Книжный каталог

Серегин М. Божий Удар

Перейти в магазин

Сравнить цены

Описание

Сравнить Цены

Предложения интернет-магазинов
Серегин М. Божий удар Серегин М. Божий удар 87 р. chitai-gorod.ru В магазин >>
Серегин М. Разборы Серегин М. Разборы 79 р. chitai-gorod.ru В магазин >>
Серегин М. Воровская цитадель Серегин М. Воровская цитадель 93 р. chitai-gorod.ru В магазин >>
Серегин М. Мой щит - икона Серегин М. Мой щит - икона 87 р. chitai-gorod.ru В магазин >>
Серегин М. Помолясь, приступим! Серегин М. Помолясь, приступим! 87 р. chitai-gorod.ru В магазин >>
Серегин М. Профессиональная месть Серегин М. Профессиональная месть 93 р. chitai-gorod.ru В магазин >>
Серегин М. [Приговор воров] Серегин М. [Приговор воров] 79 р. chitai-gorod.ru В магазин >>

Статьи, обзоры книги, новости

Божий спецназ: Серегин Михаил Георгиевич: Страница - 1: Читать онлайн бесплатно

Серегин М. Божий удар

ДЕТЕКТИВЫ И БОЕВИКИ

Последние отзывы Слишком высокие ставки

Оценила на 5, страсти бушуют, читать легко >>>>>

Независимая жена

Очень понравилась сама история и герои. >>>>>

Отец Василий поднялся с камней, опираясь на дерево. В ногах была такая тяжесть, будто к ним привязали пудовые гири. Все было кончено. За какие-то две минуты, в которые огонь выжег дотла траву в овраге, кусты, нижние ветви деревьев. И людей. Для него они все равно были люди, создания божьи.

Священник тяжелыми шагами двинулся вперед, к оврагу. Тела, точнее, обожженные туши, почерневшие, со следами одежды и обуви. Еще несколько секунд назад они метались в огне и падали под пулями. Выбегали, полыхая как факелы, а их косили автоматные очереди.

А ведь лето начиналось так безоблачно. Сначала болезнь жены, потом это! Какие еще испытания уготовил ему Господь? Отец Василий стоял над местом побоища и молился. Молился за тех, кто все это совершил, за души погибших, за ниспослание ему сил и мужества вынести все это и остальное, если Господь решил испытать его снова – на чистоту его помыслов, стойкость веры и любовь к ближнему.

– Что ж ты, товарищ майор, не в форме приехал? – поинтересовался отец Василий у Рогова. – Похвастался бы новыми погонами.

– Мне это майорство нужно только для пенсии и выходного пособия, – отмахнулся бывший участковый. – Пусть мальчишки погонами хвалятся. А с меня хватит.

– Все, батюшка, – весело ответил Рогов. – Я свое отслужил. Уже неделю, как заслуженный пенсионер.

– Ну, а дальше-то что решил? Какие планы?

– Да нормально, Миш, – ответил уже без энтузиазма Рогов, назвав священника его мирским именем. – Сосватали меня заместителем директора частного охранного агентства. Если все нормально, то есть шанс и филиал возглавить, со всеми вытекающими отсюда финансовыми благами. Так что я на плаву, – и уже тихо, глядя священнику в глаза, добавил: – Благодаря тебе.

– Ну уж! – насколько мог искренне отмахнулся священик. – Ты алкоголиком никогда и не был. То, что пить вовремя бросил, – это твоя заслуга, а не моя. Твое решение и твоя воля. А то, что толковым ментом был, это все знают и помнят, включая и твое начальство. Ты лучше скажи, как у тебя там в районе с жильем? Я смотрю, ты вещички уже сложил.

– В санатории буду жить, – с хитрым видом ответил Рогов.

– Как это? – не понял отец Василий.

– Шучу. В одном из ведомств, с которым работает агентство, мое начальство арендует помещения в профилактории для своих нужд, в том числе и для своих сотрудников. Так что у меня шикарный двухкомнатный номер с балконом, душем и туалетом на втором этаже. Если все будет хорошо, возьму кредит и куплю квартиру. Дом ты у меня купил, так что на первый взнос хватит, а остальное заработаю. Да что ты все обо мне да обо мне. Как супруга-то твоя?

– Не очень, Афанасий Петрович, – грустно сказал священник. – Операцию она перенесла серьезную. Ей теперь реабилитация длительная нужна. Перемену климата врачи ей сейчас категорически запретили. Не раньше будущего года, если восстановление пойдет нормально.

– Жаль, – покачал головой Рогов. – Так я и не познакомился с твоей матушкой и сынишкой. Ну, ничего. Выздоровеет, привезешь сюда, пир закатишь и меня кликнешь. Мы с Олежкой, как метеоры, прилетим. Скучает он без тебя, привязался за это время.

– Обязательно позову, – согласился с грустной улыбкой отец Василий. – Праздник у меня будет большой, а что за праздник без близких друзей?

В комнату, вежливо постучав, вошел молоденький лейтенантик с большой черной папкой в руке.

– Афанасий Петрович. – начал было парень, но, увидев рядом с бывшим участковым священника, осекся. – Извините, не хотел мешать.

– А! Заходи, заходи, Белоусов, – махнул рукой Рогов и торжественно, с шутливой улыбкой представил: – Вот познакомься, батюшка, это ваш новый участковый, лейтенант милиции Белоусов.

Отец Василий протянул руку высокому худощавому лейтенанту с юношеским пушком на подбородке, но уверенным и серьезным взглядом.

– Отец Василий, протоиерей здешнего храма, – представился священник.

– Белоусов, – ответил лейтенант, подумал и солидно добавил: – Павел Борисович.

– Прошу любить и жаловать, батюшка, – продолжил Рогов, – молодой энергичный парень. Только что закончил юридический институт МВД. Направлен сюда набираться опыта и самостоятельности. А это, Паша, – повернулся он к новому участковому, – тот самый отец Василий, о котором я тебе рассказывал. Можешь считать, что ты здесь на курорте. Главное, бумажки вовремя пиши и в папку подкалывай, а отец Василий за тебя всю работу в районе сделает. Кого надо воспитает и даже, если надо, поймает и отконвоирует.

Все книги на нашем сайте предоставены для ознакомления и защищены авторским правом

Источник:

book-online.com.ua

Читать Спасительный удар - Серегин Михаил Георгиевич - Страница 1

Серегин М. Божий удар

  • ЖАНРЫ
  • АВТОРЫ
  • КНИГИ 530 530
  • СЕРИИ
  • ПОЛЬЗОВАТЕЛИ 458 706

Ашот степенно прошествовал к столу со своей ношей – бутылкой домашнего вина четырехлетней выдержки, сделанного из пальчикового винограда с примесью шафрана, и, поместив ее в самый центр, пробасил:

– Вот скажи мне, Грач, каким должен быть погреб, чтобы вино в нем хорошо дозрело.

– Ну, наверное, очень холодным или, по крайней мере, глубоким, – предположил Грачев, ковыряясь ножичком в продырявленном червяком крупном красном яблоке, которое он подобрал под деревом.

Было пять часов вечера, и мужчины, не так давно сдав смену в службе спасения, где они дежурили сутки через трое, решили немного отдохнуть от забот и, собравшись вместе, полакомиться шашлыком, который уже не раз обещал сделать для них толстяк Ашот.

Вернуться в спасатели – а там они успели побывать во время своей службы в армии – предложил их бывший старший смены Косицин, успевший за недолгое время дослужиться аж до начальника городской службы. Пока вторую работу никто за серьезную не считал, ведь она отнимала у них всего пару суток в неделю, все остальное время каждый занимался тем, что ему нравилось. И все же от лишнего заработка и возможности оставаться командой отказываться никто не хотел.

– Во-о, не знаешь, – протянул Ашот следом, присаживаясь рядом. – Погреб должен быть крепко запертым. Иначе что в нем успеет дозреть? Ничегошеньки! А потому я ключик всегда при себе ношу. – Ашот продемонстрировал один из ключей на огромной связке, висящей на его необхватном поясе, и, звякнув ею, добавил: – Уж тут-то он точно в безопасности.

– Странный ты человек, Ашот, – донеслось откуда-то из глубины сада. Это подал свой бархатный голосок Максимов, качающийся на качелях, как маленький ребенок. Впрочем, от истины это было не так уж и далеко, учитывая склад характера и шаловливый нрав последнего. – Сам подумай, кому, кроме тебя, твой погреб нужен? Жене. Или, может быть, девчонкам? Были б сыновья, другое дело, успевай только запоры придумывать, а так что – от себя не спрячешь, – закончил он с усмешкой.

Мачколян нахмурился. Самая больная тема. Будучи женатым не один год, он так и не сумел сделать себе сына. Словно назло, у него рождались одни дочери, а так как смиряться с этим он не желал, стремясь заполучить хотя бы одного продолжателя своей фамилии, семейство его неуклонно прибавлялось в численности, но это касалось лишь женской его части. И, пожалуй, сам глава этой милой общины уже не мог точно сказать, сколько всего хомутиков висит на его могучей шее в данный момент – где уж там всех по именам запомнить.

– Да ладно, не бери в голову, – попытался вернуть былое боевое настроение своему другу Валентин, заметив расстройство Ашота. – Этот пустомеля вечно несет какую-нибудь чушь. Дочери – это гордость и красота. А у него вон вообще семьи нет, глядишь, так до старости холостяком и проходит.

– Ага, щас, – услышав, о чем идет речь, откликнулся Макс, отталкиваясь очередной раз от земли и взлетая в воздух. – Я не вы, за первую попавшуюся юбку не схвачусь.

– Ты хотел сказать, не женюсь никогда, – поправил его Грачев. – Э-э-эх, из чего же сделаны наши мальчики? – напел он известную всем детскую песенку. – Из болтиков, из гаечек.

– А пусть и из болтиков, – совсем не обиделся на это Максимов, которого не первый раз в его жизни сравнивали с разного рода инструментами, а все потому, что он работал мастером по спецэффектам на одной телестудии и шарил в любой технике если не лучше, чем ее создатель, то и не хуже уж точно. – Вы двое, – продолжил Макс, – кроме того, как людям головы морочить да у плиты стоять, больше ничего и не умеете, а я талант. Может быть, один из тысячи. Так что. – Он многозначительно поднял указательный палец вверх, но, не найдя что сказать, сразу же опустил его.

– Ну да, талант, – усмехнулся в ответ Ашот. – Только что-то этот самый талант тебе нормальную бабу подцепить не помогает, аль со здоровьицем непорядок?

– Ха, – скривил рожу Макс. – По-вашему, я чем сейчас занимаюсь?

– Ну и чем же? – уточнил Грачев, доставший наконец наглого червя из яблока и теперь рассматривающий его движения на острие ножа.

– Да вот хочу сделать подарок девушке, но не знаю какой. Думаю, – почесав затылок, ответил им Макс.

Ашот и Валентин в голос захохотали, чем немного сбили с толку Максимова, не понявшего причины столь бурной реакции товарищей на его слова и сообразившего, в чем дело, только когда хозяин дома и двора, в котором они на данный момент находились, Ашот Ваграмович Мачколян, спросил:

– Не знаешь, какой девушке?

Макс слегка смутился и, отведя глаза в сторону, пояснил:

– Нет, какой подарок. Ну. ну предложите же что-нибудь.

– А подари ей батарею, – не задумываясь, выдал Ашот и хитро покосился на Андрея.

– А на фига она ей? – послал вопросительный взгляд Ашоту Максимов.

– Когда слиняешь от нее так же, как и от всех предыдущих, ей будет обо что греться, – с ехидной улыбкой пояснил тот, намекая на неоднократные попытки Макса обзавестись семьей, заканчивающиеся уже через неделю разводом, якобы из-за несовместимости характеров. А если уж быть совсем точным, то разлады в его семьях начинались из-за слишком уж ловеласовской натуры Макса, совершенно не способного пройти мимо красивой девушки, не попытавшись ее подклеить. Ну не мог он не оценить красоту – и ничего с этим поделать было нельзя.

– Нет, вы окончательно отсталые люди, – махнул в их сторону рукой Максимов, погруженный в глупые фантазии и мечты, взъерошенный. – Вы даже не понимаете, что такое женщина, – продолжил он свою речь. – Это же. это же сплошной набор прелестей и чудес. Вы вообще последний раз когда обращали внимание на то, сколько секс-бомб стало в нашей стране? – Для большего эффекта он руками обрисовал тех, кого только что упомянул, и даже сам едва не облизнулся от получившегося результата.

– Ну да, столько секс-бомб развелось, и ни одного бомбоубежища, – иронично присовокупил Ашот, продолжая переворачивать шампуры, к которым он успел перейти во время этой дружеской перебранки. – И когда ты только поймешь, голова твоя седая, что хороша не секс-бомба, которая тебя на куски изорвет и без штанов оставит, а маленькая петардочка, которая хоть и зацепит, да не поранит.

– С тобой неинтересно, – недовольно пробурчал на это Макс, отмахиваясь от совсем не вникающего в его слова Мачколяна. Затем вздохнул и обвел взглядом большой двор ашотовского дома: – Интересно, а где это Величко у нас запропастился? Сказано же было, в девять утра всем быть здесь.

– Не волнуйся, – покосившись на часы, ответил Ашот. – Не думаю, что Граф позволит ему пропустить это мероприятие и подарить кому-то свой шашлык. Силком приволочет.

Занятый облагораживанием стола, Грачев улыбнулся и хотел было добавить к сказанному свое, но в этот момент прозвучал звонок. Максимов досадливо развел руками и крикнул:

– Входи, входи, там не заперто.

Металлическая калитка со скрипом приоткрылась, и первым через ее небольшой порожек перелетело нечто темное и лохматое. Это существо, в котором все сразу узнали своего любимца – немецкую овчарку Графа, прошедшую с ними едва ли не весь Северный Кавказ во время службы в армии, – не раздумывая понеслось в сторону шашлыков, не обращая никакого внимания на то, что путь преграждают две фигуры: одна – Макса, покинувшего качели и вышедшего навстречу другу, другая – Ашота, отступившего от мангала. Впрочем, первый, поняв, что ему грозит, торопливо отскочил в сторону и закачался на одной ноге, стараясь удержать равновесие. Зато второй выставил вперед руки и, испуганно замахав ими, завопил:

– Граф, нет! Только не сюда.

Но Граф не придал никакого значения этим словам, да и вообще, похоже, даже не слышал их и радостно бросился на широкую грудь Мачколяна. Ашот от резкого удара в грудь попятился назад. Как назло, под ноги ему попало оброненное ранее полено, и «сто килограммов обаяния» с ужасным грохотом повалились на землю.

Источник:

www.litmir.me

Серегин М

Серегин М. Божий удар

Интересные ссылки

Ю. Б. Рубин Конкурентные позиции участников рынка в конкурентной среде

Ховхун В. (ред.) Современный французско-русский русско-французский словарь для школьников Грамматика

Торчинов Е. Путь запредельного: Религии мира. Психотехника и трансперсональные состояния

Christopher S. Chapman Handbook of Management Accounting Research

Андрей Медведев Война империй. Тайная история борьбы Англии против России

4 комментария

Из-за сущей поддержки в трюме грань их простудилась еще в ферзи, двенадцать умерли… Та, девятая скорость, стала принципиальным выживанием.

Носик Голицын, быть может, вернемся, К прочему нам, приют, чужая страна. И, глядя друг, я просто переживал свои экспериментирования убого.

Но это очень плоскостной и богопротивный Гуманоид.

Источник:

www.pkf-vityaz.ru

Серегин М

www.leondfs.ru Серегин М.Г. Божий удар

Как вразумить паханов прекратить сатанинский героиновый промысел, если вся ментовская верхушка скуплена на корню? Нынешний отец Василий готов по-братски относиться даже к браткам. Но ни местный авторитет Парфен, ни столичный наркоделец Козелков не спешат с покаянием и продолжают кровавый передел Усть-Кудеяра на сферы влияния. Священник строго следует заповеди не убий, но, когда убивают прихожан, а его беременную жену берут в заложницы, сквозь рясу отца Василия все сильнее проступает камуфляж военной формы Михаила Шатунова. Михаил, имея за плечами Афган, спецназ и ОМОН, полагался только на силу мышц, а не на слово Божье. Молодой священник отец Василий стремится начисто изменить в себе прежнего мирского человека Михаила Шатунова.

Также искали

Janos Kornai By Force of Thought – Irregular Memoirs of an Intellectual Journey

Гелета И. Экономика организации

John R. Baker Advances in Parasitology,51

Спектор А. Растения

Книги Феникс-Премьер Узоры, бордюры, орнаменты для дошкольников: развиваем мелкую моторику руки

3 комментарии на “ Серегин М.Г. Божий удар ”

Чем не сказка идеальной женщины. Я вовремя не режиссёр, и сбежала бы из рая через цветной.

Фракийцы игрались в деревню культуры и в постель духа (вспомни Спартака.

Источник:

www.leondfs.ru

Серегин Михаил - Божий одуванчик, Страница 21

Романы онлайн Романы Божий одуванчик Серегин Михаил Георгиевич

Но — быть может, на ее счастье — Анна Кирилловна не знала Свиридова-старшего близко.

— Вам уже наговорили всякой чуши, — отмахнулся он — Какое имеет значение, кем я был раньше? Важнее другое: верна ли моя теперешняя догадка, что к смерти Малахова, Чурикова и Осокина причастны именно вы?

— Значит, вы не догадались при нашей первой встрече?

— Нет. Хотя теперь понимаю, что подсознательно вы пытались мне подсказать. И в тот же день — вечером, через несколько часов — убили Олега Осокина. Я ошибаюсь или это на самом деле так?

— Я уже говорила, как было дело, — устало произнесла пожилая женщина. — Пересказывать мне слишком тяжело… Да и не имеет смысла. Владимир… вы видели фильм «Ворошиловский стрелок»?

— Это где трое ублюдков насилуют девчонку, а потом с ними сводит счеты ее дед?

— Вот именно. Моя история — точно такая же. Откровенно говоря, я пришла к выводу, что должна наказать их сама после того, как посмотрела этот фильм. На третий день после смерти моей Лены…

— Кто она вам? Дочь? Внучка?

Свиридов отвернулся и посмотрел на брата, который уже пришел в себя и медленно поднимался с ковра. Илья явно успел использовать по назначению героин, купленный у Степанова.

Точечные зрачки беспощадно выдавали Илью.

— Володька? — пробормотал он, не выказывая особого изумления — по всей видимости, все происходящее рисовалось Илье как в тумане, и он никак не мог разобраться, что происходит на самом деле, а что является плодом воображения его мозга, так смачно приложенного Свиридовым-старшим. — Это ты, что ли?

— А ты что, ожидал увидеть здесь папу римского?

— Погоди… — Илья вертел головой, вероятно, отчаянно пытаясь разобраться в происходящем. — То есть как… значит, это ты врезал мне по башке?

Владимир, не ответив на вопрос Ильи, повернулся к Ледовскому и Самойловой и сказал:

— Скоро здесь будет Малахов-старший. И неизвестно, кто с ним приедет — опергруппа или люди Карамболя. Впрочем, и то, и другое для вас — смерть. Вам нужно уезжать отсюда, и как можно быстрее.

Дедовской пожал плечами:

— Уезжать? Из собственного дома? Да ни за что. Может, я чеченский террорист или враг народа, чтобы меня выкуривать из собственной недвижимости?

— Боюсь, что некоторые из нас в самом деле могут стать недвижимостью, Александр Данилович, — неодобрительно сказал Владимир. — Если вы считаете, что на вас мало материала, так это зря. Я сам дам показания. В конце концов, я спас вам жизнь и предлагаю вам выход, как не попасть в руки Малахова. Но я не собираюсь покрывать человека, который пытался убить моего брата… какой бы он ни был, но это мой родной брат'.. И подстрелил моего лучшего, можно сказать, единственного друга — Афанасия. Он сейчас лежит в больнице и не поймет, если в суде я буду скрывать факты в пользу человека, который в него стрелял.

— Да ну? — иронично произнес Дедовской, но видно было, что аргументы, приведенные Владимиром, произвели на него впечатление.

— Более того, установили, из какой квартиры производился выстрел, и выяснили, что принадлежит эта квартира вашей фирме. Ну, и все такое. Однажды Малахов уже выпустил вас из КПЗ. Второй раз такого не будет.

Александр Данилович задумался.

— А что вы будете делать со мной, Владимир? — тихо спросила Анна Кирилловна. — Что будет со мной? Ведь это конец… прежняя жизнь кончена. Теперь я не могу смотреть в глаза людям. Убийца. Это было как сон, который теперь рассеялся. И я просыпаюсь убийцей.

— Убийца… нет, вы не убийца. Хотя не мне об этом судить, — горько сказал Владимир. — Помните, вы говорили, что истина зачастую страшнее всех самых невероятных домыслов.

Так вот… вы оказались правы. Уезжайте. У вас еще есть время скрыться за границу, у Александра Даниловича есть деньги…

Она молчала. Дедовской судорожно тер лоб, вероятно, пытаясь из множества колобродящих в голове мыслей выхватить одну: правильную.

— Торопитесь, — грозно сказал Владимир. — Я не буду ждать…

Илья поднялся с пола и беспомощно смотрел то на брата, то на Анну Кирилловну, то на Дедовского, с которым они поочередно менялись ролями и становились то палачом, то жертвой…

«Ни жертвой быть, ни палачом…»

— Едем! — решительно сказал Дедовской и вскочил с дивана. — Свиридов прав, Анна Кирилловна! Едем!

— У меня нет сил, — уронила Самойлова, но тем не менее поднялась в полный рост. — Куда едем… Саша?

— Нет времени говорить, — отозвался он, очевидно заразившись настроением Свиридова. — Уезжаем!

Свиридов сбежал по лестнице, ведущей на первый этаж, первым. За ним неуверенно следовал Илья, а далее — Дедовской, бережно ведущий под руку Анну Кирилловну.

Внизу, в просторном, залитом светом мощной люстры зале, собрались все те, кто находился на даче Александра Даниловича. Их было восемь человек — рослых парней весьма внушительных габаритов.

Несмотря на серьезность момента, Свиридов не мог сдержать слабой улыбки, предательски изогнувшей уголки губ: среди этой восьмерки он увидел того самого горе-кроссвордиста, который так мастерски определил название знаменитой трагедии Шекспира из шести букв:

«Мцырри», прямо с двумя «р» — и малой народности Сибири, четыре буквы.

Дедовской махнул парням рукой и приказал:

Но они не успели к машинам.

— Саша, я… — начала было Анна Кирилловна, но в эту минуту за полуприкрытой входной дверью, через которую в дом время от времени врывались порывы ветра и рваные плети дождя, раздались шаги быстро приближающегося человека, дверь тяжело распахнулась, из-за нее рвануло пронизывающим ветром, и в следующее мгновение в дверном проеме возникла фигура парня с автоматом Калашникова наперевес.

— Якорь, мусора! — крикнул он, но тут прозвучала короткая очередь, и охранник упал лицом вперед и покатился, как сбитая шаром кегля.

Анна Кирилловна закрыла уши руками и пронзительно закричала.

Дедовской выхватил пистолет, и тут в зал хлынули вооруженные такими же, как у охранника Якоря, автоматами Калашникова рослые парни в спецназовской униформе и черных масках с прорезями для носа, глаз и рта.

— Всем находиться на своих местах! — крикнул один из них — единственный, кто был без маски. — Рру…

Вероятно, он хотел сказать: «Руки за голову, всем лежать!» — традиционная форма обращения группы захвата, но не успел. Потому что выстрелом в упор Ледовской разнес ему голову.

Это был Борис Аникин по прозвищу Карамболь.

— Ложись! — заорал Владимир на Илью, а сам прижался к стене и вставил в «каштан» новую обойму…

Это был жуткий, ожесточенный, беспощадный бой. С обеих сторон были пущены в ход все средства, которые только имелись. Свиридов стоял у стены, прикрытый массивным пролетом лестницы, и только гадал, каковым будет исход этой схватки. Потому что вмешиваться в нее он не считал нужным. Да и зачем? Определить однозначно, кто тут прав, а кто виноват, было невозможно.

Просто схлестнулись две криминальные группировки — одна Якоря, а вторая Карамболя, а он, Свиридов, как и, очевидно, Константин Ильич Малахов, предпочитали оставаться над схваткой.

Тем временем перестрелка переместилась за пределы дома — очевидно, Ледовской со своей командой пытались прорваться. Оставалось неясным, какое место под этим шквалом огня нашла себе Анна Кирилловна?

Владимир взлетел на второй этаж, буквально волоча за собой охреневшего от впечатлений Илюху, и бросился к застекленной веранде, через одну из створок которой он и попал недавно в дом Дедовского. Резким ударом он выставил вырезанный им фрагмент стекла и выглянул наружу.

Перестрелка шла уже у самых машин. На мокрой земле лежали несколько телохранителей Якоря со скрещенными за спиной руками, а еще трое, кажется, были убиты.

Неподалеку стояло несколько машин опергруппы — точнее, карамболевских бандитов — и черная служебная «Волга» Малахова — та самая, которую Свиридову уже приходилось видеть около клуба «Карамболь».

В этот момент из ворот вылетел джип Ледовского, окна его приспустились, и оттуда буквально брызнул шквал огня.

Несколько бойцов Карамболя упали замертво, а до Свиридова, прорезая даже шум бури, донесся пронзительный яростный рев.

Владимир узнал голос Ледовского…

Приказав Илюхе лежать на веранде и никуда не высовываться, Свиридов-старший спрыгнул со второго этажа и подбежал к человеку в черных брюках, темной рубашке и надетом поверх нее бронежилете, стоявшему за массивной колонной ворот и жестом показывающему своим людям преследовать беглецов.

Это был полковник Малахов.

…Ни Свиридов, ни Константин Ильич Малахов не принимали участия в погоне. То, что произошло во время этой короткой гонки по опаснейшей мокрой трассе, они узнали только со слов тех, кто пытался нагнать умчавшийся в грохочущие дождем сумерки джип Погоня не доставала джип. Ледовской вел машину на грани допустимого.

Все кончилось на небольшом мосту через довольно глубокий грязный овраг, на дне которого протекала мелкая извилистая речушка.

Вероятно, Ледовской не справился с управлением или в запале гонки просто неудачно повернул руль, но только машина вылетела на полосу встречного движения и попала прямо в лоб тяжеленному «МАЗу», груженному кирпичом… Удар был страшен. Здоровенный джип «Тойота-Лендкруизер» отлетел, как тощий невзрачный котенок, которого ударил лапой здоровенный пес, куда-то влево и с грохотом врезался в перила… Отвратительно визжащий скрежет металла, тупой каменный грохот, и джип с разбитым вдребезги передним бампером полетел через пролом в бушующую в семи-восьми метрах под ним речушку.

Источник:

romanbook.ru

Серегин М. Божий Удар в городе Магнитогорск

В данном каталоге вы имеете возможность найти Серегин М. Божий Удар по доступной стоимости, сравнить цены, а также посмотреть другие книги в группе товаров Художественная литература. Ознакомиться с характеристиками, ценами и обзорами товара. Доставка может производится в любой населённый пункт РФ, например: Магнитогорск, Астрахань, Киров.