Книжный каталог

Даймонд, Джаред Мир Позавчера

Перейти в магазин

Сравнить цены

Описание

Международные авиарейсы, компьютеры, всеобщая грамотность, ожирение… Все эти приметы современного общества кажутся нам такими естественными! А так уж велика пропасть, отделяющая нас от наших первобытных предков?.. Традиционные общества Новой Гвинеи, Амазонии, пустыни Калахари и других затерянных уголков планеты напоминают нам, что время на часах эволюции течет стремительно и что все блага цивилизации мы приобрели только вчера. А что же было до этого?..

Сравнить Цены

Предложения интернет-магазинов
Даймонд, Джаред Мир позавчера Даймонд, Джаред Мир позавчера 683 р. bookvoed.ru В магазин >>
Джаред Даймонд Ружья, микробы и сталь. История человеческих сообществ Джаред Даймонд Ружья, микробы и сталь. История человеческих сообществ 364 р. litres.ru В магазин >>
Даймонд, Джаред Ружья, микробы и сталь: история человеческих сообществ Даймонд, Джаред Ружья, микробы и сталь: история человеческих сообществ 234 р. bookvoed.ru В магазин >>
Даймонд Джаред Аудиокн. Даймонд. Почему нам так нравится секс Даймонд Джаред Аудиокн. Даймонд. Почему нам так нравится секс 240 р. book24.ru В магазин >>
Джаред Даймонд Почему нам так нравится секс Джаред Даймонд Почему нам так нравится секс 160 р. litres.ru В магазин >>
Даймонд, Джаред Цивилизация Даймонд Ружья, микробы и сталь: история человеческих сообществ Даймонд, Джаред Цивилизация Даймонд Ружья, микробы и сталь: история человеческих сообществ 853 р. bookvoed.ru В магазин >>
Даймонд Д. Ружья, микробы и сталь: история человеческих сообществ Даймонд Д. Ружья, микробы и сталь: история человеческих сообществ 170 р. book24.ru В магазин >>

Статьи, обзоры книги, новости

Джаред Даймонд: Мир позавчера

Джаред Даймонд: Мир позавчера. Чему нас могут научить люди, до сих пор живущие в каменном веке Читать онлайн

Международные авиарейсы, компьютеры, всеобщая грамотность, ожирение… Все эти приметы современного общества кажутся нам такими естественными! А так уж велика пропасть, отделяющая нас от наших первобытных предков? Традиционные общества Новой Гвинеи, Амазонии, пустыни Калахари и других затерянных уголков планеты напоминают нам, что время на часах эволюции течет стремительно и что все блага цивилизации мы приобрели только вчера. А что же было до этого?

  • Джаред Даймонд: Мир позавчера. Чему нас могут научить люди, до сих пор живущие в каменном веке Читать онлайн в PDF
  • Джаред Даймонд: Мир позавчера. Чему нас могут научить люди, до сих пор живущие в каменном веке Читать онлайн в doc.prc
  • Джаред Даймонд: Мир позавчера. Чему нас могут научить люди, до сих пор живущие в каменном веке Читать онлайн в epub
  • Джаред Даймонд: Мир позавчера. Чему нас могут научить люди, до сих пор живущие в каменном веке Читать онлайн в fb2
  • Джаред Даймонд: Мир позавчера. Чему нас могут научить люди, до сих пор живущие в каменном веке Читать онлайн в htm
  • Джаред Даймонд: Мир позавчера. Чему нас могут научить люди, до сих пор живущие в каменном веке Читать онлайн в ios.epub
  • Джаред Даймонд: Мир позавчера. Чему нас могут научить люди, до сих пор живущие в каменном веке Читать онлайн в isilo3
  • Джаред Даймонд: Мир позавчера. Чему нас могут научить люди, до сих пор живущие в каменном веке Читать онлайн в java
  • Джаред Даймонд: Мир позавчера. Чему нас могут научить люди, до сих пор живущие в каменном веке Читать онлайн в lit
  • Джаред Даймонд: Мир позавчера. Чему нас могут научить люди, до сих пор живущие в каменном веке Читать онлайн в lrf
  • Джаред Даймонд: Мир позавчера. Чему нас могут научить люди, до сих пор живущие в каменном веке Читать онлайн в mobi.prc
  • Джаред Даймонд: Мир позавчера. Чему нас могут научить люди, до сих пор живущие в каменном веке Читать онлайн в rb
  • Джаред Даймонд: Мир позавчера. Чему нас могут научить люди, до сих пор живущие в каменном веке Читать онлайн в rtf
  • Джаред Даймонд: Мир позавчера. Чему нас могут научить люди, до сих пор живущие в каменном веке Читать онлайн в txt
Международные авиарейсы, компьютеры, всеобщая грамотность, ожирение… Все эти приметы современного общества кажутся нам такими естественными! А так уж велика пропасть, отделяющая нас от наших первобытных предков? Традиционные общества Новой Гвинеи, Амазонии, пустыни Калахари и других затерянных уголков планеты напоминают нам, что время на часах эволюции течет стремительно и что все блага цивилизации мы приобрели только вчера. А что же было до этого?

Почему европейская, а позже и евро-атлантическая цивилизация добились самых грандиозных успехов в истории человечества? Почему именно Европа, сначала самостоятельно, а позднее - вместе с Соединенными Штатами Америки, создала тот мир, в котором мы живем сейчас? Что предопределило мировую гегемонию европейского мировоззрения - промышленность, сила оружия или нечто иное? И какое влияние на мировоззрение не только отдельного человека, но и целых народов и даже рас оказывает окружающая среда? Обо всем этом и многом другом рассуждает в своей книге Джаред Даймонд - автор, удостоенный Пулитцеровской премии.

Источник:

leka-fleurs.ru

Книга: Даймонд, Джаред

Книга: Даймонд, Джаред «Мир позавчера»

Серия: "цивилизация: рождение, жизнь, смерть"

Международные авиарейсы, компьютеры, всеобщая грамотность, ожирение… Все эти приметы современного общества кажутся нам такими естественными! А так уж велика пропасть, отделяющая нас от наших первобытных предков. Традиционные общества Новой Гвинеи, Амазонии, пустыни Калахари и других затерянных уголков планеты напоминаютнам, что время на часах эволюции течет стремительно и что все блага цивилизации мы приобрели только вчера. А что же было до этого.

Издательство: "АСТ" (2016)

Формат: 218.00mm x 142.00mm x 33.00mm, 672 стр.

Даймонд, Джаред

Джаред Даймонд в 2007 году

В 1997 году он получил Пулитцеровскую премию за книгу «Ружья, микробы и сталь», в которой комплексно исследовал географические, культурные, экологические и технологические факторы, приведшие к доминированию западной цивилизации во всем мире. Отстаивая географический детерминизм в объяснении успеха Европы, Даймонд опровергает расистские стереотипы об обществах, подобных народам Папуа-Новой Гвинеи. По мотивам книги в 2005 году был снят документальный фильм производства National Geographic. Основные идеи автора, изложенные в «Ружьях, микробах и стали», получили развитие в книге «Коллапс: почему одни общества выживают, а другие умирают». В ней он рассматривает факторы, стоящие за упадком древних культур. В качестве примеров использованы сообщества гренландских инуитов и норманнов, полинезийцев острова Пасхи и острова Питкэрн, народа анасази; поднимаются и проблемы современных народов — рассмотрены геноцид в Руанде, отставание Гаити от более успешных соседей и т. д.

Родился в семье известного педиатра Луиса Даймонда и Флоры Каплан.

  • 1992 «Третий шимпанзе: Эволюция и перспективы человеческого животного» (The Third Chimpanzee: The Evolution and Future of the Human Animal)
  • 1997 «Почему нам так нравится секс? Эволюция сексуальности человека» (Why is Sex Fun? The Evolution of Human Sexuality)
  • 1997 «Ружья, микробы и сталь: Судьбы человеческих обществ» (Guns, Germs, and Steel: The Fates of Human Societies)
    • Глава 9. Зебры, несчастливые браки и принцип «Анны Карениной»
  • 2005 «Коллапс: почему одни общества выживают, а другие умирают» (Collapse: How Societies Choose to Fail or Succeed)
  • Джаред Даймонд на сайте географического факультета Калифорнийского университета в Лос-Анджелесе
  • Биография Даймонда на сайте журнала The Edge
  • Джаред Даймонд: видеопрезентация книги «Коллапс» — видеозапись выступления в институте Земли Колумбийского университета в апреле 2007 года
  • Джаред Даймонд, linguist, molecular physiologist, bio-geographer, etc. / UCLA Spotlight
  • Джаред ДаймондCharlie Rose, 24 января 2005 года
  • К. Еськов.Карандашные пометки биолога на полях книги Джареда Даймонда «Ружья, микробы и сталь. Судьбы человеческих обществ» // «Троицкий вариант» № 55, c. 10-11 (2010).
Другие книги схожей тематики: См. также в других словарях:

ДЕНЬ — Банный день. Жарг. авиа. Шутл. 1. Нелётная погода, когда нет полетов. 2. Пьянка летчиков в нелётную погоду. /em> От радостного восклицания: “Сегодня ж банный (жбанный) день!” БСРЖ, 153. Беречь на чёрный день что. Разг. Запасать что л. для… … Большой словарь русских поговорок

Путеводитель — Путеводитель состоит из десяти статей, суммирующих взгляды Лема по тем вопросам, к которым он неоднократно обращался в своих текстах и к которым подходил, как к проблемам. Частота обращения сама по себе не может быть аргументом у Лема есть… … Мир Лема - словарь и путеводитель

Лауреаты Государственной премии СССР в области литературы, искусства и архитектуры — Список лауреатов Сталинской премии см. в статье Сталинская премия. Лауреаты Государственной премии СССР Список полный. Содержание 1 1967 2 1968 3 1969 4 1970 … Википедия

Краткая хроника литературной жизни Советского Союза 1970—1983 — 1970 Январь. Печатается повесть Ч. Айтматова «Белый пароход». 11 12 февраля. Совещание на тему «Советский рабочий и его образ в нашей многонациональной литературе» (Минск). 1 марта 17 мая. Праздник искусств народов СССР, посвященный 100?летию со … Литературный энциклопедический словарь

Искусственная нейронная сеть — У этого термина существуют и другие значения, см. Нейронная сеть (значения). Схема простой нейросети. Зелёным цветом обозначены входные нейроны, голубым скрытые нейроны, жёлтым  выходной нейрон … Википедия

Искусственная нейросеть — Запрос «Нейронная сеть» перенаправляется сюда. Cм. также другие значения. Схема простой нейросети. Зелёным обозначены входные элементы, жёлтым выходной элемент Искусственные нейронные сети (ИНС) математические модели, а также их программные или… … Википедия

Нейронные сети — Запрос «Нейронная сеть» перенаправляется сюда. Cм. также другие значения. Схема простой нейросети. Зелёным обозначены входные элементы, жёлтым выходной элемент Искусственные нейронные сети (ИНС) математические модели, а также их программные или… … Википедия

Нейросети — Запрос «Нейронная сеть» перенаправляется сюда. Cм. также другие значения. Схема простой нейросети. Зелёным обозначены входные элементы, жёлтым выходной элемент Искусственные нейронные сети (ИНС) математические модели, а также их программные или… … Википедия

Нейросеть — Запрос «Нейронная сеть» перенаправляется сюда. Cм. также другие значения. Схема простой нейросети. Зелёным обозначены входные элементы, жёлтым выходной элемент Искусственные нейронные сети (ИНС) математические модели, а также их программные или… … Википедия

БЕЛЫЙ Андрей — (Борис Николаевич Бугаев) (1880 1934), русский поэт, писатель, литературовед и философ, оказавший значительное влияние на творчество Булгакова. Родился 14 октября (26 октября) 1880 г. в семье профессора математики Московского университета … Энциклопедия Булгакова

Мы используем куки для наилучшего представления нашего сайта. Продолжая использовать данный сайт, вы соглашаетесь с этим. Хорошо

Источник:

books.academic.ru

The Prime Russian Magazine, Мир позавчера

The Prime Russian Magazine основные теги: Мир позавчера

Джаред Даймонд , американский географ и антрополог, автор бестселлеров «Ружья, микробы, сталь» и «Коллапс», написал новую книгу «Мир позавчера» — о том, что многочисленные народности мира могут предложить нам самые разнообразные способы воспитания детей, разрешения конфликтов, обустройства личного пространства и лечения страхов, совершенно отличные от общепринятых на Западе. Традиционные общества, по Даймонду , это в первую очередь обширнейший источник информации к самому практическому размышлению, которую традиционно же загоняют в гетто этнографического любопытства. Русский перевод выходит в апреле (издательство АСТ, редакция «Неоклассик»). C любезного разрешения издательства PRM печатает отрывок из главы «Воспитание детей».

  • Во время одного из визитов на Новую Гвинею я познакомился с молодым человеком по имени Эну, история жизни которого показалась мне примечательной. Эну вырос в местности, где воспитание детей было очень репрессивным, где дети несли тяжелую ношу обязанностей и чувства вины. Когда Эну исполнилось пять лет, он решил, что такой жизни с него хватит. Он покинул своих родителей и большинство родственников и переселился в другое племя, в деревню, где жили его родичи, выразившие готовность о нем заботиться. Там Эну оказался в обществе, где практиковалось невмешательство — нечто прямо противоположное обычаям его родной общины. Считалось, что маленькие дети сами несут ответственность за свои действия, им разрешалось делать все, что они хотят. Например, если малыш играл рядом с огнем, взрослые не вмешивались. В результате у многих взрослых в деревне были следы ожогов — наследие их поведения в детстве.

    Оба стиля воспитания ребенка сегодня были бы с ужасом отвергнуты в индустриальных странах Запада. Однако традиция оставлять детей в покое, принятая в деревне, усыновившей Эну, не представляет собой нечто необычное по стандартам охотников-собирателей, в сообществах которых дети рассматриваются как самостоятельные индивиды, желания которых не следует ограничивать и которым разрешается играть с опасными предметами, такими как острые ножи, горячие горшки или огонь.

    Почему нас должны интересовать методы воспитания детей в традиционных сообществах — обществах охотников-собирателей, огородников, пастухов? Один ответ имеет академический характер: дети в этих обществах составляют до половины населения. Социолог, который игнорирует половину членов какого?либо общества, не может претендовать на понимание этого общества. Другой академический ответ заключается в том, что любой аспект жизни взрослого человека включает в себя в качестве компонента результат определенного развития. Нельзя понять отношение общества к разрешению споров или к браку, не зная, как взгляд на эти стороны жизни усваивается детьми в процессе социализации.

    Несмотря на веские причины интересоваться воспитанием детей в незападных обществах, это воспитание изучалось гораздо меньше, чем оно того заслуживает. Отчасти проблема заключается в том, что многие исследователи, отправляющиеся изучать другие культуры, молоды, не имеют собственных детей, опыта разговоров с детьми и наблюдений за ними и поэтому в основном описывают и интервьюируют взрослых. Антропология, образование, психология и другие академические дисциплины имеют собственную идеологию и в результате в каждый данный момент сосредоточивают внимание на определенном наборе тем для исследования; этим объясняются шоры, заслоняющие те феномены, которые признаются не стоящими изучения.

    Даже те исследования возрастного развития, которые считаются кросскультурными, то есть сравнивающие немецких, американских, японских и китайских детей, на самом деле охватывают общества, представляющие один и тот же тонкий сектор разнообразия человеческих культур. Все эти общества похожи тем, что для них характерны централизованное правительство, экономическая специализация и социально-экономическое неравенство, а все это совершенно нетипично для множества других человеческих культур. В результате современные государства используют ограниченный набор методов воспитания детей, и эти методы, если взглянуть на них в исторической перспективе, весьма необычны. Они включают школьное обучение, направляемое государством (в противоположность обучению как части повседневной жизни и игры), защиту детей полицией, а не только родителями, одновозрастные игровые группы (в отличие от традиционного общества, где дети всех возрастов обычно играют вместе), отдельные помещения для сна для родителей и детей (в отличие от сна в общей постели) и кормление младенца матерью (если вообще мать кормит его грудью) по расписанию, часто определяемому матерью, а не ребенком.

    В результате обобщения, которые делали в отношении детей Жан Пиаже, Эрик Эриксон, Зигмунд Фрейд, многие педиатры и детские психологи, по большей части опираются на исследования W. E. I. R.D.?обществ 1 , в основном на изучение студентов колледжей и детей профессоров, а затем эти обобщения были необоснованно распространены на весь мир. Например, Фрейд подчеркивал роль сексуального влечения и его частой неудовлетворенности. Однако такой психоаналитический подход неприменим к изучению боливийских индейцев сириано, как и многих других традиционных сообществ, в которых у человека всегда находятся покладистые сексуальные партнеры, но где зато обычен голод, а поиск пищи постоянно сопровождается неудачами и разочарованиями. Популярные в прошлом на Западе педагогические теории, подчеркивавшие потребность ребенка в любви и эмоциональной поддержке, рассматривали широко распространенную в других сообществах практику грудного кормления по требованию младенца как чрезмерное потворство и обозначали его фрейдистским термином «излишнее удовлетворение на оральной стадии психосексуального развития». Однако, как мы увидим, кормление грудью по требованию младенца было в прошлом почти общепринятым обычаем, и в пользу такого подхода есть много аргументов. Современная же западная практика грудного кормления с большими интервалами (ради удобства матери) — в исторической перспективе редкое исключение.

    W.E.I.R.D. — сокращение от англ. слов western, educated, industrial, rich, democratic (западное, образованное, индустриальное, богатое, демократическое [общество]). — Примеч. пер.

    Независимость ребенка

    Насколько дети свободны, насколько их следует поощрять при исследовании окружающей среды? Разрешается ли детям подвергать себя опасности с расчетом на то, что они будут учиться на своих ошибках? Или же родители должны оберегать своих детей, пресекать опасные исследования и препятствовать детям, если те начинают делать что?то, что может представлять для них угрозу? Ответы на эти вопросы меняются от общества к обществу. Впрочем, некоторое обобщение возможно: личная независимость, даже применительно к детям, более ценится в группах охотников-собирателей, чем в государствах; государство считает, что несет ответственность за детей, не хочет, чтобы они пострадали, делая, что им заблагорассудится, и запрещает родителям допускать ситуации, в которых ребенок может нанести себе ущерб. Я пишу эти строки как раз после того, как сел в арендованный в аэропорту автомобиль. Объявление в автобусе, перевозившем нас от багажного отделения к прокатной конторе, предупреждало: «Согласно федеральному закону дети до пяти лет или весящие меньше 80 фунтов могут перевозиться только на одобренных законом детских сиденьях». Охотники-собиратели сочли бы, что этот вопрос не касается никого, кроме самого ребенка или, может быть, его родителей и членов группы, но уж никак не какого?то бюрократа. Рискуя сделать чрезмерно широкое обобщение, можно сказать, что охотники-собиратели глубоко преданы идее равенства и поэтому не указывают никому, даже ребенку, что тому следует делать. Продолжая расширять это обобщение, можно утверждать, что малочисленные сообщества вовсе не в такой степени, как мы, современные представители W. E. I. R.D.?обществ, убеждены, что родители отвечают за развитие ребенка и что они могут влиять на то, что из ребенка вырастет.

    Тема независимости подчеркивается многими исследователями, наблюдавшими за охотниками-собирателями. Например, дети пигмеев ака имеют доступ к тем же ресурсам, что и взрослые, в то время как в Соединенных Штатах существует многое, что доступно только взрослым и запрещено для маленьких детей, — оружие, алкоголь или бьющиеся предметы. У народности марту из пустыни Западной Австралии худшая обида — навязать ребенку свою волю, даже если ребенку всего три года. Индейцы пираха видят в детях обычных человеческих существ, с которыми не нужно нянчиться и которых не нужно особо защищать. По словам Дэниела Эверетта, «с ними [детьми пираха] обходятся справедливо и с учетом их размера и относительной физической слабости, но в целом они не рассматриваются как качественно отличающиеся от взрослых. В воспитании детей пираха чувствуется намек на дарвинизм. В результате такого поведения родителей вырастают очень выносливые и жизнерадостные взрослые, не считающие, что кто?то им что?то должен. Пираха знают, что ежедневное выживание зависит от их личных умений и стойкости. Взгляд пираха на детей как на равных членов общества означает, что не существует запретов для детей, которые в равной мере не распространялись бы на взрослых, и наоборот. Они сами решают, делать им или не делать того, что от них ожидает община. Со временем дети усваивают, что в их собственных интересах прислушиваться к родителям».

    Некоторые охотники-собиратели и жители малочисленных крестьянских общин не вмешиваются, когда дети и даже младенцы совершают опасные поступки, которые могут им повредить (западным родителям подобные случаи обеспечили бы судебное преследование). Я уже упоминал о том, как удивился, узнав, что следы ожогов у многих взрослых из племени новогвинейских горцев, усыновившего Эну, — следствие детских игр с огнем; родители полагали, что автономность малыша дает ему право обжигаться и терпеть последствия. Младенцам хадза разрешается хватать и сосать острые ножи. А вот какой случай Дэниел Эверетт наблюдал среди индейцев пираха: «Мы заметили, что в хижине позади мужчины, которого мы интервьюировали, сидит малыш лет двух. Ребенок играл с острым кухонным ножом примерно девяти дюймов в длину. Он размахивал клинком, который часто оказывался близко от его глаз, груди, рук и других частей тела, которые было бы нежелательно отрезать или проткнуть. Однако особенное наше внимание привлекло то, что, когда малыш выронил нож, его мать, разговаривавшая с кем?то, небрежно потянулась к ножу и, не прерывая разговора, снова вручила его ребенку. Никто не предупредил малыша, что ножом можно порезаться. С этим ребенком при нас ничего не случилось, но мне приходилось видеть других детей пираха, наносивших себе серьезные раны ножами».

    Впрочем, не все малочисленные народности позволяют детям свободно обследовать окружающую среду и совершать опасные поступки. Различия в степени свободы, которой пользуются дети, можно, как мне кажется, объяснить с нескольких позиций. Две из них я уже упоминал, рассказывая о том, что дети скотоводов и земледельцев подвергаются телесным наказаниям чаще, чем дети охотников-собирателей. Если сообщества охотников-собирателей достаточно эгалитарны, то в обществах, занятых сельским хозяйством, мужчины и женщины, а также старшие и младшие пользуются разными правами. У охотников-собирателей, как правило, меньше ценного имущества, которое ребенок мог бы повредить, чем у земледельцев и скотоводов. Оба эти обстоятельства могут способствовать тому, что дети охотников-собирателей пользуются большей свободой.

    Кроме того, степень свободы детей может отчасти определяться тем, насколько опасна (или считается опасной) окружающая среда. В некоторых случаях она относительно безопасна, но в других дети подвергаются угрозе со стороны или природных факторов, или других людей. Наиболее опасны тропические дождевые леса Нового Света, кишащие кусачими, жалящими, ядовитыми пауками и насекомыми (бродячими муравьями, пчелами, осами и скорпионами), опасными млекопитающими (ягуарами, пекари, пумами), крупными ядовитыми змеями (копьеголовыми гадюками и бушмейстерами) и жгучими растениями. Опасны, хотя и не в такой степени, как тропический дождевой лес, пустыня Калахари, Арктика и болота дельты Окаванго. Дети !кунг играют группами, за которыми на первый взгляд небрежно, но эффективно присматривают взрослые: дети обычно находятся на глазах у людей в лагере. В Арктике нельзя позволить детям бегать везде, где им угодно, из?за опасности непредвиденных происшествий, в результате которых можно получить простуду или обморожение. Девочкам из болотистой дельты Окаванго в Южной Африке разрешается ловить рыбу корзинами, но они должны оставаться недалеко от берега, чтобы не стать жертвой крокодила, гиппопотама, слона или буйвола. Есть примеры и более умеренных запретов: четырехлетние малыши пигмеев ака в Центральной Африке, хотя им одним и не позволено одним заходить глубоко в джунгли, могут ходить туда с десятилетними детьми, несмотря на опасность встречи леопарда или слона.

    Разновозрастные группы

    На американском фронтире, где население было редким, школьное здание, состоящее из одной комнаты, было обычным явлением. Поскольку на расстоянии, которое можно было ежедневно преодолевать, жило совсем немного детей, школы могли позволить себе только единственный класс и единственного учителя и дети всех возрастов должны были обучаться вместе в одной комнате. Однако школа из одной комнаты для современных Соединенных Штатов — лишь романтическое воспоминание о прошлом (за исключением малонаселенных сельских районов). Вместо этого во всех городах и в сельской местности с умеренно плотным населением дети учатся и играют в одновозрастных группах. Школьные классы подбираются по возрасту, так что одноклассники отличаются друг от друга не больше чем на год. Группы детей на игровых площадках не так строго разделяются по возрасту; однако в густонаселенных районах достаточно детей, живущих по соседству, чтобы двенадцатилетним не приходилось играть с трехлетними. Такая норма объединения детей близкого возраста свойственна не только современным обществам, имеющим государственное управление и школы, но и многолюдным догосударственным общностям вследствие одного и того же основополагающего демографического факта: наличия множества детей близкого возраста, живущих по соседству. Например, многие африканские вождества имеют или имели возрастные когорты, в которых дети близкого возраста одновременно проходили инициацию или обрезание, а у зулусов воинские отряды формировались из мальчиков одного и того же возраста.

    Однако другие демографические реалии приводят к другому результату в малочисленных сообществах, напоминающих школы, состоящие из одной комнаты. В типичной группе охотников-собирателей из 30 человек насчитывается в среднем только около дюжины детей, не достигших подросткового возраста, причем детей обоих полов и разных возрастов. Поэтому невозможно создать игровые группы детей близкого возраста, как это бывает в больших поселениях, и все дети образуют единую разновозрастную игровую группу. Такие наблюдения делались применительно ко всем изучавшимся малочисленным сообществам охотников-собирателей.

    И младшие, и старшие дети в таких разновозрастных игровых группах выигрывают от совместного времяпрепровождения. Младшие быстрее социализируются благодаря тому, что общаются не только со взрослыми, но и со старшими детьми, а старшие приобретают опыт ухода за малышами. Приобретение такого опыта объясняет, почему охотники-собиратели делаются умелыми родителями уже в юном возрасте. Хотя в западном обществе тоже много родителей-подростков, к тому же не состоящих в браке, они оказываются не лучшими родителями из?за своих неопытности и незрелости. В малочисленных же сообществах подросток, став родителем, уже много лет до этого принимал участие в уходе за малышами.

    Например, когда я вел исследования в глухой новогвинейской деревушке, 12?летняя девочка по имени Дарси была назначена мне в поварихи. Когда я вернулся в эту деревню через два года, выяснилось, что за это время Дарси вышла замуж и теперь, в возрасте 14 лет, держала на руках своего первого ребенка. Сначала я подумал, что в отношении ее возраста наверняка произошла ошибка и что на самом деле ей лет 16 – 17. Однако отец Дарси был как раз тем человеком, который вел в деревне записи рождений и смертей, и он лично зафиксировал дату ее рождения. Я тогда подумал: как может девочка 14 лет от роду быть умелой матерью? В Соединенных Штатах мужчине было бы запрещено законом жениться на столь юной девушке. Однако Дарси уверенно управлялась со своим младенцем, ничуть не уступая более старшим матерям в деревне. В конце концов я сообразил, что Дарси уже на протяжении нескольких лет ухаживала за малышами. В свои 14 лет она была лучше подготовлена к роли родителя, чем я, когда впервые стал отцом в 49 лет.

    Еще одним явлением, на которое влияет существование разновозрастных игровых групп, оказывается добрачный секс, о котором сообщают все исследователи маленьких групп охотников-собирателей. В большинстве крупных человеческих обществ какие?то действия считаются приемлемыми для мальчиков, а какие?то — для девочек. В таких обществах поощряются раздельные игры мальчиков и девочек; и тех и других в обществе достаточно, чтобы можно было образовывать однополые игровые группы. Однако такое невозможно в общине, где детей всех возрастов всего около дюжины. Поскольку дети охотников-собирателей спят вместе с родителями — в одной хижине или даже в одной постели, — уединения не существует. Дети видят, как их родители занимаются сексом. На Тробрианских островах Малиновскому 2 рассказывали, что родители не прибегают к каким?то специальным мерам, чтобы не дать детям наблюдать за половым актом родителей: подглядывающего ребенка просто ругают и велят накрыть голову подстилкой. Как только дети подрастают достаточно, чтобы присоединиться к игровой группе, они включаются в игры, которые имитируют различные действия взрослых, в том числе, конечно, и секс. Взрослые или вообще не вмешиваются в сексуальные игры детей, или запрещают, как, например, !кунг, когда имитация совокупления становится особенно очевидной. Так или иначе, сексуальное экспериментирование считается неизбежным и нормальным. Взрослые !кунг и сами так себя вели, будучи детьми, а дети часто играют не на виду у родителей, и те не видят их сексуальных игр. Во многих сообществах, таких как сирионо, пираха или новогвинейские горцы, сексуальные игры взрослых с детьми также считаются допустимыми.

    Британский антрополог и этнограф (1884–1942).

    Игры и обучение ребенка

    После первой ночи, проведенной мной в деревне новозеландских горцев, я проснулся утром под крики деревенских мальчишек, играющих около моей хижины. Вместо того чтобы играть в классики или возить машинки, они играли в межплеменную войну. У каждого мальчика были маленький лук и колчан со стрелами, оперенными метелками травы; при попадании «воин» испытывал боль, но вреда стрелы не причиняли. Дети разделились на две группы и стреляли друг в друга. Члены каждой группы старались подойти к «врагу», чтобы выстрелить в упор, при этом кидались из стороны в сторону, чтобы самим не оказаться пораженными, а потом быстро отбегали назад за новой стрелой. Это была реалистичная имитация настоящей войны горцев за тем исключением, что попадания стрел не были смертельными, участвовали в войне мальчики, а не взрослые, все они были жителями одной деревни и сражение сопровождалось смехом.

    Эта «война», которая ввела меня в жизнь новогвинейских горцев, представляет собой типичный пример так называемой образовательной игры, распространенной среди детей всего мира. Многие детские игры — имитация действий взрослых, которые дети видят или о которых им рассказывали. Дети играют ради забавы, но их игры выполняют в том числе и функцию обучения определенным действиям, которые они должны будут выполнять, став взрослыми. Например, антрополог Карл Хейдер наблюдал, как образовательные игры детей имитируют все, что происходит в мире взрослых представителей народа дани, за исключением ритуалов, доступных лишь взрослым. Игры детей дани включают сражения на копьях, сделанных из стеблей травы, избиение копьями или палками целых «армий» лесных ягод, реалистические маневры, имитирующие наступление или отступление воинов, практику в стрельбе по мишени, сделанной из мха, или по муравейнику, стрельбу в птиц ради развлечения, строительство игрушечных хижин и сооружение огородов с ирригационными канавами, таскание на веревочке цветка (называемого на языке дани «свинка»), как будто это свинья; по ночам дети собираются вокруг костра и следят, как упадет горящая ветка, — считается, что она указывает на будущего зятя.

    Если жизненные интересы взрослых и детей на нагорье Новой Гвинеи вращаются вокруг войн и свиней, то взрослая жизнь нуэров в Судане вращается вокруг крупного рогатого скота. Поэтому и игры детей нуэров сосредоточены на том, что касается скотоводства: они строят игрушечные краали (загоны) из песка, золы и земли и населяют их глиняными фигурками коров, которых они потом «пасут». Среди народности маилу, живущей на побережье Новой Гвинеи и использующей каноэ для дальних путешествий и ловли рыбы, в детских играх используются игрушечные каноэ, сети и остроги. Дети бразильских и венесуэльских индейцев яномамо играют в поиски растений и животных дождевых лесов, в которых они живут. В результате они уже в раннем возрасте становятся знающими натуралистами.

    У боливийских индейцев сирионо младенец трех месяцев от роду уже получает от отца маленький лук и стрелу, хотя пользоваться ими он не сможет еще несколько лет. В трехлетнем возрасте мальчик начинает стрелять — сначала в неживые мишени, потом в насекомых, потом в птиц, с восьми лет сопровождает отца на охоте; к двенадцати годам он становится настоящим охотником. В три года девочки сирионо начинают играть с миниатюрными веретеном и прялкой, делать корзины и горшки и помогать матерям в домашнем хозяйстве. Лук и стрелы мальчика и веретено девочки — единственные игрушки детей сирионо. У сирионо нет эквивалентов наших организованных игр, таких как салки или прятки, за исключением борьбы между мальчиками.

    В отличие от всех этих образовательных игр, имитирующих действия взрослых и готовящих к ним детей, у дани существуют и другие игры, которые Карл Хейдер не относил к образовательным: они не предполагают непосредственной подготовки детей к их будущим взрослым занятиям. К таким играм относятся переплетение веревочки, создание узоров из травы, кувыркание вниз по склону холма, вождение на поводке, сделанном из травинки, жука-носорога. Это примеры того, что именуется «детской культурой»: дети учатся общаться с другими детьми, и эти игры не имеют ничего общего с подготовкой к взрослой жизни. Впрочем, граница между теми и другими играми может быть размытой. Например, одна из игр дани состоит из наложения друг на друга веревочных петель, которые «совокупляются», а вождение на травинке жука-носорога может рассматриваться как подготовка к вождению свиньи на веревке.

    Характерная черта детских игр в сообществах охотников-собирателей или в маленьких крестьянских общинах — отсутствие соревнований или состязаний. Если многие американские игры предполагают подсчет очков и определение выигравшего и проигравшего, то в играх детей охотников-собирателей такое встречается редко. Напротив, в малочисленных группах детям в игре полагается делиться, что готовит их ко взрослой жизни, когда нужно помогать друг другу, а не соревноваться. Примером такой игры может служить разрезание на части и раздача банана, что Джейн Гудейл наблюдала у каулонг на Новой Британии.

    Современное американское общество отличается от традиционных сообществ количеством, источниками и заявленными функциями игрушек. Американские производители игрушек широко рекламируют так называемые образовательные игрушки, поощряющие так называемые творческие игры. Американских родителей приучают верить в то, что купленные в магазине игрушки важны для развития их детей. В традиционных же сообществах игрушек мало или нет совсем, а немногие существующие игрушки изготавливаются или самим ребенком, или его родителями. Мой друг-американец, детство которого прошло в сельской Кении, рассказывал мне, что некоторые из его кенийских приятелей были очень изобретательны и из палочек и веревочек делали маленькие машинки с колесами и осями. Однажды мой друг и его приятель-кениец попробовали запрячь пару жуков-голиафов в игрушечную тележку, которую сами же построили. Мальчики провели целый день за этой придуманной ими игрой, но так и не смогли заставить жуков согласованно тянуть тележку. Когда мой друг уже подростком вернулся в Соединенные Штаты и наблюдал, как американские дети играют своими пластмассовыми игрушками, изготовленными на фабрике и купленными в магазине, он пришел к выводу, что кенийские дети более изобретательны, чем американские.

    В современных государствах существует формальное образование, есть школьные уроки и внеклассные занятия, на которых специально подготовленные наставники преподают материал, определенный школьными советами; это особый вид деятельности, отделенный от игр. Однако в традиционных сообществах обучение не выступает отдельным видом деятельности. Напротив, дети учатся, сопровождая своих родителей или других взрослых и слушая истории, рассказываемые взрослыми или старшими детьми у костра. Например, вот что Нурит Берд-Давид писала о южноиндийской народности найака: «В возрасте, когда дети современного общества лишь начинают школьное обучение, скажем в шесть лет, дети найака уже самостоятельно отправляются на охоту за мелкой дичью, посещают другие семьи и гостят в них без присмотра со стороны собственных родителей (хотя обычно под присмотром других взрослых). Дополнительное обучение происходит очень тонко. Нет ни формального инструктирования, ни заучивания наизусть, ни занятий, ни экзаменов, ни культурных учреждений [школ], в которых наборы знаний, отчужденные от содержания, передаются от одного человека другому. Знания неотделимы от общественной жизни».

    Вот другой пример. Дети африканских пигмеев мбути, которых изучал Колин Тернбулл, подражают своим родителям, играя с маленькими луками и стрелами, обрывками охотничьей сети или миниатюрными корзинами, строят игрушечные дома, ловят лягушек и гоняются за одним из стариков, который согласится изображать антилопу: «Для детей жизнь есть одна долгая шалость, перемежаемая полезными для здоровья шлепками и оплеухами. И в один прекрасный день они обнаруживают, что игры, в которые они играют, больше не игры, а настоящая жизнь, потому что они стали взрослыми. Охота теперь — настоящая охота; лазить по деревьям нужно, чтобы добыть ценный мед; качание на качелях повторяется почти ежедневно, но в другой форме — как преследование ускользающей добычи или спасение от злобного лесного буйвола. Все происходит так постепенно, что сначала дети едва замечают перемены, потому что даже когда они становятся гордыми знаменитыми охотниками, их жизнь полна веселья и смеха».

    Если в малочисленных сообществах обучение естественно вытекает из навыков общественной жизни, то в современных государствах даже некоторые из этих навыков требуют специального образования. Например, во многих американских городах, где люди не знают своих соседей, где очень напряженное автомобильное движение (а пешеходных тротуаров нет) и где есть риск похищения ребенка, дети не могут безопасно играть с другими детьми и их приходится этому обучать в специальных группах «Мамочка и я». Мать или другой опекун ребенка приводит его в класс, где собирается еще десяток детей и их матерей, с которыми занимается специально подготовленный учитель. Дети рассаживаются кружком, а взрослые, приобретающие опыт детских игр, — позади них; дети учатся тому, чтобы говорить по очереди, слушать других и передавать друг другу предметы. Мои новогвинейские друзья многие черты современного американского общества находят странными, но ничто не поразило их больше, чем мой рассказ о том, что американским детям требуются специальное место и специальный урок, чтобы научиться общаться друг с другом.

    Их дети и наши дети

    Наконец, давайте задумаемся о различиях в воспитании детей в малочисленных сообществах и в государствах. Конечно, в сегодняшнем индустриальном обществе существует множество вариантов воспитания. Педагогические идеалы и практика в Соединенных Штатах, Германии, Швеции, Японии и израильских кибуцах отличаются друг от друга. В каждом из этих обществ есть различия между фермерами, городскими бедняками и средним классом. Существуют также расхождения в этом вопросе между поколениями в пределах одного государства: методы воспитания детей в современных Соединенных Штатах отличаются от тех, которые преобладали в 1930?е годы.

    Тем не менее существуют некоторые фундаментальные черты сходства между всеми государственными обществами и столь же основополагающие различия между государственными и традиционными сообществами. Правительства имеют собственные отдельные интересы в том, что касается детей граждан государства, и эти интересы не обязательно совпадают с интересами родителей ребенка. Малочисленные негосударственные общины тоже имеют свои собственные интересы, но интересы правительства всегда более явно выражены, осуществляются более централизованно, сверху вниз, и подкрепляются отчетливо выраженным принуждением. Все правительства желают, чтобы дети, став взрослыми, превратились в полезных и послушных граждан, солдат и рабочих. Государства возражают против того, чтобы их будущих граждан убивали сразу после рождения или позволяли им в детстве получать тяжелые травмы или ожоги. Государства также имеют определенные взгляды на образование своих будущих граждан и на их сексуальное поведение. Эти общие цели означают определенное сближение политики разных государств в отношении детей; практика воспитания детей в негосударственных образованиях имеет более широкий спектр различий, чем в государствах. В общинах охотников-собирателей также существуют свои специфические способы принуждения на благо общины; что касается методов воспитания детей, то они имеют фундаментальные черты сходства друг с другом и фундаментальные отличия от государственных обществ.

    Государства имеют военное и технологическое превосходство над группами охотников-собирателей и гораздо большее население. На протяжении последнего тысячелетия эти преимущества позволяли государствам завоевывать территории охотников-собирателей, так что карта современного мира полностью поделена между государствами; сохраняется лишь немного групп охотников-собирателей. Однако несмотря на то что государства гораздо могущественнее, чем общины охотников-собирателей, это не обязательно означает, что государства лучше умеют воспитывать детей. Некоторые педагогические методы охотников-собирателей мы могли бы и позаимствовать.

    Разумеется, я не имею в виду, что нам следует подражать им во всем. Я не буду рекомендовать возврат к практике выборочного убийства новорожденных, к высокому риску смертности при родах и позволению малышам играть с острыми ножами и обжигаться у костра. Некоторые другие взгляды охотников-собирателей на поведение детей, такие как снисходительность к сексуальным играм, многим из нас покажутся неприемлемыми, хотя и трудно доказать, что они действительно приносят детям вред. Другие привычки охотников-собирателей теперь распространены среди некоторых граждан государств, хотя и смущают многих из нас, например позволение ребенку спать в одной комнате с родителями или даже в одной постели, кормление грудью ребенка до трех или четырех лет, отказ от телесных наказаний.

    Однако некоторые другие приемы охотников-собирателей в обращении с детьми вполне могут быть переняты в современном государственном обществе. Мы вполне можем носить своих малышей в вертикальном положении лицом вперед, а не возить в коляске лежа или носить в вертикальном положении в рюкзаке, но лицом назад. Мы могли бы всегда быстро реагировать на плач младенца, активнее использовать взрослых-помощников и стремиться к гораздо большему физическому контакту ребенка со взрослым. Мы могли бы поощрять игры, придуманные самим ребенком, а не отучать его от них, постоянно приобретая сложные, так называемые развивающие игрушки. Мы могли бы организовать разновозрастные игровые группы вместо групп детей одного возраста. Мы могли бы предоставлять ребенку максимальную свободу исследовать окружающую среду в той мере, в какой это безопасно.

    Я постоянно думаю о новогвинейцах, с которыми я работаю последние 49 лет, и об отзывах представителей западного мира, многие годы живших среди охотников-собирателей и наблюдавших их детей. Мне все время вспоминаются привлекающие к себе внимание — и мое, и других исследователей — черты характера членов малочисленных сообществ, причем не только взрослых, но и детей: эмоциональное благополучие, уверенность в себе, любознательность и самостоятельность. Мы видим, что эти люди гораздо больше времени разговаривают друг с другом, чем мы, и совсем не тратят время на пассивные развлечения, такие как телевидение, компьютерные игры и книги. Нас поражает, как рано развиваются у их детей социальные навыки. Этими качествами большинство из нас восхищаются и хотели бы видеть их в своих детях, однако мы сами препятствуем этому, ранжируя и оценивая своих детей и постоянно говоря им, что они должны делать. Кризис подростковой идентичности, мучающий американских тинейджеров, неизвестен детям охотников-собирателей. Представители западного мира, жившие среди охотников-собирателей и в других малочисленных общинах, предполагают, что эти замечательные качества развиваются вследствие особенностей воспитания: постоянной безопасности и стимуляции в результате долгого периода грудного вскармливания, сна рядом с родителями в течение нескольких лет, большего числа ролевых моделей, доступных детям благодаря взрослым-помощникам, гораздо большей скорости социальной адаптации вследствие постоянных контактов и близости с заботливыми взрослыми, немедленной реакции на плач и минимального количества телесных наказаний.

    Однако наши впечатления об эмоциональном благополучии, автономности и социальных навыках взрослых в малочисленных сообществах — это всего лишь впечатления: их трудно точно измерить и доказать. Даже если эти впечатления соответствуют действительности, трудно утверждать, что все эти черты развились в результате долгого периода грудного вскармливания, наличия взрослых-помощников и т. д. Как минимум, впрочем, можно считать доказанным, что традиции воспитания детей охотниками-собирателями, такие для нас чуждые, не оказывают пагубного действия и не приводят к появлению явных социопатов. Напротив, они способствуют появлению индивидов, готовых встречать серьезные вызовы и опасности, не переставая наслаждаться жизнью. Образ жизни охотников-собирателей был в целом достаточно эффективен на протяжении почти 100 тысяч лет человеческой истории. Все люди в мире были охотниками-собирателями, пока кое?где не стало возникать сельское хозяйство. Это было около 11 тысяч лет назад, и всего 5,4 тысячи лет назад ни один человек еще не жил под властью правительства. Уроки, которые можно извлечь из столь продолжительных педагогических экспериментов, должны быть восприняты серьезно.

    Другие материалы:

    Март — Апрель 2014

    Антон Горленко

    Галя Моррелл

    Саймон Рейнольдс

    PRM в социальных сетях:

    Первый русский журнал

    © 2017 The Prime Russian Mаgazine

    Авторские права защищены. Любое воспроизведение материалов или их фрагментов возможно только с письменного разрешения редакции.

    Источник:

    primerussia.ru

  • Даймонд, Джаред Мир Позавчера в городе Самара

    В нашем каталоге вы сможете найти Даймонд, Джаред Мир Позавчера по доступной цене, сравнить цены, а также найти похожие книги в группе товаров Наука и образование. Ознакомиться с характеристиками, ценами и обзорами товара. Транспортировка производится в любой населённый пункт России, например: Самара, Магнитогорск, Калининград.