Книжный каталог

Людмила Викторовна Шилова Анапа, Аллергия И Любовь. Повесть И Рассказы

Перейти в магазин

Сравнить цены

Описание

В сборник вошли повесть и рассказы автора. В жизни ничего не происходит случайно – всё события связаны невидимыми нитями. За какую потянешь – то и получишь в итоге. И не удивляйся потом – за что мне всё это?

Характеристики

  • Форматы

Сравнить Цены

Предложения интернет-магазинов
Людмила Викторовна Шилова Анапа, аллергия и любовь. Повесть и рассказы Людмила Викторовна Шилова Анапа, аллергия и любовь. Повесть и рассказы 200 р. litres.ru В магазин >>
Людмила Викторовна Шилова Я придумала любовь. Роман Людмила Викторовна Шилова Я придумала любовь. Роман 240 р. litres.ru В магазин >>
Любая любовь: Повесть и рассказы Любая любовь: Повесть и рассказы 265 р. bookvoed.ru В магазин >>
Елена Чумакова Сердце в погонах. Повесть и рассказы Елена Чумакова Сердце в погонах. Повесть и рассказы 80 р. litres.ru В магазин >>
Павел Макаров Партия в любовь. Повести и рассказы Павел Макаров Партия в любовь. Повести и рассказы 120 р. litres.ru В магазин >>
Иван Тургенев Записки охотника. Муму. Ася. Первая любовь Иван Тургенев Записки охотника. Муму. Ася. Первая любовь 176 р. litres.ru В магазин >>
Людмила Викторовна Шилова Всё хорошо, или Шесть миллионов в пластилине. Роман и логлайны сценариев автора Людмила Викторовна Шилова Всё хорошо, или Шесть миллионов в пластилине. Роман и логлайны сценариев автора 240 р. litres.ru В магазин >>

Статьи, обзоры книги, новости

Читать книгу «Анапа, аллергия и любовь

«Анапа, аллергия и любовь. Повесть и рассказы» — Людмила Шилова, Страница 2

Женщина ехала спокойно и довольно ровно. Показалась деревня. Навстречу, ловко щёлкая кнутом, конопатый мальчишка гнал несколько коров.

Не рассчитывая на такое препятствие, она посчитала нужным остановиться. Объезжать коров и соревноваться с ними в упрямстве, она не решилась. Постояв несколько минут и дождавшись, когда помехи, мыча, обогнут её машину и пойдут по своим коровьим делам, она вздохнула и повернула ключ зажигания. В это время, открылась дверка, и на соседнее сиденье плюхнулся знакомый мужчина.

– Привет. – Женщина удивлённо уставилась на вновь прибывшего.

– Ничего не потеряла по дороге?

– Да вроде нет. А что, ты что-то моё нашел?

– Твой пакет? – мужчина достал из сумки пакет и закинул её на заднее сиденье.

Она побледнела, схватила пакет, перебрала коробки. С облегчением вздохнула, положила его рядом.

– Как он у тебя оказался?

– Его мой товарищ спёр, пока мы с коробкой возились.

Она вздохнула с облегчением:

– Это одной женщине нужно, Она только-что родила, а у них в больнице этого лекарства нет. Муж её, владелец этой машины, как раз в городе был. Вот он купил лекарство и вёз домой.

– А ты тут причём?

– Я? Да не причём. Я просто попутчица. Он меня у кольца подобрал.

– В Саргатке, в больнице. У него камень в почке зашевелился. Похоже, он хорошо сына обмыл накануне. Мы в больницу заехали, его сразу положили. А лекарство-то вести надо срочно. Вот я и поехала сама. Автобус ещё не скоро будет. Да и не успеть на автобусе, ей лекарство днём нужно.

Он долго с удивлением смотрел на неё. А она пыталась безуспешно завести машину.

– Что надо-то ей? Так славно ехали.

– Может, есть хочет?

– Давай-ка пересаживайся. Нам всё равно по пути. Подвезёшь?

– Да придётся, наверное.

Он проверил бензин, сел в машину.

– Ничего, до заправки дотянем.

– Слушай, а у меня на бензин денег нет. Я с похорон еду, пока всю деревню поила-кормила, поиздержалась.

– Не переживай, заправимся.

– Если что, у меня кольцо есть, оно дорогое, с камушком. Поди, согласятся на бензин поменять, как думаешь?

– Слушай, ты откуда такая отчаянная взялась?

Он расхохотался. Какое-то время ехали молча.

– Меня Виктор зовут.

– Очень приятно, Лиля. Интересное имя. Не часто встречается. Откуда?

– Видишь ли, у меня папа заикался сильно. А маму Лилией звали, а он только мамино имя и мог без запинки произносить. Чётко так говорил – Лилёк. Вот мама и решила меня Лилей назвать, чтобы он зря не мучился.. – Помолчала немного и добавила. – А он и не мучился совсем. Когда нас из роддома привезли, он на меня посмотрел: «-И-и-ишь ты! Е-е-ещё о-о-один Лилёк!» – И наутёк! Больше его в деревне никто не видел.

Виктор прыснул. Успокоившись, внимательно посмотрел на попутчицу.

– Ты сколько не спала?

– Ой, не спрашивай! – Она пристегнулась, села поудобнее, зевнула. – Представь, в деревне жило семь человек. Дядя Гоша, один дед, парализованный, и ещё пять старух. Так вот у них принято, видите ли, хоронить с соблюдением всех обычаев. Покойник должен провести в доме две ночи. Возле него должны бдить близкие родственники. А близкие родственники – это я. Ты представь, эти бабки все до одной торчали в доме всё это время и ещё парализованного как-то притащили! В девять вечера такой храп в доме стоял! Заняли все диваны, лавки. А я у гроба на табуреточке, как свеча на ветру…

Она с трудом сдержала зевоту, продолжила:

– Хорошо ещё, что на кашу пшена купила. Хорошее такое пшено, сорное. Половину первой ночи перебирала, считала, пока не ткнулась носом в стол и не проснулась. А тут уже и петухи запели, а за ними бабки заголосили. А всю вторую ночь салаты строгала. Вообще бабки интересные. Хитрые заразы. Я, как дурочка, рассказала им, что у нас готовят на поминальный стол. Они сначала осудили, дескать, это помины, а не гулянка. А потом, когда поняли, что я за всё плачу, посовещались и говорят мне: «Ты уж, детка, готовь, как у вас там делают, а то, чё мы старухи понимам, ещё сделам, чё не так». Что характерно, на похороны собралось человек сорок из соседних деревень. Все абсолютно близкие друзья… А могилу выкопать некому было. Кое-как в соседней деревне двух алкашей наняла. Но зато получила приглашение на все похороны в деревне. О датах обещали сообщить дополнительно.

Она отчаянно зевнула. Помолчала немного:

– Что-то измельчала Россея.

– Я так не думаю. Ты же есть. Вот везёшь лекарство какой-то бабёнке за тридевять земель. Ты их знаешь?

– Парень, мне кажется, знакомый. Они сейчас в Тевризе живут, а раньше был наш, Знаменский. То ли Левашов, то ли Иванцов… Я потом вспомню, когда высплюсь. Да это и не важно. Роддом в Тевризе только один, она ещё не выписалась. Я думаю, найдём без проблем. Лишь бы доехать нормально.

– Доедем, не переживай. У тебя права есть?

– А где водить училась?

– В смысле? А как же?

– Несколько лет назад бывший муж показывал, как надо заводить машину.

Он, ошалело, смотрел вперёд.

– А найти кого нибудь?

– Кого кто потерял в пять утра? Я поспрашивала у больничного персонала: «Что Вы? Что Вы! Все спят, ждите автобус?» А когда ждать?

– Документы на машину взяла с собой?

– О чём ты говоришь! Этот парень чуть у меня на руках не помер. Его сразу на носилки и в хирургию.

– А как ты оказалась на кольце среди ночи?

– О, это отдельная история. Была я, как ты понял, в глухой деревушке в Полтавском районе. Оттуда добираться, сам понимаешь. Сначала до Полтавки на перекладных, затем автобусом до Омска, а потом уже домой. Можно через Исилькуль на электричке. А до него тоже надо добраться сначала. Так вот, в связи с тем, что мои бабульки, после поминок, прониклись ко мне необычайной любовью и сочувствием, они решили мне помочь. Нашли в соседней деревне старика, у которого зятя брат, собирался ехать в Омск. Договорились с ним. Взяли с него честное пионерское слово, что он меня посадит собственноручно на попутку, а только потом поедет по своим делам. На кольце были в четвёртом часу. Он, как и обещал, остановил попутку, записал номер, фамилию водителя, всё чин-чинарём… Перед бабульками-то надо будет отчитаться.

Долго ехали молча. Виктор обдумывал ситуацию. Первый встречный гаишник их задержит и будет прав. А ещё Тару надо проезжать. И ехать надо быстрее, вдруг женщине, действительно, срочно нужно лекарство. Он переключил скорость, нажал на газ.

Источник:

mybook.ru

Анапа, аллергия и любовь

Анапа, аллергия и любовь. Повесть и рассказы

Добрались до Тевриза без происшествий и остановок. Знаменский наряд проводил их до самого Тевриза. Сдали лекарство в больницу. Лилю будить не стали. Виктор созвонился с хозяином машины. Решили, что машину заберёт в Знаменском его отец.

Знаменский ГИБДДшник оказался соседом Лили. Помог Виктору найти ключ от дома. Виктор занёс женщину домой, положил на диван. Проводив соседа, умылся, осмотрелся. Расправил кровать в спальне, перенёс туда Лилю. Раздел её и уложил в постель.

Сам сел рядом. Она спала неспокойно. Металась по кровати. Как видно, последние события и во сне не отпускали её. Он прилёг рядом на одеяло, обнял её. Она повернулась к нему, положила голову на плечо и успокоилась.

Проснулся он рано, в шестом часу утра. Лиля так и спала на его плече.

Он пошевелился, намереваясь высвободить руку. Она тут же открыла глаза. Удивлённо окинула взглядом свою комнату. Отстранилась от него.

– Доброе утро, попутчица.

– Ага. Мы давно приехали?

– Да, всё нормально. Лекарство отдали, я с врачом разговаривал. Он сказал, что теперь с ней всё будет хорошо.

– Слава Богу. А как ты узнал, где я живу?

– Один из гайцов оказался твоим соседом.

– А, Васька, наверное?

– Хорошо. Ты ел что-нибудь?

– Да как-то не хотелось.

– Не заливай. Я сейчас что-нибудь приготовлю, – она приподняла одеяло. – А кто меня раздел?

– Я подумал, тяжело будет в одежде спать.

– Спасибо. Я давно так хорошо не спала.

– Да ладно, мне то, за что спасибо?

– За всё. Без тебя я бы не доехала. Отвернись. – Она накинула халатик. – Я сейчас приготовлю…

– Лиль, погоди. Мне уже пора ехать.

– Мне сегодня в Омске надо быть.

– Как в Омске? А зачем же ты со мной сюда ехал?

Он опять смутился. И, глядя на неё исподлобья, добавил:

– Я должен был проводить понравившуюся мне женщину.

Она улыбнулась, присев на край кровати:

– Кофе хоть я успею сварить?

– Погоди, – он взял её руку. – Сейчас за мной Василий подъедет.

И в подтверждение его слов, за окном послышался визг тормозов.

– Как, уже! Надо было раньше встать.

– Не хотелось тебя будить. Ты так хорошо спала.

– Я? Можно сказать, спал.

– Извини, не оправдала твоих надежд.

– Ещё как оправдала! – И после паузы, с надеждой: – Я приеду?

Книжка попалась интересная. Женщина не услышала, как тихонько скрипнула входная дверь. Виктор вошел на кухню. Накрытый стол. Цветы.

Под ногой скрипнула половица. Лиля подняла голову и встретилась с ним взглядом. Он стоял у порога, теребя в руках букет роз.

– Добрый. Ты уже? Приехал?

– Да. Приехал. Вот. Это тебе, – он неловко сунул ей цветы.

– Мне? Спасибо. Очень красивые.

Она заметалась по кухне, засуетилась.

– Проходи, садись. Я сейчас тебя накормлю, вот только чайник поставлю. Всё остальное у меня уже готово. Быстро ты обернулся. Всё успел?

– Да, все дела свои сделал.

– Что-то автобус сегодня рано пришел.

– Я на машине. Лиль, мне бы умыться.

– Конечно. Вот в ванную проходи. Если хочешь, можешь душ принять.

– Я сумку возьму в машине.

Он вышел. Женщина несколько раз глубоко вздохнула. Сердце отчаянно рвалось из груди. Она весь день провела в суете. Домашние дела отнимали много времени. Это хорошо. Она запрещала себе думать о нём. Уж слишком идеальным он ей показался – высокий, симпатичный, умный, спокойный. Кажется, порядочный. Она убеждала себя, что такие мужчины не бывают одинокими.

Он взял и приехал! А она в халате! И на голове чёрти что – после душа она даже причесаться не успела.

Он вошел, поставил дорожную сумку на стул, достал пакет:

– Там полотенце и халат.

Она решила переодеться. Проходя мимо, задела его сумку, та чуть не упала. Поправляя, заметила в боковом кармане файл с бумагами и фотографией. Ругая себя за излишнее любопытство, достала фотографию и увидела на ней… себя. На фото она была рядом с бывшим мужем, перед ними с мороженым в руке, улыбался трехлетний сын, Захарка.

– Ничего не понимаю. Откуда? И где это мы? Река или море? Пароход. Это когда в Сочи ездили. Точно. Была всего одна такая фотография. Он её, оказывается, с собой забрал. Надо же!

– А это что? – она достала из файла вдвое сложенный листок. Начала читать. За окном послышались голоса, хлопнула дверь.

– Мам, привет. Это мы. Что случилось, почему ты плачешь?

Она обняла сына, уткнулась ему в грудь, всхлипнула.

– Сынок, твой папа умер. Вот!

Она протянула ему свидетельство о смерти. Он быстро пробежал глазами по строчкам:

– Два года назад умер. Надо же. Мы не знали. Успокойся, пожалуйста, мам. Где ты это взяла?

Из душа, вытирая голову полотенцем, вышел Виктор в халате.

– Добрый вечер. Мам, кто это?

Виктор увидел заплаканное лицо женщины, документы в руках – сразу всё понял.

– Я ещё понять никак не мог, почему мне твоё лицо знакомо.

– Я Виктор, младший брат твоего отца. А ты Захар, мой племянник.

Парень кивнул, ничего не понимая. Виктор продолжил:

– Вот и познакомились. А что за фигура у нас там, в коридоре в уголочке стоит?

– Ой, мам, это Маринка. Иди сюда. Ну, иди, не стесняйся, – девушка несмело шагнула через порог, тихо поздоровалась.

– Здравствуй, Мариночка. Проходи, детка!

И, уже успокоившись, обратилась к сыну:

– Что с квартирой?

– Пока ничего. Накупили газет, объявлений, будем искать.

– Идите руки мойте, будем ужинать.

Дети ушли в ванную.

– Лиль, мне, наверное, переодеться надо.

– Да ладно, сиди так. Все свои. Это Марина, Захаркина девушка. Они учились вместе, сейчас поступили. Ездили в город квартиру искать.

– Понятно. Славная девушка. И сын у тебя хороший.

Молодёжь вышла из ванной.

– Давайте все за стол, быстренько. Ложки берите. Хотя нет, надо же, наверное, по рюмочке, за знакомство, – она достала из холодильника две бутылки.

Виктор налил себе и Захару водки.

– Нам вина по глоточку. Всё, всё, хватит.

Чокнулись. Виктор выпил рюмку залпом, стал, с аппетитом, есть. Захар замялся:

– Ешь. Все разговоры и объяснения потом. Витя тоже только-что из города приехал, тоже устал. Ешьте.

Через несколько минут во дворе залаяла собака. Мимо кухонного окна промелькнули тени. Лиля встала из-за стола, вышла в прихожую встречать поздних гостей. Включила свет.

В дверь ввалились трое подвыпивших мужчин.

– Здравствуйте, вашей хате, хозяюшка. Гостей принимаете?

Невысокий мужчина лет сорока, с давно не мытой головой и золотым зубом во рту прошел к столу, поздоровался с присутствующими, достал из кармана бутылку самогона. Поставил её на стол.

Два других гостя мялись нерешительно в прихожей.

Самый смелый откашлялся и начал разговор:

– Ну что ж. Эта. Как его? А! – он ещё раз откашлялся и продолжил, сверкнув золотым зубом. – Встречай, хозяюшка дорогого гостя. Долго мы к Вам собирались, наконец, добрались, так сказать. Давно по району слух идёт, что живёт в этом доме хозяйка добрая, женщина умная и порядочная. А у нас как раз хлопец есть, молодой, работящий. Васька, иди сюда. Что ты, блин, как не родной!

Вперёд вышел смущённый долговязый мужчина. Выглядел он не на много лучше первого. Длинные, светлые, давно не стриженые, волосы, спадали на глаза. Чтобы их убрать он поминутно тряс головой. На плоском небритом лице растерянность. Третий товарищ, прислонившись в прихожей к стене, задремал.

Лиля осторожно спросила:

– Извините, а вы уверены, что не ошиблись домом? Вы к кому шли?

– Ты что, красавица! У нас все путем. Вот, пожалуйста, наш купец. Василий, свет, Иванович.

– А я вроде как товар, получается?

– Ну да! Приглашай за стол, молодая!

– Вон оно как у вас все серьезно, оказывается! Ребята, а ничего, что я замужем? Вас это не смущает?

– Ты что, милая? Какой муж?

– Как какой? Обыкновенный. Глянь сюда. Вот муж. Вот сын. Вот невеста сына. Как видишь вся семья в сборе. А вас я как-то не припомню, чтобы приглашала.

Сват растерянно моргал, рассматривая Захара и Виктора. Незадачливый жених медленно пятился в прихожую. Задел задремавшего товарища, тот падая, ухватился за друга и они с оба с грохотом завалились на пол.

Захар старательно хмурил брови, прикрыл рот рукой, так как был уже не в силах сдерживать улыбку. У Виктора покраснело лицо, свело скулы от сдерживаемого смеха.

– Слышь, сваток. Ты бы поторопился. А то мой-то уж больно парень сурьёзный. Это пока он сидит, ты тут стоишь. А уж ежели он встанет, ты ляжешь. Да и бутылку забери.

Сват сгреб бутылку самогона, засунул ее в карман, и, виновато улыбаясь, попятился к выходу.

Дружный смех проводил гостей за дверь.

– Мам, кто это такие? – спросил Захар, с трудом приходя в себя.

– Я сама о том же думаю. Мне кажется, этого парня с фиксой, я где-то уже видела.

Марина сидела, низко склонив голову, и из ее глаз, одна за другой, закапали слезинки.

– Мариночка, что случилось? – тревожно спросила женщина, заметив слезы.

– Тетя Лиля, простите, я не хотела. Это всё папка с дядей Броней придумали. Я им говорила, что не надо, а они сами… – она выскочила из-за стола и вся в слезах убежала на улицу.

За ней, стремглав, перевернув стул по дороге, убежал Захар.

– Я не совсем понял, Лиля, что случилось?

– Зато я начинаю понимать. Конечно, это же Бронька, брат Стаса, ее отца. Он живет где-то в деревне, в Тарском районе, давно не виделись, сразу и не узнала его. Стас же мне еще по весне намекал, что у него есть для меня сюрприз. Вот он, оказывается, о чем говорил. Сегодня Маша дежурит, поэтому они и собрались. Обычно она им не позволяет куролесить, в строгости держит. – Женщина оглядела стол, – ну вот, убежали и не поели ничего. А тебе подложить еще что-нибудь?

– Спасибо, я наелся. Все очень вкусно. Ты знаешь, я сегодня в больницу заезжал, спрашивал про нашего найденыша.

– Да что-ты? Ну и как он?

– Крепкий мужичек, оказался. Столько перенес, и всего лишь острый бронхит. Я ему кое-какую одежду привез, смеси, подгузники. В милиции был, место им показал, где мы его нашли. Ищут родителей. Обещали сообщить, если что измениться.

– Какой ты молодец, что догадался заехать. А я на неделе хотела его проведать.

Женщина начала убирать посуду со стола. Виктор сразу поднялся и стал ей помогать. Лиле это тоже понравилось. На нее вновь нахлынуло непонятное волнение – может это оттого, что они остались вдвоем.

Виктор тоже казался смущенным. Немного не так он представлял их сегодняшнюю встречу, но то, что он узнал, его даже обрадовало. Он все больше узнавал о ней и все больше она ему нравилась. Только одно смущало – ему нужно рассказать ей все о брате. А это довольно сложно. Как она воспримет? Как после этого отнесется к нему?

– С чего ты взяла?

– Ты нахмурился, расстроился. Я что-то не так сделала?

– Ну что ты? Ты выше всяких похвал. Не смущайся, я правду говорю. Я ехал к тебе, почти летел, – он вздохнул – Я никак не мог предположить, что именно ты окажешься его женой.

– Когда это было. Он бросил нас лет четырнадцать назад. Все уже перебродило, переболело. Или тебя это смущает?

– Меня смущает не то, что ты была его женой, а то, что я оказался его братом.

– Объясню, только, желательно, нам сначала поговорить об этом без Захарки.

– Да, видишь, ли. Я предполагаю, что пока он жил здесь, он скрывался от кого-то.

– Да, ты прав. Я много думала об этом и решила, что слишком придиралась к нему, чем испортила наши отношения. Первое время я вообще считала, что он ушел из-за моей подозрительности.

– Бросай посуду, я потом сам домою. Пойдем, поговорим.

Они прошли в гостиную, сели на диван.

– Рассказывай, почему ты так решила?

– Понимаешь, Витя. Когда мы встретились, у нас так все быстро завертелось. Мы в Таре первый раз увиделись на автовокзале. Он сразу вокруг меня закружил. Да, именно закружил. Сразу про любовь с первого взгляда заговорил, про судьбу, и все такое. Я сначала смеялась, не воспринимала серьезно – мало ли парни девчонкам лапши на уши вешают. Поговорили мы с ним с полчаса. А потом мой автобус подошел. Я попрощалась и уехала. А домой приезжаю, он уже на вокзале меня ждет – он, оказывается, взял такси и за автобусом ехал. Проводил меня домой, сразу хотел с родителями познакомиться. Я не позволила. Если честно, я немного струхнула от его настойчивости. На следующий день приходит, приглашает прогуляться. И в этот же вечер делает мне предложение. Если честно, я была в шоке. Не знала, как маме признаться, – она слегка задумалась, вспоминая, затем продолжила. – Он мне, конечно, понравился, даже очень. Но это же не повод сразу замуж выходить! Стали встречаться. Он поселился в общежитии, устроился на работу в местную ПМК, туда, где мой отчим работал. С мамой познакомился. Как-то незаметно просочился в наш дом. И двух месяцев не прошло, а родители меня уже уговаривали соглашаться. Я, конечно, влюбилась. Или думала, что влюбилась. Так все быстро. У него вообще все было быстро. Когда подавали заявление, он удивил всех тем, что хотел взять мою фамилию.

– Я тебе потом объясню, зачем ему это было нужно.

– Да я со временем и сама стала догадываться. Скрывался он от кого-то. Боялся очень. Это днем он королем ходил, а ночью от каждого шороха вздрагивал. Мы прожили с ним около пяти лет. В принципе, все было бы неплохо, если бы не этот страх. Он не отпускал его. И он бежал. Бежал все время. И мы с Захаркой за ним. Где мы только не жили… И на Восток ездили, он в артель устроился золото добывать. И сезона не пробыли там. Встретил кого-то и опять в бега… Я виновата, мне бы раньше догадаться, отстать от него, может все бы и наладилось у него. Да где там, как же я своего любимого мужа оставлю, он без меня пропадет.

Она вытерла слёзы. Помолчала.

– На БАМе были. Последняя поездка была у нас на юг. Хотели отдохнуть, и, если получиться, устроиться на работу. Вот эта фотография, что у тебя, оттуда. Сочи. Солнечный Сочи. Там он нас и бросил. – Она смахнула набежавшую слезу, всхлипнула. – Просто ушел однажды в киоск воды купить и не вернулся. Я тогда, чуть с ума не сошла. Милицию на ноги подняла, сначала думали – утонул. А потом мне сообщили, что видели похожего человека на вокзале, когда он билет на поезд покупал до Ярославля. И нашлись свидетели, которые видели, как он уезжал – без вещей, как был, в шортах и футболке. Я за эти три дня, что его искали, всю нашу совместную жизнь перебрала. Сначала себя винила, что не сдерживалась, постоянно одергивала его – что ты боишься, что ты постоянно оглядываешься? А потом решила, веская, видать, была причина бояться, если он смог нас вот так бросить. В чужом городе, без своего угла, без лишней копейки денег. Не знаю как меня, а сына он очень сильно любил. Если бы не этот непонятный страх, он был бы идеальным отцом, – она опять вытерла слезы. – Да что говорить об этом. Ушло все. И его больше нет. Захарке я объяснила, когда подрос, что папа был моряком и пропал в море. Мы придумали, что во время шторма его смыло волной, и он оказался на необитаемом острове. А наши корабли туда не пристают, поэтому он там и живет. Но когда-нибудь обязательно вернется.

– Да, история. Наделал мой братец делов. Встретил бы его сейчас, сказал бы…

Помолчали. Лиля вытерла слезы.

– Твоя очередь. Рассказывай.

В прихожей стукнула дверь.

– Мам, вы где? – позвал Захар.

Лиля вышла в прихожую. Сын держал за плечи заплаканную девушку.

– Мам, можно, Марина у нас переночует? А то, тетя Маша на работе, а я ее одну с ними не хочу оставлять – они там целый сабантуй устроили.

– Что ты спрашиваешь? Сразу надо было прийти.

Она обняла девушку, успокоила:

– Что ты, солнышко. Все хорошо. Погуляют и разойдутся. Мама завтра с работы придет, всех похмелит, мало не покажется.

– Тетя Лиля, спасибо, но я не могу у Вас ночевать, меня мама прибьет, когда узнает.

– Давай ей позвоним.

– Я звонила, она трубку не берет, занята, наверное.

– Ну что такое, опять слезы. Давай мы так сделаем – будешь спать со мной. За это тебя мама не прибьет?

Девушка отрицательно покачала головой.

– Замечательно. Съедите еще что-нибудь?

– Да, мам, – парень уже гремел посудой на кухне. Лиля вернулась в гостиную, поглядела внимательно на Виктора, спросила:

– Нет, Лиль, правда, все хорошо. Не смотри на меня так. У тебя не взгляд, а рентген, ничего не скроешь, – он смутился еще больше. – Правда, так даже лучше. Нам есть о чем подумать обоим…

– Ты себя успокаиваешь, или меня?

– Да, трудненько мне тебя будет обманывать, придется жить честно. Ты же сама все понимаешь… – он от смущения готов был провалиться сквозь землю, – я вчерашнюю ночь чуть пережил. Лежать с тобой в одной постели и не сметь обнять…

– Извини, но сегодня я опять не смогу оправдать твоих надежд.

Внезапно он привлек ее к себе и поцеловал. С опаской отстранился. А она сидела с закрытыми глазами и улыбалась. Потом посмотрела на него:

– А ведь ты целовал меня вчера, я помню вкус твоих губ.

– Я так, немного, не сдержался.

– Смешной ты, – Лиля поднялась. – Мороженое будешь?

– Да. Ты иди, я сейчас приду.

Она посмотрела на него внимательно, опять улыбнулась и ушла на кухню.

Он вертелся полночи, никак не мог заснуть. Мысли роились в голове, как пчелы. Как ей все рассказать? Поймет ли? Понять-то поймет, а вот как потом к нему отнесется? А если прогонит? Как потом жить без нее? Надо было так влюбиться! Как пацан, честное слово.

Он закрыл глаза – перед ним тут же появилась Лиля с младенцем на руках. Она кормила ребенка грудью, но внезапно появились люди в черных масках, отобрали ребенка. Лиля плакала, вырывалась. Один из мужчин ударил ее по лицу, затем насильно увел и затолкал в машину.

Виктор внезапно проснулся, он был весь в поту, сердце бешено колотилось. Он тихо встал, осторожно прошел на кухню, открыл кран. Выпил воды и смыл с лица остатки сна и беспокойства.

В доме было тихо. Он взял сигареты, вышел на крыльцо, закурил. У соседнего дома залаяла собака. Через минуту в ворота постучали. Он открыл.

Незнакомая женщина пыталась отстранить его и пройти:

– Пропустите меня немедленно? Где моя дочь?

– Вы, наверное, Маша, Маринина мама?

– Да, а Вы кто такой?

– Я Виктор. А Марина спит. Лиля говорила, что Вы сегодня на дежурстве, у Вас что-то случилось?

– Как где? В доме, с Лилей. Чем Вы так расстроены? Пройдите, присядьте на крыльцо, я Вам сейчас воды принесу.

Женщина устало опустилась на ступеньку, он прошел в дом. В дверях столкнулся с хозяйкой.

– Ты почему не спишь? Мне показалось, кто-то приходил?

– Там Маша на крыльце.

– А что вы впотьмах-то, свет включи. – Она вышла на улицу. – Маш, что случилось? Что ты прибежала? Твой что-нибудь натворил?

– Здравствуй, Лилечка. Дура, вот и прибежала!

Виктор вынес воды, сел рядом.

– Вы извините, что подняла. Мой напился и весь телефон разбил – где ты шляешься, дочь из дому ушла, а тебе и дела нет. Вот я все бросила и прибежала.

– Да почему ушла-то? Стас там с мужиками гулянку устроил, а Захар не стал Марину с ними оставлять, он же знает, что они ей спать не дадут. Вот и привел ее к нам. Она звонила тебе, не могла дозвониться.

– Да, я видела пропущенные звонки. Я на операции была.

– Да, женщина с внематочной поступила. Я так устала. Ладно, пора идти опять на работу. Мужиков разогнала, своему накостыляла, вас разбудила – все дела сделала.

– Я не спал. Хотите, я Вас отвезу?

– Точно, Маш, пойдем, я тебя покормлю, а потом Витя тебя отвезет.

– Да бросьте, я все равно спать не могу.

– А что это ты спать не можешь? – удивилась хозяйка дома.

– Я тебе потом объясню. Пойду, чайник поставлю. – Мужчина ушел в дом.

Мария, с любопытством, уставилась на подругу:

– Слушай, откуда он взялся? Такой классный мужик!

– Так это же сразу видно! Мне кажется, это он из-за тебя не спит.

– Слушай, подруга. Ты, похоже, совсем одичала. Неужели не видишь, он тебя сейчас глазами чуть не съел.

– Да брось ты! Пошли, покормлю тебя, выдумщица.

Мария прошла в комнату, поцеловала спящую дочь.

– Борщ тебе разогреть?

– Нет, Лилечка, я чашку чая и все.

– Вить, а ты съешь что-нибудь?

– Достань колбаски и тортик.

Через несколько минут, Виктор и Лиля отвезли соседку в больницу. Когда Маша вышла и скрылась за дверью приёмного покоя больницы, мужчина несколько смущенно спросил:

– Лиль, ты сильно спать хочешь?

– Может, прокатимся, покажешь мне ночную жизнь вашего села.

– Давай прокатимся, хотя, что тут смотреть, ночью-то? У нас и днем особо разглядывать нечего.

Проехав несколько улиц, Виктор свернул в темный переулок. Остановился. Лиля пыталась оглядеться вокруг, узнать, где они находятся.

Но горячие жадные губы ее спутника вернули ее сначала в машину, а потом унесли в страну желаний и страстей.

Источник:

www.litres.ru

Людмила Викторовна Шилова Анапа, Аллергия И Любовь. Повесть И Рассказы в городе Ижевск

В представленном интернет каталоге вы сможете найти Людмила Викторовна Шилова Анапа, Аллергия И Любовь. Повесть И Рассказы по доступной стоимости, сравнить цены, а также посмотреть похожие предложения в категории Художественная литература. Ознакомиться с характеристиками, ценами и обзорами товара. Транспортировка осуществляется в любой населённый пункт России, например: Ижевск, Тюмень, Ульяновск.