Книжный каталог

Смирнов, Андрей Вадимович Событие И Вещи

Перейти в магазин

Сравнить цены

Описание

Книга отвечает на вопрос: как возможно концептуализация базового элемента языка как харфа , которая была развита в арабской языковедческой традиции (АЯТ) начиная из VIII в. Показано, что харф не может быть адекватно истолкован через категории европейского языкознания - Фонема, гласный, согласный, буква и т.п. Непротиворечивое объяснение положений АЯТ о харфе возможно только на основе логики процесса, а не субстанциальной логики. Поставлен вопрос о метафизике расщепления события на системы вещей. Предложено переосмысление об универсальности научных истин и их соотношении с действительностью в свете метафизики события-и-вещи.

Сравнить Цены

Предложения интернет-магазинов
Смирнов А. Событие и вещи Смирнов А. Событие и вещи 227 р. chitai-gorod.ru В магазин >>
Смирнов, Андрей Вадимович Событие и вещи Смирнов, Андрей Вадимович Событие и вещи 308 р. bookvoed.ru В магазин >>
А. В. Смирнов Событие и вещи А. В. Смирнов Событие и вещи 199 р. litres.ru В магазин >>
Дверь с той стороны. Сборник фантастических рассказов Дверь с той стороны. Сборник фантастических рассказов 112 р. bookvoed.ru В магазин >>
Андрей Макаревич Не первое лирическое отступление от правил Андрей Макаревич Не первое лирическое отступление от правил 506 р. ozon.ru В магазин >>
Андрей Макаревич Не первое лирическое отступление от правил (сборник) Андрей Макаревич Не первое лирическое отступление от правил (сборник) 276 р. litres.ru В магазин >>
Необыкновенный побег игрушек Необыкновенный побег игрушек 400 р. msk.kassir.ru В магазин >>

Статьи, обзоры книги, новости

404 ошибка - страница не найдена

Получите скидку!

Скидка на заказ

Помогаем педагогам школы и детского сада! Скидки 25%!

Акция доступна для всех клиентов интернет-магазина "УчМаг". Акция распространяется на определённую группу товаров.

Действует до: 26 января 2018 г.

Скидка на заказ

Вы готовы к праздникам? Скидка до 30%!

Акция доступна для всех клиентов интернет-магазина "УчМаг". Акция распространяется на определённую группу товаров.

Действует до: 11 марта 2018 г.

Скидка на заказ

Новогодняя распродажа! Скидки 50%!

Акция доступна для всех клиентов интернет-магазина "УчМаг". Акция распространяется на определённую группу товаров.

Действует до: 31 января 2018 г.

Скидка на заказ

Одежда и аксессуары на осень - зиму 2017!

Ввод промокода не требуется.

Действует до: 31 января 2018 г.

Скидки до 70%!

ТРЕНД КУРС со скидками до 70%!

Ввод промо-кода не требуется!

Используйте фильтр "по скидке" для того, чтобы найти самые выгодные скидки раздела!

Действует до: 28 января 2018 г.

Лучшие акции!

Лучшие акции от Wildberries в одном месте!

Акции могут закончится раньше времени по решению интернет-магазина.

Скидка распространяется только на товары, участвующие в акциях.

Действует до: 28 января 2018 г.

Деньги в подарок

500 рублей на шопинг!

Необходимо подписаться на новости.

Действует до: 28 января 2018 г.

Скидки до 60%!

Выбор стилиста для детей со скидками до 60%!

Выбор стилиста для детей со скидками до 60%!

Без ввода промокода.

Скидка распространяется только на товары из данного раздела.

Действует до: 28 января 2018 г.

Скидки до 70%!

Выбор стилиста для женщин со скидками до 70%!

Выбор стилиста для женщин со скидками до 70%!

Без ввода промокода.

Скидка распространяется только на товары из данного раздела.

Действует до: 28 января 2018 г.

Скидки до 70%!

Выбор стилиста для мужчин со скидками до 70%!

Выбор стилиста для мужчин со скидками до 60%!

Без ввода промокода. Предложение ограничено. скидка распространяется только на товары из данного раздела.

Действует до: 28 января 2018 г.

Спецпредложение

Новинки книг по супер цене!

Ввод промокода не требуется.

Действует до: 31 января 2018 г.

Спецпредложение

Книжные бестселлеры по супер цене!

Ввод промокода не требуется.

Действует до: 31 января 2018 г.

Спецпредложение

Книга – лучший подарок!

Ввод промокода не требуется.

Детали на странице акции.

Действует до: 31 января 2018 г.

Спецпредложение

Аудиокниги – любимые произведения в дороге, на отдыхе и за рулём по супер цене!

Ввод промокода не требуется.

Действует до: 31 января 2018 г.

Скидка на заказ

Дополнительные детали на странице акции.

Действует до: 31 января 2018 г.

Скидка на заказ

Дополнительные детали на странице акции.

Действует до: 31 января 2018 г.

Скидка на заказ

Дополнительные детали на странице акции.

Действует до: 31 января 2018 г.

Скидка на заказ

Лучшие из лучших!

Дополнительные детали на странице акции.

Действует до: 31 января 2018 г.

Спецпредложение

Дополнительные детали на странице акции.

Действует до: 31 января 2018 г.

Подарок к заказу

В самом первом письме — две книги в подарок!

Детали на странице акции.

Действует до: 31 января 2018 г.

Скидки до 15%

Книжная эволюция! Скидка до 15%!

Чтение из одноклеточного сделало человека. Каждый пользователь получает скидку 5% сразу после регистрации. Скидка эволюционирует вместе с вами и зависит от суммы, потраченной в нашем магазине. Максимальная личная скидка 15%. Промо-коды на странице.

Действует до: 31 января 2018 г.

Скидки до 50%

Скидка по книжной эволюции суммируется со скидками по акциям. Общая скидка от 5% до 50%.

Действует до: 31 января 2018 г.

Плюс 5% за большой заказ!

За заказ от 10 000 к сумме скидок по эволюции и акции вы получите еще 5%. Общая скидка не больше 50%.

Действует до: 31 января 2018 г.

Скидки до 50%

Акции недели! Скидки до 50%!

Действует до: 31 января 2018 г.

Скидка до 35%!

Праздничными скидки до 35%!

Детали на странице акции.

Действует до: 14 января 2018 г.

Спецпредложение

Лучшие книги 2017 года!

Дополнительные детали на странице акции.

Действует до: 20 января 2018 г.

Бонусы в подарок

Дарим бонусы за рекомендацию

Дополнительные детали на странице акции.

Действует до: 28 февраля 2018 г.

Скидка -50% на все!

Ввод промокода не требуется

Действует до: 15 января 2018 г.

Скидка до 40%!

Скидка до 40% на лучшие аудиокниги МИФа!

Аудиокнига «Будь лучшей версией себя» в подарок за подписку.

Источник:

biblioteka.net.ru

Событие и вещи Смирнов Андрей Вадимович

Смирнов Андрей Вадимович

Книга отвечает на вопрос: как возможна концептуализация базового элемента языка как "харфа", которая была развита в арабской языковедческой традиции (АЯТ) начиная с VIII в.? Показано, что харф не может быть адекватно истолкован через категории европейского языкознания - фонема, гласный, согласный, буква и т. п. Непротиворечивое объяснение положений АЯТ о харфе возможно только на основе логики процесса, а не субстанциальной логики. Поставлен вопрос о метафизике расщепления события на системы вещей. Предложено переосмысление представления об универсальности научных истин и их соотношении с действительностью в свете метафизики события-и-вещи.

ISBN: 978-5-906859-48-8, 978-5-9908330-9-8

Страниц: 232 , Язык: Русский , Формат: 60x90/16

Смирнов Андрей Вадимович

Книга отвечает на вопрос: как возможно концептуализация базового элемента языка как "харфа", которая была развита в арабской языковедческой традиции (АЯТ) начиная из VIII в.? Показано, что харф не может быть адекватно истолкован через категории европейского языкознания - Фонема, гласный, согласный, буква и т.п. Непротиворечивое объяснение положений АЯТ о харфе возможно только на основе логики процесса, а не субстанциальной логики. Поставлен вопрос о метафизике расщепления события на системы вещей. Предложено переосмысление об универсальности научных истин и их соотношении с действительностью в свете метафизики события-и-вещи.

Издательство: Клевер-Медиа-Групп (2017)

Книга отвечает на вопрос: как возможно концептуализация базового элемента языка как "харфа", которая была развита в арабской языковедческой традиции (АЯТ) начиная из VIII в.? Показано, что харф не может быть адекватно истолкован через.

Страниц: 232 , Язык: rus , Формат: твердая обложка

Книга отвечает на вопрос: как возможна концептуализация базового элемента языка как «харфа», которая была развита в арабской языковедческой традиции (АЯТ) начиная с VIII в.? Показано, что харф не может быть адекватно истолкован через категории европейского языкознания – фонема, гласный, согласный, буква и т. п. Непротиворечивое объяснение положений АЯТ о харфе возможно только на основе логики процесса, а не субстанциальной логики. Поставлен вопрос о метафизике расщепления события на системы вещей. Предложено переосмысление представления об универсальности научных истин и их соотношении с действительностью в свете метафизики события-и-вещи.

Стержневая проблематика книги - субъект-предикатный комплекс, взятый как ядерная форма сознания в его основных аспектах: самосознание, чувственное восприятие, дискурсивное мышление. Обоснована принципиальная возможность осмысления любой субъект-предикатной конструкции в двух логиках - субстанциально-ориентированной и процессуально-ориентированной, эксплицирована процессуальная логика смысла. Показана необходимость дополнения традиционных методов анализа до логико-смысловых, позволяющих учесть вариативность логик осмысления. На материале арабского языка и арабо-мусульманской культуры продемонстрирована эффективность анализа смысловых конструкций в процессуально-ориентированной перспективе на основе соответствующей логики.

Исчислим ли смысл? Все, что появляется на поверхности нашего сознания, представляет собой осмысленность. Поддается ли ее возникновение логически упорядоченному и связному описанию? Вариативны ли стратегии формирования смысла, и если да, что означает такаявариативность для представления об универсальности разума? Может ли `смысл` стать объектом научного описания или его фундаментальная субъективность не будет преодолена? Таковы основные вопросы, поднятые в этой книге. Их обсуждение потребовало обращения каналитической философии, лингвистике и философии языка, теориям культуры и цивилизации и другим направлениям современной мысли. Поставленные проблемы решаются методом сравнительного анализа на материале обыденного и теоретического мышления классической арабской культуры, а их рассмотрение доведено до уровня базовых интуиций, делающих возможным возникновение осмысленности. Результатом стала формулировка оснований логики смысла — теории, объясняющей закономерности формирования смысловых структур.

Сборник грамматических упражнений является дополнительным компонентом учебно-методического комплекта серии "Звёздный английский" по английскому языку для учащихся 6 класса общеобразовательных организаций и школ с углублённым изучением английского языка.Сборник содержит краткую справку по грамматике и упражнения к каждому модулю учебника, направленные на отработку изученного материала.

Сборник грамматических упражнений является дополнительным компонентом учебно-методического комплекта серии "Звёздный английский" по английскому языку для учащихся 7 класса общеобразовательных организаций и школ с углублённым изучением английского языка. Сборник содержит упражнения к каждому модулю учебника, направленные на отработку изученного материала.

Множество фактов и натурных научных исследований показывают, что Земля со своими природными циклами есть живой и разумный организм. Ученых, отрицающих это, становится все меньше. Споры идут в основном о степени ее разумности. Ни один живой организм - ни человек, ни травинка - не может жить без эфирных энергий, и Земля тоже. Эфирная структура Земли аналогична телу человека. У нее тоже есть семь полей, энергетические каналы, акупунктурные точки и семь своеобразных чакр, четыре из которых материально-эфирные: минеральный, животный, растительный миры и Человечество. Три остальных высших чакры живут только в тонком мире. О жизни и взаимодействии этих четырех миров Земли рассказывается в настоящей книге.

Сборник грамматических упражнений является дополнительным компонентом учебно-методического комплекта серии "Звёздный английский" по английскому языку для учащихся 6 класса общеобразовательных организаций и школ с углублённым изучением английского языка. Сборник содержит краткую справку по грамматике и упражнения к каждому модулю учебника, направленные на отработку изученного материала.

Практикум содержит современные органолептические и лабораторные методы ветеринарно-санитарной экспертизы мяса, субпродуктов, пищевых животных жиров, колбасных изделий, мясных консервов, молока, молочных продуктов, рыбы и гидробионтов, яиц, меда и растительных продуктов, а также современные нормативы и требования к качеству и безопасности продуктов, основанные на действующих нормативных документах и позволяющие проводить их ветеринарно-санитарную оценку. Помимо практических заданий, в практикуме содержится краткая теоретическая информация по ветеринарно-санитарной экспертизе продуктов, способствующая лучшему освоению дисциплины. Учебное пособие предназначено для студентов ветеринарных и сельскохозяйственных вузов, а также будет полезно практикующим специалистам.

Книга содержит необходимый набор теоретической и практической информации о методах ветеринарно-санитарной экспертизы мяса животных, больных инфекционными, инвазионными и незаразными болезнями. Кроме того, представлены данные о сроках и способах хранения мяса, процессах, происходящих в мясе при его порче, а также практические сведения о применяемых в лабораториях ветсанэкспертизы современных информативных методиках определения свежести мяса, распознавания мяса больных животных и трупов. Издание содержит сведения об основных методиках обеззараживания условно годного мяса и других продуктов убоя. Учебное пособие предназначено для студентов высших учебных заведений, обучающихся по специальностям "Ветеринарно-санитарная экспертиза" и "Ветеринария", а также будет полезно для ветеринарных врачей.

Книга содержит основные сведения о ветеринарно-санитарных аспектах получения и первичной переработки молока, о классификации, основах технологии производства молочных продуктов и методах их ветеринарно-санитарной экспертизы. Кроме того, учебное пособие содержит необходимый набор теоретической информации о составе молока, требованиях, предъявляемых современными нормативными документами к молоку и молочным продуктам, и данные о ветеринарно-санитарной оценке молока, полученного от больных животных. Помимо теоретического материала подробно изложены современные методы ветсанэкспертизы молока и молочных продуктов, в том числе и современные аппаратные методы исследования с использованием различных приборов, предложены лабораторные работы для закрепления этих методик, а также рассмотрены вопросы организации ветеринарно-санитарного контроля, основанные на принципах ХАССП в молочных хозяйствах. Издание предназначено для студентов сельскохозяйственных вузов.

Развитием земной жизни управляет Высший мир, но так тактично и косвенными методами, что все события кажутся нам собственного приготовления. Закон косвенного управления, или косвенного принуждения, боги спрятали не на небе. Он живет и действует через каждого из нас. И живет так открыто и доступно, что мы его не замечаем, поскольку конечное звено - природные циклы, совокупность событий и обычные люди. Пример косвенного принуждения в природе: цветок завлекает пчелу нектаром, пчела собирает его для улья, но попутно завязывает семена для воспроизводства растения. Такой же косвенный способ при воспроизводстве человека, только вместо цветка - женщина. Жить и развиваться нас косвенно принуждают: Внешние силы - побудительные энергии неба и Земли, пассионарные всплески, силы, условно названые темные и светлые. Мы их не ощущаем, иначе падаем на колени в коллективной просьбе о помиловании; Внутренние инструменты: действия души, действия "эго", программа судьбы, физическое устройство тела и способ его питания, болезни; Человек - одноразовая сущность для развития души и продуцирования тонких энергий. Потребительская эволюция - косвенный способ для этой цели.

Источник:

books.iqbuy.ru

Смирнов, Андрей Вадимович - Событие и вещи - купить книгу в интернет-магазине, заказать с доставкой, скачать электронную книгу в формате fb2, epub, pd

Смирнов, Андрей Вадимович - Событие и вещи

Где купить

Книга отвечает на вопрос: как возможно концептуализация базового элемента языка как "харфа", которая была развита в арабской языковедческой традиции (АЯТ) начиная из VIII в. Показано, что харф не может быть адекватно истолкован через категории европейского языкознания - Фонема, гласный, согласный, буква и т.п. Непротиворечивое объяснение положений АЯТ о харфе возможно только на основе логики процесса, а не субстанциальной логики. Поставлен вопрос о метафизике расщепления события на системы вещей. Предложено переосмысление об универсальности научных истин и их соотношении с действительностью в свете метафизики события-и-вещи.

Отзывы и обсуждение

Отзывы о книге Смирнов, Андрей Вадимович - «Событие и вещи» оставляйте в комментариях ниже.

Что Вы думаете об этой книге? Оставьте свой комментарий.

Другие книги категории Философия

Бердяев, Николай Александрович

Истоки и смысл русского коммунизма

Лекции по политической философии Канта

Замалеев А.Ф.,Замалеев Ф.А.

Начальный курс русской философии, историческое введение, второе издание

Сущее и Ничто. Постмодернизм и Tertium Datur русской культуры XX века

Источник:

knigion.ru

Академик ов: Философия всегда должна быть недовольна

Академик А.Смирнов: Философия всегда должна быть недовольна

Как знание коллективного когнитивного бессознательного может помочь договориться с инопланетянами

Андрей Ваганов

Ответственный редактор приложения "НГ-Наука"

О современной российской философии в мировом контексте, о том, почему в России так любят французских философов, и о культурных кодах исламской и западной культур с ответственным редактором «НГ-науки» Андреем ВАГАНОВЫМ беседует директор Института философии РАН, академик, доктор философских наук Андрей СМИРНОВ.

Квартиль для философа

– Андрей Вадимович, вы не так давно возглавили Институт философии…

– Да. Приказ был в конце декабря 2015 года. Прошло всего год с небольшим.

– И как вам со свежим взглядом кажется, чувствуют себя Институт философии в системе реформируемой Академии наук и философия как предмет академических исследований?

– Те, кто занимается реформой академической науки, хотя это тоже не единый блок, есть разные силы, которые борются, но все же в целом те, кто занимается этой реформой, как мне представляется, для себя до сих пор ясно не определили место и роль гуманитарных наук и философии в частности. Все мероприятия этой реформы, даже если не обсуждать, правильные они или неправильные, по своему характеру скорее ориентированы на естественные науки.

Это видно хотя бы по тому, что в качестве главных критериев выдвигается публикационная активность в ограниченном числе баз цитирования – Web of Science, Scopus. Кому особенно хочется отличиться на поприще учета этих баз, обращает внимание на квартили – первый, второй, третий, четвертый… Публиковаться, по их мнению, надо только в первом, в крайнем случае во втором. Но ведь даже такие ведущие «философские» державы, как Франция, не могут похвастаться обилием философских журналов в первом квартиле этих баз.

Точно так же – западное исламоведение: западные исламоведческие журналы не располагаются в первом или во втором квартилях.

Вся эта система реформирования, рейтингования, учета публикационной активности, а ведь все это привязывается в конечном счете, к финансированию, все это направлено прежде всего на естественные науки.

Философия пытается выжить в этих условиях реформирования. Пока ей это удается. В целом это не так хорошо, как хотелось бы, но и не так плохо, как могло бы быть.

– А как сегодня выглядит в мировом контексте современная русская, российская философия? Она интересна кому-нибудь на Западе?

– Да, она интересна.

Конечно, я понимаю, что стоит за этим вашим вопросом. У нас есть тяжелая история советского периода, когда была разорвана естественная пуповина, которая традиционно связывала русскую и европейскую философию… Но это не значит, что философия умерла в Советском Союзе. Повторю только всем известные имена – Бахтин, Лотман, Гаспаров… Все это известно на Западе, все это имеет определенное влияние.

Сейчас, в 2017 году, в связи со столетием Октябрьской революции большой интерес вызывают темы, связанные с советской философией. Мы подготовили большую книгу о тех идеях, которые развивались в советской философии. И она будет опубликована в одном из западных издательств на английском языке.

В США выходит журнал Russian Studies in Philosophy. В нем периодически публикуются сотрудники Института философии. Бывают спецвыпуски западных журналов, посвященные отечественной философии. Например, был такой спецвыпуск очень престижного журнала Diogenes: два номера были посвящены российской философии.

Это не значит, что мы достигли состояния, когда можно успокоиться. Наверное, философия и не может достичь такого состояния, она всегда должна быть недовольна.

Если вы посмотрите, какие сейчас в России защищаются философские диссертации, то, наверное, можно сказать, что самыми «русскими» философами стали Делёз, Лакан, Батай… Едва ли не в каждой второй-третьей диссертации приходится сталкиваться с анализом творчества этих французских мыслителей. И в этом плане философия наша включается в мировой философский дискурс и становится его частью.

– Насколько важную роль в этом процессе «включения» играет вопрос языка?

– Это очень важный вопрос. С одной стороны, понятно, что нужно говорить по-английски, для того чтобы стать известным.

А с другой – когда ты начинаешь говорить по-английски, ты что-то неизбежно теряешь. А может быть, даже и очень многое теряешь. Английский – это особый язык. Не случайно английская философия – это философия эмпиризма прежде всего. Она была и остается до сих пор философией, приближенной к естественным наукам. В отличие от континентальной традиции, от французской, немецкой философии, где властвует другой язык – более метафизический, если хотите.

Проблема языка остается, и каждый раз ее надо решать творчески. Наверное, надо постепенно осваивать англоязычное пространство. Иначе мы просто замкнемся в себе и о нас никто не узнает. Мировое философское сообщество, конечно, не начнет завтра учить русский язык, чтобы нас читать. Нам надо сначала убедить их в том, что надо выучить русский язык, чтобы нас читать. А для этого нужно что-то написать по-английски!

Нужно показать, что ты чего-то стоишь. Тогда и русский язык войдет в семью европейских языков не с точки зрения лингвистической классификации, а с точки зрения культурной.

– Вы привели пример с большой популярностью в России современной французской философии. И этому не помешало то, что большинство знакомится с этой философией в переводах. Почему-то французская философская мысль легко прижилась на нашей культурной почве…

– А это связано с тем, что входила не просто философия как философия, а философия как основание для осмысления тех культурных процессов, которые происходили.

Вот то, что мы называем «клиповое сознание». Это что – не имеет отношения к философии? Имеет. И прямое. К критике тоталитарности истины, к критике самой возможности использовать понятие «истина». Это же мощнейшая критика и во французской философии, и в американском прагматизме.

Через художественные практики, через эстетическую сферу все это входит в нашу культурную жизнь. Ведь французская философия очень тесно всегда была связана с литературой. И здесь, может быть, смычка с нашими культурными привычками. Все это, возможно, помогает хорошему освоению французской традиции. В отличие, скажем, от аналитической традиции, которая у нас, конечно, тоже осваивается, но не так успешно, не так массово, как французская.

Без Платона не обойтись

– Вопрос любопытствующего непрофессионала. Классическая философия создавала концепции мироздания, философские системы. Сейчас, как мне кажется (может быть, ошибочно), философы все больше и больше уходят в узкую «специализацию»…

– Вы правы. Но здесь – два разных процесса, хотя и связанных.

Одно дело – внутренняя специализация философии, как в любых науках. Когда родился последний математик, который знал всю математику? Сейчас нет математика, который знает всю математику. Это дисциплинарное членение – тенденция развития науки. И философия здесь не исключение. Появляются отдельные философские специализации: философия политики, философия науки и т.д.; членится этика – биоэтика, профессиональная этика и т.д. Все эти области очень интересны, очень нужны. Они вырабатывают свой язык.

А другое – вы правильно заметили: эпоха системостроительства, наверное, ушла в прошлое. Вряд ли кто-то будет сейчас создавать систему, подобную гегелевской. Но это не значит, что философия перестала быть систематичной. Это две разные вещи: система, внешняя форма представления философского знания – и систематичность как внутренняя черта философии. Систематичность как внутренняя связность.

– Кстати, наверное, не случайно невозможно заниматься философией, не изучив историю философии. А вот в естественных науках это не так, хотя до определенного момента без знания истории науки невозможно было назвать себя ученым, естествоиспытателем.

– Вы абсолютно правы. Горизонт, который определяет понятие «современное», разный для философии и естественных наук. Современный физик не может мыслить в парадигме аристотелевской физики. Он мыслит в тех парадигмах, которые заданы современной квантовой механикой, которой 100 или чуть больше лет. То же самое касается и других наук, биологии например. Эволюционная дарвиновская теория, но уже с поправкой на генетику.

И все, что глубже, чем последний парадигмальный этап – все это уже история. Мы изучаем математику, и нам говорят об аксиоматике Евклида. Но нам же преподают сегодня не по книге Евклида «Начала». Нам преподают по современному видению этой аксиоматики. А что там писал на самом деле Евклид, это интересно только историкам науки или философам.

А для философии это не так. Вряд ли есть большой философ, который не начинал бы с Платона, с Аристотеля. Это связано с тем, что в философии нет четко выраженных эпох смены парадигм. Хотя современная европейская философия – это не то же самое, что античность или Средневековье; философия в Новое время – не то же самое, что посткантовская философия. Здесь есть определенные смены парадигматики. Но все же философ всегда начинает с самого начала. В этом смысле и говорят о вечных философских вопросах, которые поставлены еще Платоном или Аристотелем. Пытаясь их разрешить, мы все равно возвращаемся к самому началу.

Но это не значит, что нет прогресса! Наличие вечных вопросов не значит, что мы ходим по кругу. Это – движение по спирали: мы возвращаемся к тому же, но на более высоком уровне.

У академика Теодора Ильича Ойзермана есть такая концепция, что философия, собственно, и есть история философии. И эта идея имеет под собой основания. Некоторые от этого открещиваются, скажем приверженцы витгенштейновской философской позиции: меня не интересует, что говорили до меня; меня интересует сама проблема. Здесь – выход в научное, сциентистское мышление. Имеет значение именно проблема так, как она поставлена, а не ее история. Опять же не случайно, что аналитическая философия получила такое развитие в англо-американской традиции, которая напрямую связана с эмпиризмом, с естественно-научным мышлением.

Как мыслим, так и существуем

– Мне бы хотелось немного поговорить о сфере ваших научных интересов. Вы специалист по философии исламского мира, автор оригинальной концепции возможностей понимания смыслов других культур, их языков. Совсем недавно вы выступали на Президиуме РАН с научным сообщением «Глобализация и арабо-мусульманская культура». Базовое понятие в вашей концепции – «коллективное когнитивное бессознательное» (ККБ). Нет ли здесь пересечений с такими широко используемыми сегодня понятиями, как ментальность, общественное бессознательное?

– Конечно, пересечения есть. Пары понятий употреблялись давно: и «коллективное бессознательное» Юнга, и «когнитивное бессознательное» активно употреблялись и употребляются в психологии. Но три вместе этих предиката – коллективное когнитивное бессознательное – не употреблялись вместе как одно понятие, насколько я знаю, до сих пор.

Это можно было бы назвать более просто – «интуиция». Какие-то вещи, которые мы не осознаем, но которые тем не менее руководят нами подспудно. Как режиссер: он же не появляется физически на сцене, но появляется в том смысле, что именно он поставил этот спектакль. Интуиция – это и есть такой режиссер, который «режиссирует» актерами, а именно – нашими смысловыми конструкциями, возникающими у нас в головах. Начиная с элементарной логики (закон тождества, закон исключенного третьего).

Вот пример, который я люблю приводить. Помните, в фильме «12 стульев» поднимается на борт судна Киса Воробьянинов, и руководитель агитационной кампании спрашивает Остапа Бендера: «Это что, и есть ваш мальчик?» А тот отвечает: «Кто скажет, что это девочка, пусть бросит в меня камень». Смешно. А почему смешно? А потому, что мальчик и девочка по логике языка, – но не с точки зрения формальной логики, – это противоположности. И здесь работает явно закон исключенного третьего: любой человек либо девочка, либо мальчик. Но смешно потому, что это не так. Языковая логика нарушает формальную логику. То есть в основе этого «смешно» лежит нарушение логической закономерности, которую мы интуитивно чувствуем.

Вот эту интуицию я и предлагаю называть коллективным когнитивным бессознательным. Когнитивное – это процесс переработки информации; бессознательное – мы, как правило, не осознаем, например, почему мы смеемся над тем или иным эпизодом.

– Кстати, не случайно юмор тяжело переводится на другие языки.

– Очень тяжело! Но он еще и тяжело анализируется. Когда мы его начинаем анализировать, мы его разрушаем. И это только один из примеров.

Моя идея заключается в том, что эти базовые интуиции могут быть разными у разных культур. Точно так же, как языки разные. Любой ребенок, когда начинает осваивать язык, может заговорить на любом языке, если у него соответствующее окружение. Но когда ты освоил один язык, следующий язык будет уже выученным, а не родным.

Мне кажется, точно так же коллективное когнитивное бессознательное универсально. Но культура, в которой мы растем, формирует определенным образом наши базовые интуиции, без которых мы не можем осознавать – вот что важно. Без этого не произойдет формирование субъективной реальности, не возникнет сознание.

– И все-таки, на ваш взгляд, что влияет на формирование коллективного когнитивного бессознательного? Может, это география, климат, религия – что?

– Вопрос, который интересно задавать, но на который я не знаю точного ответа. Точно так же никто не скажет вам, откуда взялся язык.

– А ведь было бы интересно попробовать воздействовать или как-то регулировать это ККБ…

– Это очень фундаментальные вещи. Я не думаю, что их легко регулировать. Разве что через систему образования.

Но интуитивное ощущение, что культура устроена как-то не так, как мы ожидаем, выражали очень многие востоковеды-исламоведы, представители других востоковедческих специальностей. Вот, например, книга Франсуа Жульена «В обход или напрямик». Она переведена на русский язык. Автор пишет во введении, что пока не вник глубоко в устройство китайской культуры, он не понимал, насколько уникальна наша собственная, западная культура, та, которую мы унаследовали от греков и римлян.

Это значит, что какие-то вещи воспринимаются как сами собой разумеющиеся до тех пор, пока ты не увидел устройство другой культуры. И тогда основания твоей собственной культуры перестают быть тривиальными. Другие крупные культуры – китайская, индийская, исламская – это сложно устроенные зеркала, в которых мы видим не просто свое отражение. Мы способны в этих зеркалах разглядеть то в себе, что мы не видим, пока мы находимся в пределах своей собственной культуры.

Это – как понятие универсальной силы в физике. Мы можем себе представить, что существует некая универсальная сила, которая все тянет вверх, включая приборы, которые она тянет вверх! Ее нельзя обнаружить. А вот другая культура – это такая культура, в которой некоторые из таких сил не действуют. И вот тогда мы их можем заметить.

В этом, как мне кажется, глубокий философский, эпистемологический смысл изучения других культур. В них мы обнаруживаем смысловое устройство, которое не обнаруживаем в своей культуре.

– Я процитирую отрывок из резюме вашего выступления на заседании Президиума РАН. «ККБ лежит в основании системы ценностей, картины мира и нормативных систем, обеспечивая осмысленность жизненного мира человека. Вариативность ККБ объясняет нередуцируемую вариативность культур». То есть, скажем, мультикультурализм, политика экспорта демократии изначально были обречены? Получается, что мы пожинаем плоды того, что политики не прислушались вовремя к философам…

– Наверное. Что касается мультикультурализма, то это термин, который приложим к западным странам. Попытка включить мигрантов в западное общество, сделать так, чтобы они бесконфликтно там существовали. Но это совсем не ситуация нашей страны, где многие века сосуществуют разные религии и культуры и где мусульмане, к примеру, вовсе не являются иммигрантами.

Что касается экспорта демократии. Я думаю, что идея здесь была общечеловеческая. Если человек – родовое существо, то любая культурная специфика подчинена общему, родовому. Эта идея – традиционная для западной философии. Универсальность человека подкрепляется здесь универсальностью разума. С точки зрения универсальных разумных истин очевидно, что более эффективное общество лучше, чем менее эффективное. И коль скоро западные страны на своем опыте показали, что они способны осуществить самое разумное, самое эффективное устройство общества (западная демократия, права человека, либерализм, разделение власти и т.д.), то теперь сама человечность требует распространить это на весь мир, чтобы все наслаждались этими благами. Но если это кому-то не нравится, можно немножечко поднажать…

Это, так сказать, идеологическая оболочка. А на самом-то деле за теми событиями, которые происходили и происходят в арабском мире, в Ираке, в Ливии, в Сирии, в Йемене, – за ними стояло совсем другое: попытка устранить очаг самобытности, который не желал так уж легко принимать те стандарты, которые все страны, по мнению Запада, должны принять. Ведь, обратите внимание, перечисленные выше государства – это страны, в которых влияние США было минимальным. То есть те страны, которые пытались какое-то свое устройство общества сконструировать. Хорошее оно или плохое – другой вопрос. Оно, конечно, не было идеальным. Никто не говорит, что Саддам Хусейн соблюдал все законы. Но то, что сделали в итоге с Ираком, привело к стократ худшей ситуации. Все было сделано в интересах поддержания того миропорядка, который сложился в XX веке и который обозначают интересным словосочетанием – «лидерство США».

– А в ответ на это давление западный мир получил реакцию, которую условно можно было бы назвать «исламским взрывом», то есть распространением ислама в мире?

– С одной стороны, это так и есть. С другой – под этим лежат более фундаментальные причины.

Те крайне уродливые проявления этого «исламского взрыва», о котором вы говорите, в виде «Исламского государства» (запрещено в России. – «НГ») – это результат очень длительного процесса роста исламского сознания. Этот процесс, как мне представляется, начался еще в 20-е годы прошлого века. После окончания Первой мировой войны, когда распалась Османская империя, когда возникла Турецкая Республика, был ликвидирован халифат.

Нормальное, традиционное исламское общество как бы расщепилось. (Как атом расщепляют на «плюс» и «минус».) В качестве «плюса» фигурировало то, что сейчас называют «культурный ислам». Идея такая: ислам должен уйти в область частной жизни, но он не должен вмешиваться в политику, не должен определять систему законов, не должен определять устройство жизни. Все это должно быть устроено на чисто рациональной основе – так, как на Западе. Именно потому, что она, эта западная цивилизация, уже доказала свою эффективность. Так и должно быть, чтобы возникла некая общечеловеческая глобальная цивилизация.

Но сразу же выделился и «минус» в виде «политического ислама». Сформировалось очень мощное общественное течение, которое стало доказывать то, что раньше и доказывать не надо было. Исламское общество должно быть устроено на других началах; в исламе нет разделения на светское и духовное, как это было в западном обществе и где можно было увести религию только в область частной жизни; халиф исполнял функции и земные, и небесные: заботился о земных интересах мусульман и об интересах их будущей жизни (то есть халиф не является ни светским, ни религиозным правителем – он осуществляет гармонию обоих начал). Короче говоря, утверждалось, что общество надо конструировать на другой основе, чем западное общество.

В результате возникло стремление на уровне массовой психологии вернуться к традиционным нормам исламской жизни, начиная с одежды, внешнего облика, поведения (отказ от алкоголя), возвращения к обрядовости (праздники, пост и т.д.). Возродились соответствующие языковые формы, изменилось невербальное поведение.

Это все можно наблюдать и у наших, российских мусульман. Ведь дело в том, что исламский мир представляет собой нечто единое. Исламская умма (община) едина в рамках всего мира, несмотря на все внутренние деления. То, что происходит в одном уголке исламского мира, отдается в другом. И так всегда было. В этом смысле исламский мир всегда был глобален. Даже тысячу лет назад, когда средства коммуникации были совсем не такие, как сейчас. Это было глобальное культурное пространство. Трудно представить, но при тех средствах коммуникации рукописи, которые писали в Дамаске, были тут же фактически известны в Кордове. То есть то, что писалось на Востоке исламского мира (в Машрике), тут же читалось и воспринималось на крайнем Западе (в Магрибе). Мусульманское сознание привыкло к этой глобальности в пределах исламской культуры.

– Поразительно при этом, что нет верховного лидера у этих исламских волн, как папа Римский в католицизме например.

– Нет иерархической организации. Ее и не было никогда. Нет даже привычки культурной к иерархическому подчинению, во всяком случае, у суннитов.

А с другой стороны, это общество очень привыкло к тому, что сейчас называют «сетевая организация». А что это такое? Это коммуникация от «одного» к «другому». Для исламского мира, повторю, это культурная привычка. Это то, что компенсирует отсутствие иерархического управления.

НЛО и крестоносцы

– Немного снижая философско-политический пафос нашего разговора: если доводить вашу концепцию коллективного когнитивного бессознательного до предельного случая, то получается, что с инопланетянами и не существует даже теоретической возможности договориться?

– Как раз наоборот. Если мы поймем, что такое ККБ, тогда мы получим такую возможность. А вот если мы это не будем учитывать, тогда наш разговор будет сбиваться. Мы будем слышать от собеседника вещи – и он от нас, которые мы будем неверно интерпретировать. Мы будем понимать не то, что собеседник хотел сказать.

– А в истории бывали такие ситуации?

– Да, конечно. Вот, например, хроники крестовых походов. То, что люди видели сами, якобы собственными глазами. Они утверждают, что в мусульманских мечетях стоят золотые статуи Мухаммеда. Им поклоняются, несут подношения из драгоценных камней и т.д. То есть описывается ритуал идолопоклонства. (Есть замечательная книга Светланы Лучицкой, в которой этот материал изложен.)

Откуда это берется? Может быть, это рассказывали не очевидцы, пересказывали чужие истории. Есть много конкретных причин, объясняющих, почему «очевидец» это написал и почему это попало в хронику крестовых походов!

– Недаром говорят криминалисты: врет, как очевидец…

– Все так. Но есть для объяснения всего этого какая-то фундаментальная, а не конкретная для каждого случая причина. Заключается она в том, что европейское сознание, в данном случае христианское, обязательно ожидает иерархизации земного и небесного. Духовное должно стоять выше материального, земного. Обязательно. Это то, к чему мы привыкли, это – наследие христианской культуры. И дохристианской тоже, у Платона это уже есть.

А что видели рыцари в исламском мире? В исламском мире нет этой дихотомии, нет иерархизации земного и небесного. И когда сознание, которое этого ожидает, видит, что этого нет, оно решает, что на самом деле там перевернуты знаки, что приоритет отдается не духовному, а материальному. А реальная картина в исламской культуре – это баланс двух начал.

Но если вы хотите непременно видеть иерархию, если вы не видите приоритета небесного над земным, то вы увидите – уже как «очевидец», так сработают ваши когнитивные механизмы, что есть приоритет земного над небесным. И это фундаментальная причина, почему эти басни появляются в хрониках крестовых походов.

Поэтому если мы это знаем, если мы это учитываем, то, наоборот, мы сможем договориться с инопланетянами. Или друг с другом. Мы останемся разными, но мы сможем понять друг друга. А вот если мы фактически являемся разными, но думаем, что мы одинаковые, – неважно, исходя из каких побуждений мы так думаем, то мы будем неизбежно ошибаться.

Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

комментарии (3)

Bruce Lockhart (Лохарь) 11:40 08.02.2017

Договориться друг с другом мы сможем. Если прилетят очень злые инопланетяне. Тут мы обнаружим, что мы все-таки одинаковые. Homo Sapiens Erectus. Что до мусульманской проблемы, она есть временная, преходящая. Где теперь левый европейский экстремизм? Мусульманская цивилизация идет по кругу, примерно тысячу лет назад, и тогдашняя Россия это ощущала, уже был период активизации мусульманства. Эта недолгая пассионарность!

Николай 12:07 08.02.2017

Он не философ, а политик, который рассуждает обо всем и не о чем . Философия в России исчезла в связи с отсутствие идеологии и методологии. В голове каша - путаница во взаимосвязи методология - методика и технологии. В России не признается теория истины, гегельянцы преследуются ( за это). Религию ислама нельзя рассматривать отдельно от других религий - этим порождается конфликт внутри религии и между ними. Это методология, которую авто не знает и запрещает как чиновник.

Сергей Мамаев 17:22 08.02.2017

Религии отжили свое, как и искусственная российская философия.

Читайте также

Дональд Трамп помянул президента мормонов Поделиться

Миражи авторитарного синдрома Поделиться

Чем расизм отличается от сексуального домогательства Поделиться

И стало виртуальное реальным… Поделиться Другие новости Другие новости

О газете
Обратная связь

с которой материал заимствован. Гиперссылка должна размещаться непосредственно в тексте, воспроизводящем оригинальный материал ng.ru.

Свидетельство о регистрации средства массовой информации Эл № ФС77-60208 от 17 декабря 2014 г.

Выдано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор)

Источник:

www.ng.ru

Смирнов, Андрей Вадимович Событие И Вещи в городе Краснодар

В представленном каталоге вы имеете возможность найти Смирнов, Андрей Вадимович Событие И Вещи по доступной стоимости, сравнить цены, а также изучить иные предложения в группе товаров Наука и образование. Ознакомиться с свойствами, ценами и рецензиями товара. Доставка товара может производится в любой населённый пункт РФ, например: Краснодар, Ростов-на-Дону, Рязань.