу дома миссис Иззи, но Майк-то знал, что она живет одна.

И тут Майк увидел кое-что еще, и тихо охнул, боясь выдать себя: странный парень мерцал Это выглядело как рябь на экране телевизора, когда Бекки лезла к антенне. Потом он растворился в тени за домом миссис Иззи.

«Позвонить к ней в дверь и сказать, что кто-то прячется у нее на заднем дворе? — раздумывал Майк. — Или вызвать шерифа?»

Но полицейские никогда не слушают детей. Майк все лето отращивал волосы, и когда в последний раз видел шерифа Тейта в бассейне, тот велел ему постричься или надеть шапочку. И хотя он сказал это вроде как в шутку, Майк мог поспорить, что тот был совершенно серьезен.

Он решил поспешить домой и попросить, чтобы мама предупредила миссис Иззи, но не успел он перебежать улицу, как из дома миссис Иззи раздался первый крик.

Майк Тэйлор не знал, что это начались очередные «Сорок лет».

— Огромная канава… — повторил Сэм.

— Я так и сказал. Чертовски огромная канава, в которой еще и река течет.

Сэм печально покачал головой. Его брат, небрежно прислонившись к ограждению, разглядывал каньон. Лучи заходящего солнца окрашивали золотом бледно розовые, светло-коричневые и палевые пласты сланца, известняка и песчаника. Иногда Сэму казалось, что отцу все-таки удалось лишить его брата души.

— Дин, природа создавала это чудо миллионы лет. Река Колорадо выточила Большой каньон.

Дин медленно обернулся к Сэму. Он усмехнулся, и Сэм понял, что брат его разыгрывает.

— Эй умник! Если я не учился в Стэнфорде, это еще не значит, что я идиот, — заметил Дин.

— Я и не говорил… — начал Сэм и замолчал. Дин вечно поддразнивал его за то, что он поступил в Стэнфорд и даже почти закончил юридический факультет, пока Дин продолжал семейное дело.

— Сэм, я знаю, откуда взялся Большой каньон. Знаю про эрозию. И даже понимаю, почему ты хотел заехать сюда, раз уж нам…

— Нам все равно было по пути.

— А я что говорю? Эй, ты меня вообще слушаешь?

Когда на Дина находило такое настроение, переспорить его было невозможно. Сэм провел несколько лет в колледже, в разлуке со старшим братом, и ему пришлось заново привыкать к Дину. За последние несколько месяцев, пока они колесили по стране на драгоценной «Импале» Дина, он уже вспомнил все его закидоны. И все равно иногда попадался…

— Потрясающий вид, — попытался он сменить тему, бросив взгляд на противоположный склон каньона. За несколько минут игра света и тени до неузнаваемости изменила ландшафт, как будто братья Винчестеры оказались в совершенно другом месте. Ветерок доносил со дна каньона легкий запах хвои и шалфея. Покачивались кроны елей и заросли можжевельника. — Я рад, что мы решили сюда заехать.

— Я тоже, — откликнулся Дин. Он почесал затылок, взъерошив короткие каштановые волосы. Было прохладно, он застегнул свою кожаную куртку на молнии. Под ногами скрипел слежавшийся снег, который выпал неделю назад. — Тут неплохо.

— Для огромной канавы…

— А что, разве это неправда?

— Ну… это не совсем правда, — ответил Сэм.

— И что, арестуешь меня? Хотя, подождите-ка, нет, не выйдет… ты же не мой босс. Но ты можешь до смерти замучить меня занудством.

— Это вряд ли, — отрезал Сэм. — Давай уже поедем вниз, в город. — И не успев договорить, понял, что Дин может снова воспринять его слова, как приказ. Это было для них вечным камнем преткновения. Дин был старше и оставался с отцом, а Сэм от семьи отвернулся — по крайней мере, воспринято это было именно так. А Сэм считал, что после того, как он объявил о своем желании поступить в колледж, отец вышвырнул его из дома. Отказался от него. Он тогда сказал: «Можешь не возвращаться». Куда уж яснее.

Теперь, когда после смерти отца семейное дело досталось им, и Сэм вернулся, они с Дином все никак не могли поладить. Дин любил младшего брата, но терпеть не мог, когда тот пытался командовать, и каждый раз давал это понять. А Сэму непросто было отказаться от привычки поступать по-своему. Он слишком долго жил один, чтобы считаться с кем-то еще.

Кроме того, работая с отцом, Дин привык слышать приказы. Казалось, ему это даже нравится, как будто отцу удалось сломить его врожденную независимость. И Сэм, общаясь с Дином, все время невольно сбивался на командный тон. Иногда это казалось ему вполне естественным.

Вот и сейчас Дин мрачно посмотрел на него, но возражать не стал и отошел от ограждения.

Когда они только приехали к каньону, на засыпанной гравием парковочной площадке уже стоял чей-то автомобиль, но поблизости никого не было видно. Они молча возвращались к парковке, как вдруг Сэм услышал какой-то странный звук. Он остановился и поднял руку.

— В чем дело? — шепотом спросил Дин.

— Слушай. — Сэм был уверен, что ему не послышалось, и это не ветер шумит в соснах. — Кто-то плачет.

— Так пошли отсюда, — ответил Дин. — Это не наше дело.

— Нет, — отрезал Дин. — Наше дело — спасти людей в Сидар-Уэллсе. Мне жаль, что кто-то плачет, но мы сюда не за этим приехали.

— А если это ребенок? Или кто-то заблудился? Давай посмотрим, это же недолго.

Брат закатил глаза, и Сэм вспомнил, как Дин в двенадцать лет почти на все так реагировал. Ростом Сэм догнал Дина только к шестнадцати годам; он и раньше был высоким, но все равно смотрел на брата снизу вверх — с обожанием. И каждый раз страшно обижался, когда в ответ на его слова Дин вот так закатывал глаза.

Источник:

knizhnik.org

Мариотт Джефф - Ущелье ведьм, Страница 2

Романы онлайн Романы Ущелье ведьм Мариотт Джефф

— Мисс? — неожиданно Сэму подумалось, что, возможно, не стоило сюда лезть: женщина была взрослая, и не похоже, что она заблудилась. — Вы в порядке?

Ему показалось, что она не расслышала. Сэм уже собирался предложить Дину, который отстал на пару шагов, вернуться к машине, но тут женщина опустила руки и медленно подняла голову. У нее были огромные карие, покрасневшие от плача глаза и прямой нос; лицо сердечком и подбородок с чуть заметной ямочкой. Она смотрела, чуть приоткрыв губы и дыша через рот. Потом выудила из рукава платок и громко высморкалась.

— Извините. Все… все нормально, спасибо. Я просто не думала, что меня так хорошо слышно.

— Да без проблем, — заявил подоспевший Дин.

Сэм не винил брата: если бы не заплаканное лицо, незнакомка была бы очень даже ничего.

— Мы просто хотели убедиться, что вы не поранились, не потерялись или еще что.

— Я… — она, очевидно, сомневалась, стоит ли раскрывать душу перед чужими парнями, которые вылезли невесть откуда. — Мой муж очень любил бывать здесь.

Видно, Винчестеры в ее глазах заслуживали доверия. Женщина окинула взглядом пейзаж, почти утонувший в темноте. По фиолетовому небу бесшумно скользил силуэт кондора.

— Ему здесь очень нравилось, и мы часто приезжали, чтобы… а, неважно, — румянец, вспыхнувший на ее щеках, мигом подсказал Сэму, зачем именно они приезжали в это уединенное местечко. — В общем, Росс умер, и я развеяла здесь его пепел… Вы знали, что за это берут плату? Я бываю здесь на его день рождения. Вот уже второй раз с тех пор, как он… — женщина осеклась и уперлась взглядом в землю.

— Наши соболезнования, — проговорил Дин.

Сэм немного беспокоился: никогда не знаешь, что в следующий момент ляпнет Дин. С него станется заявить, что они местные рейнджеры под прикрытием, которые как раз выбрались в рейд за теми, кто незаконно разбрасывается пеплом родственников.

— Меня зовут Дин, — представился брат.

Он не назвал фамилии, но, по крайней мере, не соврал и не отделался псевдонимом, что уже само по себе было редкостью. Может быть, тот факт, что женщина оказалась вдовой, дал ему надежду? Не на серьезные отношения, нет — у Дина не было к ним склонности, но хотя бы на небольшую интрижку.

— А это мой брат Сэм. Младшенький.

— Меня зовут Джульетт, — женщина утерлась и выдавила робкую улыбку. — Джульетт Монро.

— Приятно познакомиться, Джульетт, — вежливо сказал Сэм.

— Мы едем в Сидар-Уэллс, — вставил свои пять копеек Дин. — Вы живете где-то поблизости?

— Да, неподалеку. У нас небольшое ранчо за городом. Это Росс вообще-то мечтал о нем, но я тоже втянулась: там так красиво. Я всегда была городской девчонкой, но Росс убедил меня, что будет неплохо сменить обстановку. Теперь я пытаюсь продать ранчо: мне одной там слишком одиноко, но предложений не густо, — она улыбнулась уже уверенней, и эта улыбка будто осветила ее лицо. — А вам, парни, дом не нужен? Скотину отдам за так.

— Нам? — Дин тайком ухмыльнулся Сэму. — Нет, нет, мы вроде как… путешествуем. Много путешествуем.

— Я так и думала, — заметила она. — Ранчо бы вас порядком стреножило.

— Это уж точно, — поддакнул Сэм. — Ладно, надо ехать, пока все хорошие комнаты не заняли.

Внезапно Джульетт рассмеялась.

— Ну просто… понятия «Сидар-Уэллс» и «хорошие комнаты» как-то не сходятся. Это как если бы вы собрались подобрать на шоссе немного свежей дохлятинки на обед.

— Что, не самый подходящий городок? — поинтересовался Дин.

— Мягко говоря. Если только в понятие «подходящий» вы не вкладываете лото в церкви по пятницам или случайного бесхозного быка на главной улице.

— В смысле, настоящего быка? — переспросил Сэм. — Это не про актеров и политиков?

— Или про актеров, которые стали политиками, — усмехнулась Джульетт. — Нет, я про самого настоящего быка. Так что смотрите под ножки, когда будете искать хорошие комнаты.

— То есть, там вообще негде остановиться? — уточнил Дин.

— Есть, конечно. Просто будьте скромнее с подбором эпитетов. Например, мотель «Байд-А-Ви»…

— Звучит здорово, — перебил Сэм.

— Я слышала, якобы там иные тараканы покрупнее моих коров, — невозмутимо продолжала Джульетт.

— Я бы на вашем месте остановилась в «Трейлс Энд».

— «Трейлс Энд», значит. Поищем.

— Вы его не пропустите, — заверила женщина. — В Сидар-Уэллсе вообще ничего пропустить нельзя, если только вы не слепы. Там все по главной улице, а она не такая уж длинная.

— Это и правда главная улица? — удивился Сэм.

— Еще бы. А еще есть Гранд Авеню. Три квартала заасфальтировано, потом грязь.

— Это ли место не рай земной? Я в шоке…

— Говорю же, я урбанистка. Пока у меня был Росс, казалось терпимо… ему так нравилось. А я просто наслаждалась, видя радость в его глазах. Но когда нужно ехать во Флагстафф, чтобы выпить приличного мокачино [2] или поговорить о чем-нибудь другом, кроме погоды… — она вздохнула. — Со временем это начинает раздражать.

— Охотно верю, — подхватил Дин. — Не будем больше вам надоедать, Джульетт. И спасибо, что предупредили насчет гигантских тараканов.

— Спасибо, что беспокоились за меня, — поблагодарила женщина. — Если вы задержитесь надолго, возможно, мы встретимся в «Вагон Вил».

— Она милая, — заметил Сэм, когда братья удалились настолько, что новая знакомая не могла их слышать.

— Только не говори, что сам так не подумал.

— Это у нас по твоей части, Дин.

— Горячая цыпочка, — повторил Дин. — Уж поверь мне.

— Значит, все-таки мы не зря отвлеклись?

— И потратили кучу времени, которое бы пригодилось для настоящей работы, — немедленно парировал Дин. — Но я об этом не жалею.

Сэм понадеялся, что потраченное время не стоило чьей-нибудь жизни. Они приехали сюда из-за очередного всплеска смертей, о которых детектив Марина МакБейн поведала им еще в Нью-Йорке. Судя по газетной статье, каждые сорок лет это место становилось ареной необъяснимых убийств: в последний раз их насчитали двадцать девять. А когда здесь вырос городок, народу стало гораздо больше. Если верить расчетам, нынешнее пятое декабря должно стать началом очередного сорокалетнего цикла. Сегодня было четвертое. Но если в расчеты вкралась ошибка и, пока они прохлаждались, кого-то уже успели убить, не стоило так радоваться поездке на Каньон.

Сэм и Дин Винчестеры пошли по стопам отца, а их отец после ужасной смерти жены стал охотником, причем отнюдь не на зверей и птиц. Джон Винчестер охотился на чудовищ, призраков, демонов — на всех тех тварей, в которых люди если и верят, то глубоко в душе и поздно ночью, а при свете солнца только посмеиваются над своими страхами. Но даже днем люди иногда говорят о привидениях, хотя сами не понимают, о чем говорят.

Дин повернул ключ в зажигании, и мотор с готовностью взревел. Дав задний ход, Дин взглянул на брата.

— Это и правда здоровенная дыра, — сказал он. — Я был прав.

— Да, ты был прав, Дин. Этот каньон — одна чертовски здоровенная дыра.

Ральф МакКейг родился в городке Долан Спрингс. Его отец работал на шахте Теннеси Шуйлкилл, а мать в основном выпивала и жаловалась на жизнь (особенно после того, как отец погиб в результате несчастного случая, а пенсии вечно не хватало до конца месяца). За исключением службы в армии во время Войны в Персидском заливе — причем его самое активное участие в военных действиях ограничилось уличной дракой около бара во Франкфурте — Ральф всю жизнь провел в Аризоне, стране каньонов, плато, вечнозеленых деревьев, чернохвостых оленей и, конечно же, туристов. На заднем бампере его Шеви-пикапа, который был новым во время войны, но безнадежно устарел уже к девяносто восьмому, красовалась наклейка с надписью «ЕСЛИ НА ДВОРЕ ТУРИСТИЧЕСКИЙ СЕЗОН, НА КОЙ ЧЕРТ ЗАПРЕЩЕНО ИХ ОТСТРЕЛИВАТЬ?» На заднем стекле крепились дробовик двенадцатого калибра и винтовка 30.06 [3] ; винтовку, кстати, он опробовал, пальнув вслед БМВ, который выскочил из-за поворота на скорости, по крайней мере, восемьдесят миль. В этот момент Ральф мочился на обочине и от неожиданности забрызгал сапоги. К тому времени, как он застегнулся, бросился к пикапу и выдернул винтовку, БМВ превратился в пару быстро удаляющихся задних фар, и Ральф не думал, что ему когда-нибудь выпадет шанс подобраться поближе. Однако в противном случае он бы такой шанс не упустил.

Ральф зарабатывал на жизнь лесозаготовкой: таким образом, в отличие от некоторых соседей, его зарплата не зависела от наплыва туристов. Сейчас срок одного контракта кончился, а второго пока не начался, но это ненадолго. Именно нанимателям досталась возня с оценкой влияния вырубок на окружающую среду, разрешениями и прочими бумажками; от него требовалось только дождаться, пока они дадут добро, собрать бригаду и вывезти поваленные деревья и мелочь, с которой все равно никакой прибыли. Управителям нравится, когда лес чистый и аккуратный, чтобы были высокие деревья и ничего лишнего. Ральф располагал небольшими сбережениями в банке, в озере Смут клевала рыба, а снега было достаточно, чтобы сунуть туда блок пива и каждая бутылка хорошенько охладилась — так что Ральф мог по праву считать себя счастливчиком. Может, даже немного слишком счастливчиком.

Когда он ехал к шоссе по Лукаут Трейл — грунтовому треку, тянувшемуся к обзорной вышке, которую не использовали уже лет десять — то почти потерял управление. Задние колеса попали на обледеневший участок, и машину болтало туда-сюда так, что Ральф едва сумел выровнять ее до близкого знакомства с только что спиленным дубом (он спилил его сам, нелегально, потому что ветви загораживали вид на дорогу). Но он все-таки справился, а там осталось всего полмили: этот путь он мог бы проделать с завязанными глазами. Едва не случившаяся авария знатно его встряхнула. День-то, в общем, до того выдался вполне удачный. Ральф подумывал, что еще бы удачнее получилось, если б Дорис Каллендер зашла на обед… а еще лучше с обедом, а потом плюс немножко того, что его старик величал «потрахушки»…

К тому времени, как Ральф добрался до старого сарая, служившего гаражом, противная дрожь унялась. Он беспокоился не столько о том, что мог бы разбить грузовик, а о том, что, выходит, неважно ехал от самого озера. Если полдюжины пива так выбили его колеи, это что, получается, старость подкралась незаметно? Уже и сороковник скоро. Если придет день, когда он не сможет управиться с топором и бензопилой, вот тогда точно появится повод для беспокойства. Не заглушив двигатель, Ральф вылез открыть ворота. И тут же споткнулся о корень, но сумел удержаться на ногах.

— Черт! — выругался он вслух. — Неужели пиво?

А про себя добавил: «А может, я просто заболел? Подхватил простуду? Точно заболел, потому что шесть бутылок по мне бы так не грохнули…» Ральф почти достиг цели и предвкушал обычную возню со ржавым засовом, когда услышал странный звук. Он замер. Окрестные леса кишели животными: тут тебе олени, пумы, кролики, бурундуки, змеи и птицы. Встречались и черные медведи. Сперва Ральф погрешил именно на них, хотя, к собственной радости, особо близко с медведями не общался и поэтому не знал, как именно они звучат. Этот же звук был такой, словно кто-то взобрался на холм и не успел отдышаться. А еще он был будто бы мокрый. Воображение Ральфа мигом подкинуло картинку кого-то с вялыми челюстями, здоровенными зубами и свисающими из пасти нитками слюны. Ральфа снова тряхнуло, причем вовсе не от вечернего холода.

Звук повторился, на этот раз громче.

Ральф начал прикидывать пути к отступлению. До сарая можно добраться быстрее, но этот долбанный засов доставлял проблемы и в лучшие времена. Пускай получится его отпереть, но тогда надо еще открыть тяжелую дверь, петли которой просили смазки черт знает сколько, и закрыть ее обратно. Но пусть даже и это получится… А если снаружи окажется бешеный медведь? Что тогда, целую вечность в сарае сидеть? Нет, уж лучше добежать до грузовика. Тогда можно при необходимости добраться до Сидар-Уэллса, к тому же оружие под рукой.

И снова шум. На этот раз приправленный каким-то чмоканьем. Среди деревьев Ральф увидел тень, неясную, темную и большую. Ральф метнулся было к машине, но тот же злосчастный корень подсек его и опрокинул в грязь. В ладонь немедленно впился осколок бутылки. Ральф приподнялся, выдернул его, и по руке потекла кровь. В этот же момент в ноздри ударила жуткая вонь, как будто носом ткнули в разлагающуюся тушу. Должно быть, медведь или что там бродило… Если уж и запах пошел, то оно совсем близко… Ральф даже почувствовал горячее дыхание на затылке… или показалось? Оглядываться не хотелось. Вместо этого он поднялся и поковылял к грузовику. Окровавленные пальцы ухватились за дверную ручку, но соскользнули. Еще одна попытка — сталь уже липкая от крови — и дверца легко подалась навстречу.

Вот тут-то оно и навалилось — душная темная шерсть и лязгающие клыки. Оно хватило Ральфа тяжелой лапой и сбило на землю. Ральф цеплялся за приступку, как за последнюю надежду, пытаясь избежать страшной участи; тогда-то он и увидел своего зверя: вот черный медведь, а вот уже давно подохший медведь — исковерканный, сквозь подгнившее мясо видны кости, а вот снова невидимый, но все равно зловонно дышит в лицо, густая слюна капает на подбородок и шею жертвы, мех щекочет ноздри, а острые клыки рвут кожу и вены, ломают кости.

Последняя мысль промелькнула, что, пожалуй, было бы неплохо перепихнуться со старушкой Дорис в последний раз, но все-таки хорошо, что он сегодня не пригласил ее к себе.

За сорок лет до того первая жертва в одиночку охотилась в лесу. Он погиб быстро, и тело так и не нашли: звери растащили его кости, а над плотью потрудились черви, падальщики и гниение… так или иначе, рожденное от земли в землю и ушло. За сорок лет до того… Пришло время нового цикла.

Мокачино — (в США) кофе со взбитыми сливками и шоколадом.

Винтовка 30.06 — винтовка под патроны 30 образца 1906 года, в США одни из самых популярных для охоты на среднюю и крупную дичь.

Источник:

romanbook.ru

Книга - Ущелье ведьм - Мариотт Джефф - Читать онлайн, Страница 3

Ущелье ведьм

Главная улица оказалась в точности такой, как описывала Джульетт Монро. «Не густо», — признал Дин. Дома были в основном деревянные, с заснеженными черепичными крышами и крытыми дорожками перед дверями. Некоторые, правда, были построены из кирпича, а потом Винчестеры проехали мимо банка, сложенного из большущих каменных блоков. В витринах уже появились рождественские украшения, а на фонарях красовались красные ленты. Сэм сразу заметил кафе «Вагон Вил»: рядом с раскрашенной деревянной вывеской висело колесо фургона, не досчитывающее двух спиц. Кафе смахивало на обычную маленькую закусочную — в последнее время братья часто в таких бывали, а бывало, из таких и вылетали. Сэм надеялся, что они встретят там Джульетт, потому что этой встречи определенно хотелось. Двумя дверями дальше только неоновые буквы «ОТКРЫТО» давали понять, что в салуне есть люди. Дин, правда, предположил, что там горстка выпивох, плюс, может, какая обменивающаяся влюбленными взглядами в полутьме парочка да музыкальный автомат, под завязку набитый древними кантри-хитами. Дин представил, что уже слышит оттуда Шанайю Твейн [4] , выводящую «Man, I Feel Like a Woman», хотя из-за рока, ревущего в кассетнике Импалы, он бы ее не услышал, даже выскочи она на обочину со всей своей группой.

Дин потянулся и приглушил звук:

— Мотеля не видно?

— «Байд-А-Ви» уже проехали, — отозвался Сэм. — Он был с моей стороны, но я тебе не сказал, потому что мы вроде как договорились не делить номер с гигантскими насекомыми. Это я не про тебя.

— А тот, о котором говорила Джульетт?

— «Трейлс Энд»? Не было.

Дин прошелся взглядом по улице. У края дороги была припаркована пара грузовиков, но в поле зрения не попал ни один человек.

— Ты хоть одно живое существо видишь?

— Хочешь сказать, мы опоздали и кто-то уже вырезал все население? Но тогда, думаю, мы бы увидели тела или хотя бы кровь. Скорее всего, это просто маленький горный городок, и все уже сидят дома.

— Отлично, — согласился Дин. — Эта версия мне больше по душе.

У дороги показался магазин — Свонсонс Хай Кантри Маркет. Из витрины на парковку лился свет. Женщина в компании двоих детей толкала тележку к зеленому джипу.

— Видишь, — заметил Сэм. — И ничего зловещего. А если нам не понравится «Вагон Вил», можно еду здесь покупать.

— Будем надеяться, так оно и останется, — отозвался Дин. — Я бы не прочь, чтоб мы хоть раз ошиблись, и тут была тишь да гладь. Подходящее местечко для каникул, если бы людишек не прибивали.

— За что я тебя люблю, Дин, — вздохнул Сэм, — так это за неизменный оптимизм.

Дин посмотрел на брата. Общего в их внешности было немного: у Сэма лицо казалось круглее, мягче; глаза скорее карие (а у Дина зеленые), волосы прикрывали уши и вились над воротником, отчего Сэм выглядел еще моложе. Сэм был на четыре года младше, и Дин представлял, что к тому времени, как Сэму стукнет двадцать семь (именно столько было сейчас Дину), все эти ямочки исчезнут, и мягкие черты станут жестче, грубее… Да, после всех волнений, неизбежных в борьбе с порождениями тьмы, скорее всего, именно так и случится. Если, конечно, они оба до этого доживут.

Дин не любил раздумывать над альтернативами, но, прежде всего, в этой бесконечной войне они были солдатами, хорошо тренированными с детства, а в случае Сэма — чуть ли не с рождения. Солдаты должны быть готовы к смерти хотя бы для того, чтобы попытаться ее избежать. С другой стороны все они — сам Дин, Сэм, отец — постоянно ходили по краю пропасти с того времени, как Дину исполнилось четыре, а демон убил его мать. Потом погиб отец, погиб достойно, как и хотел, а братья продолжили «семейное дело». Папа бы не желал, чтобы все вышло по-другому. Дин все еще помнил маму — распластанную по потолку над кроваткой Сэма, объятую огнем. Отец приказал Дину вынести младшего брата на улицу, а сам выбежал позже, но — один. Дин стоял во дворе и смотрел, как пламя в считанные минуты окутывает дом. Сэму тогда едва исполнилось полгода, естественно, что он не помнил не только смерть мамы, но и как она вообще выглядела. Но потом точно такая же смерть постигла девушку Сэма, Джессику Мур. Вот это Сэм запомнил хорошо, именно тогда он бросил Стэнфорд и присоединился к Дину. Сэм безжалостно винил себя, потому что в своих снах он видел эту смерть за несколько дней до того, но не попытался ничего изменить. С другой стороны, он думал, что эти сны — обычные кошмары, и уж конечно, никакое предупреждение не спасло бы Джессику от неизвестного демона. Тут уж Дину было впору винить себя: отец пропал, и Дин подбил младшего брата на авантюру с розысками; возможно, именно вступление Сэма в игру как-то раззадорило демона, и он расправился с сэмовой девушкой так же, как некогда с мамой. Короче, поводов для депрессий у обоих накопилось более, чем достаточно. Единственным способом не погрязнуть окончательно в самобичевании, несмотря на все те жизни, которые не удалось уберечь, было продолжать бороться, спасти всех, кого можно, и надрать столько сверхъестественных задниц, сколько получится.

— Вот он! — возглас Сэма вернул Дина к бренной реальности. — «Трейлс Энд». С твоей стороны, между прочим.

Теперь и Дин увидел табличку на обочине. Один из фонарей, призванных освещать ее, перегорел, но все-таки можно было разглядеть стилизованную под Дикий Запад надпись и знаменитое изображение изможденного индейца на не менее изможденной лошади. Розовые неоновые буквы «ЕСТЬ СВОБОДНЫЕ МЕСТА» мерцали чуть пониже лошадиного хвоста. Этот индеец всегда вгонял Дина в сон — старший Винчестер подавил зевок и свернул к мотелю.

Мотель состоял из россыпи глинобитных домиков, размещенных полумесяцем вокруг вымощенной площадки. В регистратуре, ближнем к дороге розовом коттедже, горел свет. Остальные здания были некрашеные, желтовато-коричневые, с номерами возле темных дверей. Добрую часть подъездной дороги занимал пустой бассейн, окруженный высокой оградой и тощей порослью. Местами стебли пробивались сквозь тротуар и подступали почти к самому краю бассейна.

— Слишком роскошно? — участливо поинтересовался Дин. — Не волнуйся, мы всегда можем вернуться в тараканий приют.

— Зря я не прихватил смокинг, — съехидничал Сэм. — Но думаю, они нас и так впустят.

Дин остановил автомобиль около розового домика.

— А теперь веди себя хорошо, — предупредил он. — Не отвлекай меня.

Внутри Дину пришлось позвонить дважды, прежде чем кто-то откликнулся. Наконец, дверь за стойкой открылась, и оттуда, опираясь на металлическую трость, навстречу Дину захромал дедуля, неплохо сохранившийся, наверное, со времен Эйзенхауэра [5] .

— Чем могу помочь, мальчики?

У него были длинные редкие волосы, а морщины могли спокойно соперничать с недавно посещенным братьями каньоном.

Дин положил на прилавок фальшивое удостоверение из тех, что десятками хранились в бардачке Импалы.

— Дин Осборн, — отрекомендовался он.

Псевдонимы сделались его второй натурой. Дину так редко доводилось пользоваться своей настоящей фамилией, что порой приходилось на момент поднапрячься, чтобы ее вспомнить.

— Я из журнала «Нэшнл Джиографик». Мы собираем материал для статьи о поселениях около национального парка. Сэм Батлер — фотограф. Не знаю, сколько времени это займет, поэтому мы хотели снять комнату на несколько дней.

— «Нэшнл Джиографик», значит? — старик то ли улыбнулся, то ли ухмыльнулся, но выглядело это жутко при любом раскладе. — Как же, читал, когда был мальчишкой. Классные сиськи.

— Для этого сейчас есть интернет, — заметил Дин. — А мы больше интересуемся местной историей, легендами, ну и жителями, конечно. Вы наверняка знаете какие-нибудь интересные истории.

Старик так закивал большой, покрытой коричневыми пятнами головой, что Дину показалось, будто сейчас голова перевесит, и ее владелец рухнет.

— Истории? Как же, знаю! Есть пара забавных на примете.

— Мы их запишем, — пообещал Дин. — А Сэм здесь пофотографирует. Кстати, может, ему захочется и вашу грудь щелкнуть, так что смотрите в оба.

Старик придвинул ему листок для росписи:

— Девятая комната. Две кровати, телевизор не работает, зато есть маленький холодильник.

— Замечательно, — шутку Дина про грудь Сэм благополучно проигнорировал и быстро схватил со стойки ключ. — Спасибо.

Дин направился к машине, а Сэм через подмерзшую парковку — к номеру.

— Теперь я первый кровать выбираю, — сообщил он через плечо ледяным тоном.

Дин вытащил кассету «The Rush», в голове почему-то засела песня «Paranoid» от «Блэк Сэбэс», но он надеялся, что причиной тому стали исключительно названные в регистратуре фамилии [6] .

Из глубокого сна Дина выдернуло завывание сирены. В городке царила такая тишина, что с таким же успехом можно было остановиться на ночлег милях эдак в ста от цивилизации. При этом контрасте сирена практически оглушала. Дин сел на кровати и протер глаза.

— Плохо дело, — Сэм выскользнул из постели и принялся одеваться.

— Ну да, сирена хорошие новости не приносит, — согласился Дин. — Только мы же не знаем, наш это случай или нет.

— Вот именно. И не узнаем, если будем тут разлеживаться.

— Намек понял, — вздохнул Дин.

Он любил спать. Особенно ночью. Но по иронии судьбы всякие зловещие вещи случались именно ночью, поэтому спать приходилось куда меньше, чем хотелось бы. Днем расследования, ночью охота… А он-то надеялся хоть здесь выспаться. «Счастье было так близко», подумал Дин и, отпихнув одеяло, влез в джинсы.

Шанайя Твейн — канадская исполнительница кантри и поп-музыки.

Эйзенхауэр, Дуайт Дэвид — президент США 1953–1963.

…названные в регистратуре фамилии — Оззи Осборн был вокалистом группы «Black Sabbath», Гизер Батлер — бас-гитаристом и автором многих текстов.

Источник:

detectivebooks.ru

Мариотт Д. Сверхъестественное. Ведьмино Ущелье : Роман в городе Челябинск

В этом каталоге вы сможете найти Мариотт Д. Сверхъестественное. Ведьмино Ущелье : Роман по разумной цене, сравнить цены, а также посмотреть похожие предложения в группе товаров Художественная литература. Ознакомиться с свойствами, ценами и рецензиями товара. Доставка товара может производится в любой населённый пункт России, например: Челябинск, Ростов-на-Дону, Москва.