Книжный каталог

Вестли А.-К. Гюро И Скрипка. Повести

Перейти в магазин

Сравнить цены

Описание

Сравнить Цены

Предложения интернет-магазинов
Вестли А.-К. Гюро и скрипка. Повести Вестли А.-К. Гюро и скрипка. Повести 328 р. chitai-gorod.ru В магазин >>
Вестли А.-К. Знакомьтесь, Гюро! Повести Вестли А.-К. Знакомьтесь, Гюро! Повести 328 р. chitai-gorod.ru В магазин >>
Гюро и скрипка (Вестли А.) Гюро и скрипка (Вестли А.) 295 р. auchan.ru В магазин >>
Вестли А.-К. Гюро и оркестр. Повесть Вестли А.-К. Гюро и оркестр. Повесть 289 р. chitai-gorod.ru В магазин >>
Анне-Катрине Вестли Гюро переезжает Анне-Катрине Вестли Гюро переезжает 389 р. ozon.ru В магазин >>
Вестли А.-К. Гюро переезжает Вестли А.-К. Гюро переезжает 387 р. chitai-gorod.ru В магазин >>
Анне-Кат. Вестли Гюро и скрипка Анне-Кат. Вестли Гюро и скрипка 295 р. ozon.ru В магазин >>

Статьи, обзоры книги, новости

404 ошибка - страница не найдена

Получите скидку!

Скидка на заказ

Помогаем педагогам школы и детского сада! Скидки 25%!

Акция доступна для всех клиентов интернет-магазина "УчМаг". Акция распространяется на определённую группу товаров.

Действует до: 26 января 2018 г.

Скидка на заказ

Вы готовы к праздникам? Скидка до 30%!

Акция доступна для всех клиентов интернет-магазина "УчМаг". Акция распространяется на определённую группу товаров.

Действует до: 11 марта 2018 г.

Скидка на заказ

Новогодняя распродажа! Скидки 50%!

Акция доступна для всех клиентов интернет-магазина "УчМаг". Акция распространяется на определённую группу товаров.

Действует до: 31 января 2018 г.

Скидка на заказ

Одежда и аксессуары на осень - зиму 2017!

Ввод промокода не требуется.

Действует до: 31 января 2018 г.

Скидки до 70%!

ТРЕНД КУРС со скидками до 70%!

Ввод промо-кода не требуется!

Используйте фильтр "по скидке" для того, чтобы найти самые выгодные скидки раздела!

Действует до: 28 января 2018 г.

Лучшие акции!

Лучшие акции от Wildberries в одном месте!

Акции могут закончится раньше времени по решению интернет-магазина.

Скидка распространяется только на товары, участвующие в акциях.

Действует до: 28 января 2018 г.

Деньги в подарок

500 рублей на шопинг!

Необходимо подписаться на новости.

Действует до: 28 января 2018 г.

Скидки до 60%!

Выбор стилиста для детей со скидками до 60%!

Выбор стилиста для детей со скидками до 60%!

Без ввода промокода.

Скидка распространяется только на товары из данного раздела.

Действует до: 28 января 2018 г.

Скидки до 70%!

Выбор стилиста для женщин со скидками до 70%!

Выбор стилиста для женщин со скидками до 70%!

Без ввода промокода.

Скидка распространяется только на товары из данного раздела.

Действует до: 28 января 2018 г.

Скидки до 70%!

Выбор стилиста для мужчин со скидками до 70%!

Выбор стилиста для мужчин со скидками до 60%!

Без ввода промокода. Предложение ограничено. скидка распространяется только на товары из данного раздела.

Действует до: 28 января 2018 г.

Спецпредложение

Новинки книг по супер цене!

Ввод промокода не требуется.

Действует до: 31 января 2018 г.

Спецпредложение

Книжные бестселлеры по супер цене!

Ввод промокода не требуется.

Действует до: 31 января 2018 г.

Спецпредложение

Книга – лучший подарок!

Ввод промокода не требуется.

Детали на странице акции.

Действует до: 31 января 2018 г.

Спецпредложение

Аудиокниги – любимые произведения в дороге, на отдыхе и за рулём по супер цене!

Ввод промокода не требуется.

Действует до: 31 января 2018 г.

Скидка на заказ

Дополнительные детали на странице акции.

Действует до: 31 января 2018 г.

Скидка на заказ

Дополнительные детали на странице акции.

Действует до: 31 января 2018 г.

Скидка на заказ

Дополнительные детали на странице акции.

Действует до: 31 января 2018 г.

Скидка на заказ

Лучшие из лучших!

Дополнительные детали на странице акции.

Действует до: 31 января 2018 г.

Спецпредложение

Дополнительные детали на странице акции.

Действует до: 31 января 2018 г.

Подарок к заказу

В самом первом письме — две книги в подарок!

Детали на странице акции.

Действует до: 31 января 2018 г.

Скидки до 15%

Книжная эволюция! Скидка до 15%!

Чтение из одноклеточного сделало человека. Каждый пользователь получает скидку 5% сразу после регистрации. Скидка эволюционирует вместе с вами и зависит от суммы, потраченной в нашем магазине. Максимальная личная скидка 15%. Промо-коды на странице.

Действует до: 31 января 2018 г.

Скидки до 50%

Скидка по книжной эволюции суммируется со скидками по акциям. Общая скидка от 5% до 50%.

Действует до: 31 января 2018 г.

Плюс 5% за большой заказ!

За заказ от 10 000 к сумме скидок по эволюции и акции вы получите еще 5%. Общая скидка не больше 50%.

Действует до: 31 января 2018 г.

Скидки до 50%

Акции недели! Скидки до 50%!

Действует до: 31 января 2018 г.

Скидка до 35%!

Праздничными скидки до 35%!

Детали на странице акции.

Действует до: 14 января 2018 г.

Спецпредложение

Лучшие книги 2017 года!

Дополнительные детали на странице акции.

Действует до: 20 января 2018 г.

Бонусы в подарок

Дарим бонусы за рекомендацию

Дополнительные детали на странице акции.

Действует до: 28 февраля 2018 г.

Скидка -50% на все!

Ввод промокода не требуется

Действует до: 15 января 2018 г.

Скидка до 40%!

Скидка до 40% на лучшие аудиокниги МИФа!

Аудиокнига «Будь лучшей версией себя» в подарок за подписку.

Источник:

biblioteka.net.ru

Вестли Анне

ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА ModernLib.Ru Вестли Анне - Гюро Популярные авторы Популярные книги Вестли Анне Катрине

Повесть о шестилетней девочке Гюро и ее маме. О том, как в поисках работы мама устраивается дворником в новом pайoне большого города с его социальными контрастами.

Мама на стремянке.

В школе дворников.

Ещё одно существо, которому нужна Тюлинька.

Слишком много событий для одного дня.

В поезде Гюро сидела тихо как мышка. В голове у неё теснились всякие мысли. Она думала сразу о многом: и о странном сегодняшнем дне, и о том, что мелькало за окном вагона, и о маме, у которой в глазах стояли слёзы, оттого что ей не хотелось уезжать. Правда, мама говорила, что это от простуды, но Гюро всё поняла: просто мама не хочет, чтобы Гюро знала, что она плачет.

Да, Гюро прекрасно поняла маму.

- Надень шарф, а то ещё больше простудишься, - сказала она.

Мама улыбнулась и буркнула: "Угу". Она видела, что Гюро понимает, что она только делает вид, будто простужена, потому что не хочет огорчать Гюро своими слезами.

Гюро и самой было невесело и тоже не хотелось, чтобы это было заметно. Она сидела и вспоминала всех, с кем простилась сегодня утром, в том числе и красный автобус, который привёз их на станцию. Автобус был последний, кому она сегодня сказала: "До свидания". Он привёз их на станцию, развернулся и поехал домой, только уже без них.

Вскоре к перрону подошёл поезд, и Гюро с мамой стали искать свободные места. Им посчастливилось найти два местечка у окна. Они сидели друг против друга и могли сколько угодно смотреть в окно. Постепенно мысли Гюро переключились на то, что она видела за окном. Вон стоит один дом, рядом другой, и во всех домах живут люди. Интересно, как они выглядят? За домами начинались заснеженные поля. Потом поля сменил лес, и, наверно, в лесу стоял лось.

Только бы он не вздумал выйти на рельсы, ведь он может попасть под поезд. Но вот лес кончился, и поезд остановился у новой станции. На платформе было много людей, они все собирались куда-то ехать. Может, кто-нибудь сядет и в их купе? Когда папа Гюро был болен, он однажды сказал:

- Вообще-то, Гюро, всем людям на земле следовало бы познакомиться друг с другом. Жаль только, что это трудно сделать.

- Тогда бы им пришлось всё время ездить и говорить друг другу: "Здравствуй, вот мы и познакомились!" или "Здравствуй, теперь мы с тобой знакомы!" - сказала Гюро.

- Да, им пришлось бы ездить из страны в страну, и у них больше ни на что не осталось бы времени. Но если ты как следует познакомишься с самой собой, тебе будет легче понять и другого человека. И получится, будто ты немножко знакома со всеми людьми.

Гюро считала, что уже неплохо познакомилась с самой собой, и сейчас ей не терпелось, чтобы кто-нибудь сел рядом с ними. Но пассажиры спешили мимо, пока наконец какая-то важная дама в сопровождении молоденькой девушки и маленького мальчика не остановилась у их купе.

- Здесь свободно? - спросила она.

- Да, пожалуйста, - ответила мама. - Сейчас я уберу сумку.

Новые пассажиры уселись и замолчали. Взрослые смотрели в окно, но мальчик смотрел только на Гюро. Гюро тоже смотрела на него, они глядели друг другу прямо в глаза.

Вдруг мальчик скорчил рожу. Конечно, ему гораздо больше хотелось бы попрыгать с Гюро, может быть, даже потолкать её немножко, побегать наперегонки. Мало ли есть способов познакомиться друг с другом! Это только взрослые торжественно раскланиваются и говорят: "Разрешите представиться, моя фамилия такая-то. "

Мальчик продолжал корчить рожи, и если тебе хочется знать, как он выглядел, опусти уголки рта, будто собираешься заплакать, сощурь глаза и сморщи всё лицо, чтобы оно было похоже на печёное яблоко.

Мальчик проделывал это очень быстро. Гюро слегка улыбнулась. Вообще-то ей было сейчас не до улыбок: она должна показать этому мальчику, что умеет корчить рожи ещё почище, чем он. Её мама, сидевшая рядом с мальчиком, не видела его кривляний, зато Гюро была хорошо видна ей.

- Гюро, как ты себя ведёшь! Сию же минуту перестань! - воскликнула она.

Гюро строго взглянула на маму - та ей помешала сделать очень смешную рожу. Правда, Гюро тут же забыла о маме; засунув в рот большие пальцы, она оттянула книзу уголки губ. Она знала, что выглядит сейчас очень не привлекательно, - не зря она много раз проделывала это перед зеркалом.

- Гюро, прекрати! - сказала мама.

Словно очнувшись, Гюро опять взглянула на маму.

Оттого что в купе сидели чужие люди, мама стала непохожа сама на себя. Лицо у неё было суровое и голос звучал строго.

Разве так разговаривают друг с другом настоящие друзья? А ведь перед отъездом, когда им обеим было грустно оттого, что с ними больше нет папы и что им приходится навсегда покинуть свой маленький домик у шоссе, мама сама сказала, что они должны быть друзьями.

"Настоящие друзья всегда помогают друг другу", - сказала она в тот вечер.

Гюро, точно мешок, сползла со скамейки на пол; Внизу неприятно пахло трубами, обогревавшими вагон, и пол был заляпан грязью от мокрых башмаков и сапог, которые прошли здесь за день. Неожиданно кто-то плюхнулся на пол рядом с Гюро. Это был мальчик. Он толкнул её, и она в ответ толкнула его.

И тут же на полу зашевелились все ноги. Несмотря на то что проход между скамейками и столиком был очень узкий, мальчик был поднят и водворён на прежнее место. Потом от окна двинулись мамины сапоги, и высоко над Гюро раздался её голос:

- Прошу прощения за беспокойство, но здесь так тесно, я только подниму её.

Мама Подняла Гюро и весьма решительно посадила на место. Мать мальчика сунула ему в руку сдобную булочку.

- Я предупреждала тебя, что ты поедешь с нами, только если будешь хорошо себя вести.

Мама вернулась в свой уголок и снова стала смотреть в окно. Гюро тоже повернулась к окну, но видела она плохо - глаза ей застлали слёзы. Из-за них казалось, будто от деревьев исходят сверкающие лучи. К тому же у неё потекло из носа. Гюро украдкой вытерла нос. Когда её слёзы высохли, она повернулась к незнакомой даме.

- Моя мама ни капельки не простужена! - сказала она.

- Вот и хорошо, - сказала она, - а то сейчас все болеют гриппом.

Мама на секунду растерялась.

- Боюсь, Гюро, что теперь ты простудилась, - сказала она и улыбнулась. - Может, хочешь бутерброд с яйцом?

Гюро отвернулась к окну, подумала секунду и подняла на маму глаза.

- Мы квиты, - сказала мама.

Она произнесла это самым обычным голосом, и Гюро поняла: мама знает, что они обе вели себя не совсем так, как подобает добрым друзьям.

- Хочу, - сказала она, глядя на бутерброд.

Ей и в самом деле захотелось есть, и от этого стало весело.

Так же весело ей становилось, когда папа называл её жеребёночком, потому что она любила бегать. Больше всего на свете Гюро любила быстро бегать, так быстро, что казалось, будто не бежишь, а летишь. "Жеребёночек Гюро, быстрый как ветер", - говорил папа, и Гюро очень нравилось, когда он так называл её. Но это бывало редко, чаще всего он звал её просто "доченькой", а когда ей хотелось спать, он называл её "соней". А ещё папа звал её "порохом" - это когда она сердилась, и если она сердилась долго, он говорил, что она "злючка-колючка".

- Вкусно, Гюро? - спросила мама.

- Ага, - ответила Гюро, - давай и мальчику дадим бутерброд.

- Спасибо, ему достаточно булочки, - сказала дама. - И поскольку вы обе простужены, ему лучше воздержаться от вашего бутерброда.

Гюро кивнула с серьёзным видом, а мама, чтобы скрыть улыбку, прижала платок к губам. Но Гюро видела, как над платком смеются её глаза.

Наконец мама справилась со своим смехом.

- Вы едете до Осло? - спросила она даму.

Так, благодаря детям, простуде и бутерброду, наконец познакомились и взрослые.

- Да, мы провожаем нашу сестричку, - сказала дама. - Она будет работать в городе на фабрике. К счастью, нам удалось снять для неё комнатку у наших знакомых. Тяжело отпускать дочь из дома, тем более что в городе человека подстерегает столько опасностей. Я её предупредила, чтобы онз никогда не разговаривала с незнакомыми людьми и не носила с собой сумочку с деньгами. Говорят, в городе много воришек.

- Мама, не надо, - перебила её дочь.

- Нужно ко всему относиться разумно, как в большом городе, так и в маленьком, - заметила мама Гюро. - Одним в Осло нравится, другим там не по душе. Но ведь и провинция нравится не всем. Вся разница в том, что в большом городе больше народу, но зато и больше возможностей.

- Вы, наверно, живёте в городе и ездили куда-нибудь в гости? поинтересовалась дама.

- Нет, мы жили в маленьком посёлке, а теперь переезжаем в город, ответила мама. - Пока я не найду работу и жильё, нам придётся жить в пансионате.

- Это очень неудобно, особенно если ты не одна, - сказала дама и взглянула на Гюро.

- Ничего, всё уладится, - сказала мама. - Конечно, первое время нам придётся трудно. Когда-то у меня в Осло были друзья, но теперь они уехали, и я там никого не знаю.

- Но ведь мы можем со всеми познакомиться, - вмешалась в разговор Гюро.

- Смотрите, опять остановка, - сказала дама. - Помоему, этот поезд то и дело останавливается. Как называется это место? Ага, Бёссбю. Красивое местечко.

К тому времени Гюро уже расправилась с бутербродом.

Она посмотрела на мальчика, а потом выглянула в коридор.

Там тоже были окна. Раньше у ближнего окна стоял какойто человек, но он вышел в Бёссбю, и теперь окно освободилось.

- Можно, я постою в коридоре? - спросила Гюро у мамы. - Я никуда не убегу.

- Пожалуйста, - ответила мама. - Только держись покрепче, а то упадёшь.

Вот теперь мама была такая, как всегда, и Гюро обняла её, словно хотела этим сказать, что она ею довольна.

Вслед за Гюро в коридор вышел и мальчик. Места у окна было достаточно для двоих.

Они одновременно приседали и подскакивали, с трудом удерживая равновесие, оттого что поезд очень трясло. Потом они поднимались на цыпочки или, растопырив пальцы, прижимали ладони к стеклу и смотрели сквозь них, как сквозь решётку. Они даже не разговаривали, только точно повторяли все движения друг друга. Этого оказалось достаточно, чтобы подружиться.

Гюро сразу же захотелось, чтобы мальчик тоже жил в городе, в одном доме с нею или где-нибудь по соседству. Она даже представила себе, как они целый день вместе бегают и играют.

Поезд снова остановился.

- Как называется эта станция? - спросила Гюро.

- Кюлпен, - ответила мама.

- Кюлпен, Кюлпен, Кюлпен, - пропел мальчик и высунул язык.

- Кюлпен, Кюлпен, Кюлпен, - повторила Гюро, высунула язык, и они оба засмеялись.

- Вот весёлые дети! - сказал человек, севший в Кю л пене, он занял в их купе последнее свободное место.

- Они уже подружились, - сказала мама. - А ведь начали с того, что корчили друг другу рожи.

- Хм! - усмехнулся человек. - Представляю себе, как мы, взрослые, корчим друг другу рожи, когда хотим познакомиться.

Мама засмеялась, за ней засмеялись и дама с дочерью, а сам человек начал хохотать так, что чуть не задохнулся.

В купе сразу стало шумно и весело. Забыв, что в поезде надо крепко держаться, мальчик упал, разбил нос и громко заплакал. Смех мгновенно утих.

- Вернись-ка лучше на своё место, Гюро, - сказала мама. - Тебе не мешает отдохнуть перед городом.

Город. Гюро уже почти забыла о нём. А ведь теперь они с мамой будут жить в большом городе, о котором она не знает ничего, кроме того, что ей рассказывала мама. "Лучше бы мы всю жизнь ехали в поезде, - мечтала Гюро. - Мы бы здесь жили, спали на скамейках, а ели бы бутерброды.

И мальчик жил бы с нами. Мы бы с ним смотрели в окно и пели: "Кюлпен, Кюлпен, Кюлпен". Под эти мысли Гюро заснула и проснулась только тогда, когда все кругом зашевелились и стали надевать пальто. Мальчик вцепился в рукав матери, испугавшись, как бы впопыхах она про него не забыла.

Теперь у Гюро с мальчиком уже не было времени поиграть друг с другом, они стали будто чужие. Но когда поезд остановился, мальчик, выходя из купе, обернулся к Гюро и скорчил ей рожу. И она поняла, что они всё-таки друзья.

Дама, простившись с Гюро и её мамой и поблагодарив их за компанию, быстро пошла к выходу, увлекая за собой сына. Ей не терпелось поскорей выйти из вагона.

- Мы тоже так побежим? - спросила Гюро.

- Нет, нам спешить некуда, - ответила мама. - Времени у нас достаточно, а чемоданы тяжёлые. Ты не забыла свой рюкзак?

- Вот он, - сказала Гюро. В этом рюкзаке лежали её самые любимые вещи: маленькая деревянная лошадка и карманный фонарик, трактор и молоток, тряпичная кукла и ещё всякая всячина.

А в больших тяжёлых чемоданах была их одежда, та, которая могла им понадобиться в первое время. Все же остальные вещи были сданы на хранение в Гампетреффе: Гюро и мама не могли взять их с собой, пока у них не было постоянного жилья.

В городе Гюро растерялась. Она крепко держалась за чемодан, так как свободной руки у мамы не было, а кругом раздавались незнакомые звуки, спешили, обгоняя друг друга, люди, и сновали маленькие жёлтые вагонетки одни доставляли груз к поезду, другие, наоборот, забирали его из вагонов. Гюро никогда в жизни не видела такой сутолоки.

- Мы поедем на такси, - сказала ей мама, - смотри внимательней, ведь это твоя первая поездка по городу.

Они выбрали на вид самого доброго таксиста, и он помог маме поставить чемоданы в багажник. В машине у него играл приёмник.

- Видишь, Гюро, этой музыкой город говорит тебе:

"Здравствуй!" - сказала мама.

Такси мчалось очень быстро, несмотря на то что на улице было много автомобилей. Наверно, водитель хорошо знал дорогу. Вот он остановился у пансионата. Гюро увидела высокую каменную стену с множеством окон и тяжёлой дверью.

Они с мамой вошли в эту дверь и оказались в небольшой тёмной комнате. Мама объяснила Гюро, что эта комната называется "вестибюль". Из вестибюля вели две лестницы,

на одной из них было написано: "Пансионат", так что мама сразу поняла, куда надо идти.

На их звонок вышла какая-то женщина.

- Добро пожаловать, - приветливо сказала она. - Сейчас я покажу вам вашу комнату.

Они вошли в длинный-предлинный коридор, и хотя у Гюро за спиной был рюкзак, а на ногах тяжёлые башмаки, она попробовала пробежаться по этому замечательному коридору, так как весь день просидела в поезде неподвижно.

Однако хозяйка пансионата тут же остановила её.

- У нас нельзя бегать, - сказала она, - вдруг кто-нибудь из жильцов отдыхает после обеда. Мы, как правило, не принимаем жильцов с детьми. У нас тут все любят покой.

- Мы это учтём, - сказала мама. - Гюро, иди, пожалуйста, потише.

- Вот ваша комната, - сказала хозяйка, открыв одну из дверей.

Мама поблагодарила её, и они с Гюро наконец остались вдвоём.

В комнате стояла большая кровать для мамы и маленький диванчик для Гюро. Кроме этого, здесь были стол, стул, большой платяной шкаф и маленький комодик.

Первым делом мама вытащила из чемодана папину фотографию, чтобы и он как будто был с ними, а потом застелила стол и комодик красивыми домашними салфетками.

- Ну вот, теперь здесь как дома, - указала она. - Давай-ка поедим, а потом заберёмся ко мне на кровать и сыграем в лото.

- А как же мы будем мазать сажей нос тому, кто проиграет: ведь здесь нет печки? - спросила Гюро - дома они всегда так наказывали проигравшего.

- А мы это сделаем завтра, - сказала мама. - Я найду пробку, мы её обожжём, и у нас будет сажа.

Поев, они стали смотреть в окно на автомобили и прохожих, на уличные фонари и светящиеся витрины.

- Город как человек, - сказала мама. - Нужно время, чтобы с ним познакомиться. Нельзя сразу сердиться на него, а то никогда хорошо его не узнаешь.

- А в поезде мы с мальчиком познакомились очень быстро, - сказала Гюро. - Я на него ни капли не рассердилась, хотя и скорчила ему свою самую противную рожу.

Потом они уселись на мамину кровать и стали играть в лото.

- Как будто мы с тобой играем в лесу на полянке, - сказала Гюро.

- Да, и как будто нам очень весело и хорошо, - подхватила мама.

- Весело и хорошо нам с тобой не как будто, а на самом деле, поправила её Гюро.

Когда утром Гюро проснулась, оказалось, что она лежит уже не у мамы в постели, а на маленьком диванчике, который всю ночь притворялся, будто он тоже настоящая кровать. Мама встала рано. Она уже успела побывать в магазине и принесла домой хлеб, молоко, масло, сыр, несколько газет и карту города.

- Я хочу прочитать в газетах объявления насчёт работы, - сказала она. А карта поможет нам добраться в любой уголок города.

- Лучше бы мы остались в Гампетреффе, - сказала Гюро. - Там у нас был такой красивый дом.

- Я ведь тебе объясняла, Гюро, - г сказала мама, - что мы заняли много-много денег, чтобы купить этот дом. А когда папа заболел, нам стало нечем платить и пришлось его продать.

- Там у меня был гараж для велосипеда, а здесь нет даже и велосипеда, вздохнула Гюро.

- Ну и что, - сказала мама. - Твой велосипед хранится на складе вместе с другими вещами. Придёт время - и он снова вернётся к тебе. Тем более, сейчас зима и кататься на велосипеде всё равно нельзя.

- В том доме с нами был папа, а здесь его нет, - сказала Гюро.

- Это правда, - вздохнула мама. - Но раз мы его любим, значит, он с нами, хотя его больше нет в живых. Папа очень хотел, чтобы мы с тобой были друзьями и всегда помогали друг другу. Вот и помоги мне, скажи: с какой работы мне следует начать?

- Тебе следовало работать в Гампетреффе, тогда бы мы не уехали оттуда, - ответила Гюро. - Почему ты не могла ходить по домам и помогать, кому нужно, как тётя, у которой были Золотые Руки? Она всегда брала с собой ЛиллеБьёрна, а ты могла бы брать меня.

- Гампетрефф - маленький посёлок, - сказала мама, - там достаточно одной тёти Золотые Руки. Не могла же я отнимать у неё работу. Ты вот мне скажи, что я умею делать лучше всего?

- Лучше всего ты умеешь мастерить мебель, красить стены и вбивать в них крючки, - сказала она наконец.

- Это верно, такая работа мне по душе, - призналась мама, - но здесь мне придётся заниматься чем-нибудь другим. Скорей всего, я наймусь вести у кого-нибудь хозяйство, чтобы нам с тобой дали комнату.

- Ну что ж, - сказала Гюро, - ты хорошо моешь полы, особенно если рассердишься. А когда тебе грустно, ты любишь печь хлеб.

- Я вижу, ты знаешь обо мне больше, чем я сама, - засмеялась мама. - И насчёт хлеба ты не ошиблась. Когда на душе невесело, очень полезно месить тесто, только боюсь, что здесь, в пансионате, это мне не удастся, хотя мне и разрешили отдельно готовить для нас с тобой еду, после тоге как все жильцы отобедают и посуда будет перемыта. Так что мы с тобой не пропадём, а сейчас собирайся, пойдём знакомиться с городом!

Они вышли на улицу. Гюро казалось странным, что люди проходят мимо друг друга, не здороваясь и не останавливаясь поболтать, как это делают в Гампетреффе. Зато городские сады и парки пришлись ей по душе. Мама ловко находила по карте один парк за другим. Вот где можно было побегать вволю! К тому же в парках не было уличного шума и не нужно было поминутно оглядываться на машины.

Правда, там не было и красивых нарядных витрин. Гюро с мамой долго гуляли по городу. И когда Гюро вспомнила о пансионате, ей очень захотелось вернуться туда, ведь теперь он был ей вроде дома. Конечно, лучше было бы вернуться в Гампетрефф, в их маленький домик, но Гампетрефф был далеко, и вернуться туда было невозможно. А вот пансионат был близко, и там маленький диванчик, на котором она спала ночью, и окно, в которое можно смотреть на автомобили, не боясь, что они тебя задавят. Смотреть в окно совершенно безопасно. А длинный-предлинный коридор! Конечно, в башмаках там бегать нельзя, это мешает жильцам, которые любят поспать после обеда или до него. Но если пробежаться по коридору в одних чулках. да, да, она пролетит там, словно ветер, и никто ничего не услышит.

Уборная находилась в отдельном маленьком коридорчике. Вчера вечером и сегодня утром её туда провожала мама. Но после прогулки Гюро решила пойти туда одна. Ей было любопытно, будет ли там занято. Вдруг ей придётся подождать в коридоре? А может, наоборот, кто-нибудь подёргает за ручку, когда она будет внутри?

Однако ничего такого интересного не случилось. Гюро вышла из уборной в маленький коридорчик, там было пусто.

Большой коридор тоже был пуст. На цыпочках, чтобы не шуметь, Гюро побежала к себе.

Только на другое утро, когда мама пошла звонить по объявлению насчёт работы, Гюро осмелилась пробежать по коридору так, как ей хотелось. Конечно, дома она бегала гораздо, быстрее, там её ноги почти не касались земли, а волосы развевались по ветру, но и здесь она бежала довольно быстро. Добежав до конца коридора, она повернула обратно.

Неожиданно она заметила, что одна из дверей чуть-чуть приоткрыта. Гюро остановилась, она уже собиралась на цыпочках проскользнуть мимо, как услыхала странные, но знакомые звуки. За дверью кто-то плакал.

- Ну, Тюлинька, перестань же, возьми себя наконец в руки, - всхлипывая, бормотали за дверью.

Тюлинька? Неужели там за дверью плачет маленькая девочка, которую кто-то утешает?

Гюро не удержалась и вошла в комнату. Там сидела пожилая женщина, она была совершенно одна и очень удивилась, увидев Гюро.

- Ты простудилась? - быстро спросила Гюро. Теперь она знала, что взрослые любят так говорить, когда не хотят, чтобы кто-нибудь заметил, что они плачут.

- Да, - сказала женщина, - то есть нет. Конечно, дружок, я могла бы сказать тебе, что простужена, но ведь это была бы неправда. Нет, я не простужена, просто я плачу от собственной глупости и оттого, что на свете всё так сложно.

- Разве старым тоже бывает грустно? - удивилась Гюро.

- В том-то и дело, что бывает, - ответила женщина. - Хочешь, я расскажу тебе, почему мне грустно? Во-первых, потому, что я вышла на пенсию. Вчера я последний день работала у себя на Телеграфе. Мне подарили цветы, вазу и часы. Сегодня мне уже не надо идти на работу, а это очень грустно. И во-вторых, меня пугает предстоящий переезд.

В этом пансионате я прожила тридцать лет, но теперь мне это уже не по средствам, и я должна переехать в маленькую квартирку, в дом, где я не знаю ни души. И ещё надо упаковывать вещи, сегодня привезут ящики.

- А где же твоя Тюлинька? - спросила наконец Гюро.

- Тюлинька? - удивилась женщина. - Так ведь это я и есть.

- Не может быть, - сказала Гюро. - Тюлиньками зовут только маленьких девочек, а ты уже взрослая.

- Правильно. Меня звали Тюлинькой, когда я была маленькая, и все привыкли к этому имени, - объяснила женщина. - Даже на Телеграфе меня все звали Тю линькой.

Видишь, на вазе так и написано: "Нашей Тюлиньке от её товарищей по работе".

- Если тебе грустно, приходи вечером играть с нами в лото, мама уже достала пробку, - предложила ей Гюро. - А потом мы с мамой поможем тебе уложить вещи. Мы очень хорошо умеем паковать вещи, только что мы делали это дома.

- Вы меня спасёте! - воскликнула Тюлинька.

- А сейчас мне пора, мы идём искать работу, - сказала Гюро.

- Беги, мой дружочек. Мы ещё с тобой увидимся, - сказала Тюлинька.

- Мне жалко, что ты собираешься уезжать отсюда, - призналась Гюро. Ведь я никого здесь не знаю, кроме тебя.

- Может, ты приедешь ко мне в гости на новую квартиру? - спросила Тюлинька. - Боюсь, что мне там будет очень одиноко.

Мама уже в пальто ждала Гюро. Гюро рассказала ей про Тюлиньку, но умолчала о том, что бегала по коридору. Правда, маме показалось подозрительным, что Гюро пришла в одних чулках, держа туфли в руке, но поскольку они собирались уходить, она не стала спрашивать, зачем Гюро разулась.

- Давай быстрее, - заторопилась мама. - Я обещала приехать в одиннадцать. В объявлении сказано, что требуется женщина, которая могла бы работать по дому и ухаживать за садом. Предоставляется большая светлая комната с ванной.

- Очень заманчиво, - согласилась Гюро.

Они посмотрели по карте и увидели, что им надо ехать сперва на трамвае, а потом на автобусе.

- Замечательно, мы увидим почти весь город, - сказала мама.

Гюро крепко держала маму за руку, когда они переходили большую улицу, а мама внимательно смотрела сначала в одну сторону, потом в другую.

Постояв немного и набравшись мужества, она быстро-быстро побежала через улицу.

Только у самого тротуара мама перешла на свой обычный шаг.

В вагоне они сидели сразу за вожатым, и Гюро смотрела, как он управляет трамваем. Он передвигал какую-то ручку то вправо, то влево, останавливал вагон, снова трогал его с места и звонил в звоночек. Потом он подносил ко рту какуюто трубочку, и тогда все в трамвае слышали его спокойный, уверенный голос:

- Вагон работает без кондуктора. Проходите вперёд!

Здесь вы тоже можете оплатить проезд!

Иногда вожатый тормозил, словно оберегая всех - и ехавших в трамвае, и идущих по улице, а также автомобили и мотоциклы, и всё время он разменивал пассажирам деньги и объявлял остановки.

- Я бы хотела, чтобы ты работала вагоновожатой. Тогда бы я целый день каталась с тобой на трамвае, - сказала Гюро.

- Я бы тоже хотела, - сказала мама, - но на вагоновожатого надо долго учиться, а мне хочется поскорей найти работу, чтобы у нас с тобой было своё жильё. Жить в пансионате очень дорого.

- Конечно, - согласилась Гюро. - И потом там нельзя бегать, хотя вообще-то мне там нравится.

Наконец они вышли из трамвая, пересели в автобус, и автобус повёз их далеко за город. Впрочем, это был ещё город, только дома здесь стояли не так тесно, как в центре.

Мама по карте нашла остановку, где им следовало выходить, и слга пошли по неширокой извилистой дороге, вдоль которой росли деревья. Дома здесь стояли в садах. На деревьях сверкал иней. Гюро смотрела на эти деревья, но будто не замечала их, она чувствовала, как волнуется и даже чутьчуть побаивается мамы, которая шла так быстро только потому, что хотела, чтобы всё было уже позади.

Они остановились перед красивым домом, сразу за ним начинался большой сад, куда выходила веранда с широким крыльцом.

Мама поднялась на крыльцо и позвонила. Гюро осталась внизу, залюбовавшись домиком, выстроенным из снега. Заглянув туда через окно, она увидела стул, на котором валялась газета. Было совершенно ясно, что сидеть в таком домике ни капли не холодно.

В это время отворилась дверь большого дома, и мама заговорила с хозяйкой.

- Меня зовут Эрле Люнгмю, - сказала мама. - Это я вам звонила нынче утром.

- Прекрасно. А скажите, могли бы вы, например, приготовить праздничный ужин? - спросила хозяйка.

- Боюсь утверждать, - сказала мама, - но мне кажется, что это не очень сложно. С обычным обедом я вполне справляюсь, а работать в саду даже люблю.

- А хорошо ли вы стираете? - спросила хозяйка. - И потом, есть ли у вас рекомендации? У меня должна быть гарантия, что на вас можно положиться.

- Видите ли, я никогда не вела такого большого хозяйства, - ответила мама, - но по мелочам помогала многим и, конечно, могу получить рекомендации там, где я жила раньше.

- Если судить по виду, то вы человек вполне надёжный, - сказала хозяйка. - И кажется, вы достаточно сильная, а это особенно важно. У нас много работы. Идёмте, я покажу вам вашу комнату.

- Спасибо, - сказала мама. - Пошли, Гюро.

- Кто это Гюро? - удивилась хозяйка.

- Моя дочка, - ответила мама.

- Почему же вы не сказали мне о ней по телефону? - спросила хозяйка. Я считала, что вы одна. Значит, вы собирались жить у меня вместе с дочкой? Мне очень жаль, но это невозможно. У нас у самих есть сын, и я не знаю, что скажет мой муж, если в доме окажется двое детей. Один ребёнок - это один ребёнок, но двое - это всё равно что десять.

- Я вас понимаю, - сказала мама. - Простите за беспокойство.

Она взяла Гюро за руку и быстро вышла за калитку. Гюро поняла, что оглядываться не следует: у мамы был такой вид, будто ей хотелось поскорее забыть и этот дом, и эту хозяйку.

- Ладно, - сказала наконец мама, - нет и не надо.

Завтра придумаем что-нибудь другое.

- Лучше бы я с тобой не поехала, - сказала Гюро. - Тогда бы тебе не пришлось говорить ей про меня.

- А что бы мы стали делать дальше? - спросила мама.

- А дальше - ты бы меня спрятала и я была бы твоим секретом, продолжала Гюро. - Мы бы с тобой разговаривали только после работы.

- Нет, - заявила мама. - Я не хочу, чтобы ты была секретом. Бежим-ка лучше на автобус, а то он уйдёт без нас.

В городе Гюро увидела человека, который подметал тротуар.

- Мама, - сказала она, - а может, ты тоже будешь подметать улицу? Тогда я всегда могла бы быть вместе с тобой.

Ты дала бы мне маленькую метёлку, и мы бы работали вдвоём.

- Хорошо, об этом мы ещё подумаем, - сказала мама. - Ты не тревожься за нас. В пансионат уплачено за месяц вперёд, я получаю пенсию, и мы никому ничего не должны.

У нас всё будет хорошо.

- А как зовут людей, которые купили наш дом? - спросила Гюро.

- Фамилию их я забыла, - сказала мама. - Помню только, как зовут близнецов. У них такие красивые имена - Вальдемар и Кристина.

- Это те дети, которые теперь живут в нашем доме? - спросила Гюро.

- Да, - ответила мама.

- Правда, имена красивые, - согласилась Гюро. - Значит, теперь эти Вальдемар и Кристина бегают и к нашему столяру, и в наш лес, а нам здесь даже побегать нельзя из-за автомобилей?

- Здесь тоже можно будет бегать, - утешила её мама. - По воскресеньям, когда у меня будет выходной, мы с тобой станем ездить за город. Там можно сколько угодно гулять и бегать по лесу. Только надо немного подождать, пока мы устроимся.

Источник:

modernlib.ru

Вестли А.-К. Гюро И Скрипка. Повести в городе Рязань

В данном каталоге вы всегда сможете найти Вестли А.-К. Гюро И Скрипка. Повести по доступной цене, сравнить цены, а также изучить похожие предложения в категории Детская литература. Ознакомиться с параметрами, ценами и обзорами товара. Доставка осуществляется в любой город РФ, например: Рязань, Пенза, Ярославль.